Примерное время чтения: 9 минут
188

Неблагоприятное воздействие. Добыча песка у реки Сейм продолжается

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Курск 22/08/2023
За состояние реки и её водоохранной зоны, по большому счёту, никто не отвечает.
За состояние реки и её водоохранной зоны, по большому счёту, никто не отвечает. Из личного архивa

Главная водная артерия Курского края – река Сейм. В пределах области она имеет длину 526 километров.

Сейм – несомненное природное богатство, без которого трудно представить жизнь курян. Река принадлежит государству, как и любой водный объект на территории нашей страны. Она не может быть в частной собственности. Ведь вода – всеобщее достояние. В отличие от берегов. Там всё сложнее.

Согласно букве закона, в 200-метровой водоохранной зоне запрещается всякая деятельность, связанная с неблагоприятным воздействием на водный объект. То есть нельзя делать ничего, что могло бы навредить реке. Но это на бумаге. А по факту не ведётся ли именно такая деятельность близко, очень близко к руслу реки? Совсем рядом с областным центром, в Октябрьском районе.

Фото: Из личного архивa

Лицензией не предусмотрено

Разработка месторождения песка превратила эти некогда благовидные места в промзону, которую, по мнению многих проезжающих мимо курян, следует прятать от людей. Вместо территории отдыха рядом с Курском – вышки, напоминающие времена сталинских лагерей, и непрерывная добыча – песок нынче в цене. Копает его ООО «Торговый дом «Курский бетон». Всё чин чином: лицензия на пользование недрами КРС 80139 ТЭ от 27.09.2017 с целевым назначением и видами работ – разведка и добыча общераспространённого полезного ископаемого песка на месторождении «Участок № 2 Восточного фланга месторождения «Пойма» в Октябрьском районе Курской области до 01.10.2029.

В соответствии с документом, недропользователь обязан соблюдать требования нормативных документов о водоохранных зонах и защитных полосах. Для этого, кроме собственно карьера, делается целая система разных сооружений: отводящие трубы, водосбросные и фильтрационные канавы, пруд-отстойник и тому подобное. Всё это должно строго соответствовать техническому проекту, но, как говорится, дьявол всегда в деталях, и сам же проект допускает изменения «в процессе разработки в зависимости от сложившихся горно-геологических условий разработки, потребности предприятия в песке и т. д.».

К чему всё это? Для отвода воды копаются каналы, в том числе и на соседских участках, это также допускается при эксплуатации карьера и называется «публичный сервитут». Потом на других участках копаются другие канавы – в итоге вся земля рядом с карьером, а точнее, между карьером и рекой Сейм, становится лунным пейзажем, лишённым признаков жизни. И опять всё чин по чину, так как в лицензию не включены условия по отводу отработанной воды.

«Если в лицензии не записано, то и ограничений не наложено, – считает общественник Алексей Кучеров,  – а значит, можно делать, как подскажет текущая ситуация. И с владельцами участков, по которым проходят каналы и канавы, можно также договариваться со­образно ситуации».

Если земля, например, казённая, а в данном случае она принадлежит Черницынскому сельсовету, то можно взять в аренду. Если она частная, а таковых здесь большинство, то можно под разными предлогами обходить интересы хозяев. Например, сказать, что «так было раньше, ещё до нас» или «нам так удобнее», то есть тот самый публичный сервитут.

Всё это не фигуры речи, а задокументированные свидетельства. Только вот владельцы некоторых соседних с карьером участков предпочли не договариваться, а поступить по букве закона. Удалось им это, по их мнению, отчасти.

Фото: Из личного архивa/ Андрей Федотов

И волки сыты, и овцы целы

Прокуратура Октябрьского района через суд добилась запрета деятельности ООО «Торговый дом «Курский бетон» по добыче песка на некоторых участках. Решение, конечно же, было обжаловано, но вышестоящий областной суд оставил его без изменений. Казалось бы, вот оно – торжество закона и справедливости. Но увы, при ближайшем рассмотрении оказывается, что и карающий меч правосудия запретил дальнейшую добычу песка только на одном участке с кадастровым номером 46:11:111202:11. И именно на этом участке никто и ничего не копает и не моет. Раньше – да, сейчас – нет.

Получается, что обращение в суд, проверки, разбирательства и решения были вынесены, можно сказать, вхолостую. Всё согласно поговорке: и волки сыты, и овцы целы. Есть запрет, но можно копать дальше. На других участках, благо там их немало (№ 814, 815, 697).

Достаточно взглянуть на карту невооружённым глазом, чтобы убедиться в том, что эти запреты ровным счётом никак не защищают реку Сейм и её водоохранную зону. В своё время, чтобы приостановить деятельность предшественника «Курского бетона» – ООО «Курскгидромеханизация», пришлось прибегать к космическим силам. В том смысле, что использовать снимки со спутника, доказывающие факт работ в запретной водоохранной зоне. Помогло не очень, но был штраф более чем в 7 млн рублей, кстати, так и не выплаченный – началась процедура банкротства.

Вообще, в лицензионных документах есть интересный пункт о том, что рекультивация земель, то есть восстановление плодородного слоя почвы, проводится в течение полугода после окончания разработки карьера. А если бизнес остановлен, то можно и не выполнять условий. Таких историй местные жители могут рассказать немало, с документами и картинками. И про инертность местной власти – тоже.

«Если нет заявлений от собственников земли, значит, можно не суетиться с проверками, вероятно, по принципу «инициатива наказуема», – считает житель района, правовед Евгений Кулагин. – А можно вести многомесячную переписку с поднадзорными ведомствами, которая никак не влияет на темпы добычи песка. Да и они, ведомства, могут проявлять чудеса изобретательности».

Например, специалисты управления ветеринарного и фитосанитарного контроля по Орловской и Курской областям, выехав на место, обнаружили и траншеи, и «следы разлития горюче-смазочных материалов, и даже перекрытие плодородного слоя почвы песком. Но на этом точка. «Россельхознадзор и его территориальные органы не наделены полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности». Поэтому выяснить, кто именно испортил землю, возможным не представилось. Сами разработчики карьера претензии отвергают, ссылаясь на разрешения от геодезистов, даже несмотря на решение суда о нарушении водоохранного законодательства. Добыча ценного полезного ископаемого идёт полным ходом.

Фото: Из личного архивa/ Андрей Федотов

Высокий класс опасности

Река Сейм – национальное достояние, то есть всеобщее. Но простой вопрос о том, кто именно должен следить за водоохранной зоной, может поставить в тупик. Ответственного нет, точнее – их много. К примеру, отдел водных ресурсов по Курской и Белгородской областям Донского бассейнового водного управления федерального агентства водных ресурсов в письме за подписью начальника сообщает, что они, естественно, за соблюдение закона, но никак не распоряжаются земельными участками в границах прибрежной защитной зоны.

Минприроды аналогично – оно отвечает за воду, Росимущество – за имущество, а кто там и что делает – не их забота. Классика жанра про семь нянек и дитя без глазу. При этом владельца земли, по которой от карьера проведён водоотводный канал, могут наказать за нарушение, а карьер – нет. Таких случаев – тьма, и всё, как вода в песок, уходит и тонет.

Можно долго выяснять, кто и за что отвечает, ведомства легко находят и проводят границы своей компетенции, в отличие от границ водоохранной зоны. Радужные планы на создание на берегу Сейма неких рекреационных зон, с площадками для игр и отдыха, для рыбалки, для семейных поездок за город, разбиваются, а точнее, валятся в песчаный карьер.

Отчаявшись, местные жители обратились к губернатору с просьбой обратить внимание на позицию регионального минприроды, предпочитающего, по их мнению, оставаться сторонним наблюдателем, фиксирующим нарушения, но не пресекающим их. Ответа на момент написания статьи не было.

Пошли дальше – обратились к Председателю Правительства России с вопросом о том, кто должен охранять Сейм, точнее – его береговую полосу, то есть в чьей компетенции вопрос о водоохранной зоне, что там можно копать и строить, и что может стекать в воду. Кто у нас вообще отвечает за реку?

В письме его авторы предупреждают о негативных последствиях для водной артерии от такой, с их точки зрения, бесхозяйственности. И они, последствия, уже наступили: экологи признали реку Сейм «очень загрязнённой». Конечно же, нельзя считать разработку месторождения песка единственной угрозой для реки, но она в этих местах уж точно самая осязаемая.

«Согласно проведённой комплексной оценке качества, в 2022 году воды реки Сейм оцениваются как «очень загрязнённые», – говорится в докладе о состоянии и об охране окружающей среды региона в 2022 году. – Им присвоен 3-й класс качества, разряд «б». В 2021 году вода Сейма идентифицировалась как просто «загрязнённая», 3-го класса качества и разряда «а».

В переводе на обычный русский язык это означает, что Сейм в трёх шагах от того, чтобы стать одной из самых грязных рек в стране. Со всеми вытекающими для людей последствиями.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах