aif.ru counter
219

«Россия постепенно «ремонтируется». Политолог о развитии регионов РФ

О том, где на Руси жить хорошо и почему в одной и той же стране одни регионы нищают, а другие — богатеют, «АиФ-Черноземье» побеседовал с политологом.

В корпусах бывшего завода имени Коминтерна
В корпусах бывшего завода имени Коминтерна © / Юрий Голубь / АиФ

Российские регионы совсем не похожи друг на друга. В костромской деревне живётся совсем не так, как в воронежской, а в Воронеже иначе, нежели в Курске и Екатеринбурге. О том, почему так происходит, рассказал политолог, специалист по межрегиональным различиям Дмитрий Нечаев.

«Ржавый пояс»

Юрий Голубь, «АиФ-Черноземье»: Дмитрий Николаевич, почему в последние 20-25 лет одни регионы совершили прорыв, а другие, напротив, погрузились в бедность?

Досье
Дмитрий Нечаев родился в 1962 году. В 1987 году закончил истфак ВГУ. Доктор политических наук, руководитель Института политического анализа и стратегий.

Дмитрий Нечаев: Можно выделить группу регионов-лидеров. В Центральном федеральном округе это Белгородская, Липецкая и Калужская области. Основной показатель — развитие реального сектора экономики и, в частности, промышленности. Этим регионам удалось сохранить производство, хотя везде хоть какие-то предприятия — да закрылись.

Так, в Калужской области в 2005-2006 годах прекратили работу ликёро-водочный завод, старый завод по производству пианино и т. д. Но есть интересный термин — «созидательное разрушение»: с тех пор в регионе появилось сто (!) новых производств. Из последнего — совсем недавно был заложен камень в фундамент будущей швейной фабрики Bosco di Ciliegi. Теперь Калужская область, а отнюдь не Ивановская, — флагман не только машиностроения и фармацевтики, но и лёгкой промышленности. 

И все эти сто предприятий — инновационные. Так что мы говорим о новой индустриализации. По терминологии известного экономиста Клауса Шваба, Калужская область переживает четвёртую промышленную революцию и подходит к пятому-шестому технологическим укладам.

В Белгородской и Липецкой областях большинство новых предприятий — тоже инновационные. Огромную роль сыграли особые экономические зоны, ставшие основой промышленного прорыва. Условия успеха в первую очередь связаны с авторитарно-технократическим стилем губернаторов.

На этом фоне очень сильно проседают другие регионы. Многие допустили полный развал промышленного комплекса. В моей концепции «ржавого пояса» ЦФО восемь областей из 17 — Воронежская, Орловская, Брянская, Смоленская, Тверская, Владимирская, Ивановская, Костромская — прошли деиндустриализацию. Теперь разница в развитии между лидерами и аутсайдерами составляет около 12 лет. И отрыв усиливается.

Воронежскую область можно выделить особо. Из промышленного великана конца 1980-х гг. она превратилась в промышленного карлика. И если посмотреть на то, что происходит, к примеру, с ВАСО, становится ясно, что деиндустриализация продолжается. Регион стал аграрным. К тому же, несмотря на развитие крупных агрохолдингов, для нашего АПК всё ещё характерна изрядная доля архаики.

Упущенные нулевые

Завод им Коминтерна
Завод им Коминтерна. Фото: АиФ/ Юрий Голубь

— Когда же нынешние лидеры вырвались вперёд?

— В конце 90-х, после дефолта, когда вице-премьер Юрий Маслюков оживлял реальный сектор экономики, Белгородская и Липецкая области начали создавать основу успеха. И когда в 2004-2005 годах в Белгородской области появлялись первые агрохолдинги, в это же самое время в Воронежской области реализовывался авантюрный проект «Воронежинвест».

Нулевые годы, когда в страну текли нефтедоллары, были самым благоприятным временем для развития, но вместо этого наша региональная власть сконцентрировалась на помощи в рейдерских захватах. Например, концерн «Энергия» специально доводили до банкротства. А что произошло с Тяжэксом, алюминиевым заводом, заводом им. Ленина?!

— Кажется, что успехи регионов вызваны и особыми отношениями с федеральным центром. Возьмём, к примеру, Татарстан…

— Я бы не стал называть этот фактор доминирующим. В Татарстане есть конструктивное крыло, которое много делает для развития республики. Появляется какая-нибудь государственная программа — татары уже в Москве с конкретными предложениями. Другое дело — уникальная атмосфера инвестиционной привлекательности с минимумом коррупционных проявлений. Сравните: Белгородская и Липецкая области в 2017 году привлекли более 139 млрд руб. инвестиций, Курская область — 100 млрд, а Костромская — 20.

Перед скачком

— И всё же — какую роль играет лоббистский ресурс региональной элиты?

— Конечно, региональный лоббизм помогает урвать больше, есть и акцент на помощь федерального центра отстающим регионам. Но в целом система выстроена так, что регион подаёт заявку на участие в программе, заявка проходит конкурс.

Например, в 2017 году в Фонд развития промышленности, с помощью которого можно получить крупные суммы под очень маленький процент, от Воронежской области была подана только одна заявка — фабрики технических тканей. А от Липецкой области было около четырёх заявок. Хорошее управление предполагает высокую квалификацию чиновников, которые могут работать с федеральным центром. Не надо губернатору всё время ездить в Москву. Объявляется конкурс — регион моментально должен принять участие.

В последнее время мне очень нравится активность Тамбовской области. Так же, как и Курская, она осуществляет стратегию догоняющего развития, и эта стратегия срабатывает.

— Сможет ли Воронежская область когда-нибудь сравняться по уровню жизни с нефте- и газодобывающими регионами?

— Я много езжу и вижу, что даже в проблемных регионах происходят позитивные изменения. Ремонтируются дороги. Везде, а не только в Губкине и Старом Осколе, ведётся благоустройство. Федеральный центр даёт средства на развитие малых городов и сельских территорий. В отстающих регионах медленно, болезненно, но тоже появляются новые производства.

Россия постепенно «ремонтируется». Идут мощнейшие вложения в транспортную инфраструктуру — а это локомотив экономического развития. Мы на пороге большого скачка. Он будет неожиданным для многих, так же, как для стран Запада оказалось неожиданным качественное изменение Вооружённых сил России. Я даже полагаю, что в публичной информационной сфере сознательно даются заниженные оценки экономического роста — иначе конкуренты будут активнее противодействовать.

Я вижу качественное изменение власти. Сейчас среди губернаторов стало немного придурков. И если раньше Савченко, Королёв, Артамонов выглядели исключением, то сегодня ситуация изменилась.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество