aif.ru counter
680

Ушла в народ. Почему настоящего автора песни «Ой, мороз, мороз» не знают?

Как рассказывает Мария Морозова–Уварова, бывшая солистка Воронежского русского народного хора, эта песня была написана ею в один из холодных декабрьских дней 1954 года. В 1956–м «Ой, мороз, мороз» записали на пластинку, прокрутили по радио и сразу запели и в городах, и в сёлах, и стар, и млад. И поют до сих пор. В этом году исполнится 60 лет с тех пор, как песня ушла в народ.

Как рождалась легенда

Стол завален бумагами – здесь ноты, стихи, вырезки из газет и журналов. Рядом – настольная лампа, роняющая тусклый свет, и лупа. 92–летней Марии Морозовой–Уваровой, которая год назад переехала из Липецка в Воронеж к племяннице, уже сложно читать и что–то записывать даже в очках. Но она не теряет оптимизма и желания творить – сочиняет песни до сих пор. И если в какой–то момент ей становится невыносимо грустно, то берётся рассматривать чёрно–белые фотографии. С них ей улыбается любимый муж. Становится легче.

Александра Уварова не стало в 2003 году – погиб во время пожара в собственной мастерской, где делал музыкальные инструменты для народного коллектива «Россиянка». Он 35 лет был бессменным руководителем этого самобытного ансамбля. А творческую карьеру начал ещё полвека назад – в 1953 году, когда пришёл в Воронежский русский народный хор, где уже десять лет выступала Маша Морозова. Красавца с прекрасным голосом, да к тому же героя–фронтовика не могли не заметить молодые артистки, но он проявил интерес именно к Марусе.

– Я выскочила за Сашу замуж через пять месяцев после знакомства, – вспоминает Мария Павловна. – А ещё через какое–то время написала песню «Ой, мороз, мороз», чтобы исполнять её вместе. Публика нас обоих любила, и нужно было искать что–то для дуэта, ведь наши голоса так здорово сливались. И «Ой, мороз, мороз» стала нашим коронным номером.

Вообще, слухов вокруг того, как появилась любимая в народе песня, ходило много. Кто–то утверждал, что знаменитые строки исполняли ещё до войны. Где–то в газетах писали, что песня стала популярной благодаря актёру Валерию Золотухину – мол, он несколько раз исполнял её в фильмах. О том, что у песни на самом деле есть автор, практически никто и не знал. И вот уже более полувека Мария Морозова–Уварова пытается отстоять свои авторские права.

– У этой песни есть своя предыстория, – рассказывает Мария Павловна. – Дело было в декабре 1954 года. Мы набирали артистов в хор, а я была в худсовете. Перед нами выступала какая–то девочка, пела что–то невнятное. Руководитель хора Константин Массалитинов велел ей петь что–то другое. А от первой попытки мне запомнилась одна лишь строчка «Ой, мороз, мороз, не морозь меня, моего коня, длинногривого»... Больше и запоминать было нечего, девочка продолжения не знала. Но эта строчка почему–то запала мне в голову, я записала её на бумажку и засунула её дома в стол.

Но мысли всё не отпускали. Как–то среди ночи Маруся выпрыгнула из–под одеяла и начала сочинять. Дописала к имеющейся строчке несколько куплетов и изменила коня «длинногривого» на «белогривого». А на следующую ночь сама по себе пришла и музыка. Маруся быстро набросала ноты на бумагу и побежала будить мужа – хотелось поскорее поделиться тем, что получилось.

Запели все

Со старой фотографии Марии улыбается любимый муж.
Со старой фотографии Марии улыбается любимый муж. Фото: Из личного архива/ Мария Морозова

– Песня очень понравилась Саше, и первый раз мы её исполнили в кругу родных, потом – при встрече нового, 1955 года, – вспоминает артистка. – Пели целый день и нам все подпевали. Тогда–то сестра и посоветовала мне обратиться к Массалитинову – не дело, когда добро пропадает. Мол, песня так красиво звучит, что не наслушаешься, надо исполнять её со сцены.

Однако объясняться с худруком Маруся побаивалась – говорит, тот проявлял к ней нешуточный интерес, а она всем сердцем любила мужа и отвергала ухаживания взрослого женатого человека. Тем не менее, Маша понимала: о песне нужно рассказать. Собрала всю волю в кулак и пошла к худруку. Тот выслушал и оставил после репетиции. Сказал, что песня ему понравилась, и велел отдать ноты, чтобы сделать оркестровку.

В 1956 году песню «Ой, мороз, мороз» в исполнении Александра Уварова и Марии Морозовой–Уваровой записали в Центральном доме звукописи. А уже через две недели на гастролях в Удмуртии артисты узнали, что песню вовсю крутят по радио.

– Для нас это был шок! – признаётся Мария Уварова. – Такого не было никогда! Воронежских обычно только через три месяца после записи можно было услышать по радио. А тут – невероятный успех! И публика нас приняла на «ура». Овации невозможные! Однажды пять раз просили повторить мою песню, три раза мы вышли на поклон. И только на другой день я вспомнила, что ведущая, объявляя нас, сказала – на сцене с русской народной песней… А ведь я говорила звукорежиссёру, что слова и музыка мои. Но почему–то в журнале регистраций было отмечено – автор слов и музыки неизвестен.

Маруся очень переживала, но тогда бунтовать по этому поводу не стала – главное, что песня и вправду стала народной. Её пели все. Но потом сама Мария Мордасова, известная исполнительница русских народных песен, стала уговаривать подругу оформить своё авторство. А та всё отмахивалась. Говорит, стеснялась своей музыкальной неграмотности, ведь она окончила только среднюю школу, мечтала поступить в Московскую консерваторию. Но началась война, и вместо того, чтобы учиться музыке, юная Маша копала окопы под Воронежем – за семь километров от родного села Нижний Кисляй. Лишь спустя годы Марии Павловне всё же захотелось восстановить справедливость.

– Ведь мы с Сашей не просто первые исполнители песни, мы имеем прямое отношение к её появлению. И мне хотелось это доказать, – вздыхает певица.

Сколько длиться тяжбе?

В Воронежском хоре Мария Павловна выступала 20 лет – с 1943 по 1963 годы. Потом вместе с мужем переехала в Липецк, где продолжила свою творческую работу с коллективом «Россиянка». Уже в Липецке Мария Павловна начала бороться за песню. Но попытки вернуть авторство в судебном порядке успехом не увенчались. Не нашлось свидетелей. Четыре суда – два воронежских и два московских – прислали отказы. Требовалась серьёзная судебная экспертиза.

– Экспертиза стоила 40 тыс. рублей. В 2000–х мы решились. Заплатили. Но дело оказалось очень запутанным, мне написали, что требуется тройная экспертиза. Это стоит уже 200 тыс., а я таких денег и во сне не видела… Дело застопорилось. Мне посоветовали обратиться к независимым экспертам. Музыковеды сделали заключение в октябре 2013 года, а лингвист – в феврале 2014–го.

Специалисты подошли к делу серьёзно – не только сопоставили версии возникновения песни, но и изучили стихотворный слог юной Маруси, поговорили с десятком артистов. В заключении написали – «Морозова–Уварова с высокой вероятностью является автором куплетов песни «Ой, мороз, мороз».

Так, спустя более полувека, у женщины появилась надежда, что авторство ей всё–таки вернут. Но судиться уже тяжело – возраст не тот, да и иск направить некому: в хоре песню давно не исполняют, по телевизору поют редко.

– Я мечтала восстановить справедливость более полувека, – делится с нами Мария Павловна. – Не хочется, чтобы песня осталась безымянной.

Кстати, Мария Морозова–Уварова пишет до сих пор. В редакцию газеты она прислала два своих последних творения – песни со словами и нотами. Одна из них называется «Город мой – Черноземья столица», другая – «Тишина на Донбассе». А ещё Мария Морозова–Уварова написала несколько песен для Николая Баскова и Наташи Королёвой и направила их в адрес программы Андрея Малахова «Пусть говорят». Надеется, что её песни попадут по назначению.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество