aif.ru counter
24.12.2012 12:31
Екатерина АПОНИНА
670

Юрий Озеров: «Своё тысячелетие Курск должен был отпраздновать 30 лет назад»

Курск, 24 декабря – АиФ-Черноземье

Вопрос принципиальный

АиФ: –  Юрий Владимирович, Вы когда-то высказались, что 1000-летие Курска уже прошло. Чем обоснованно такое мнение?

Ю.О.:   Этот вопрос принципиально встал, когда на праздновании 980-летия Курска глава администрации Белгорода Сергей Боженов заявил, что Белгород в следующем году отметит 1020-летие. Их юбилей вообще вымышленный: местный краевед отождествил Белгород с древним городом Белая Вежа. Курск же, на самом деле, старше Белгорода. Его тысячелетие мы должны были праздновать ещё в 80-е годы, то есть 30 лет назад.Город Курск появился в конце Х-го века в результате градоустроительной политики Владимира Святого. Такие же годы называют и археологи. В частности, Владимир Енуков, не озвучивая точной даты, говорит, что Курск основывался около 984-го года.Но мы, куряне, добровольно согласились с тем, что у нас всё начинается с 1032-го года.

АиФ: –  Это так принципиально?

Ю.О.:  Для города да. Я рассуждаю с позиции муниципальных органов власти. Чем город старше, тем больше он имеет историко-культурного потенциала, который всегда привлекает к себе туристов, гостей, в том числе и инвесторов. Это вопрос престижа. Курск и Белгород постоянно соревнуются в разных вопросах. Так исторически сложилось.

АиФ: –  Но ведь главное здесь не столько количество лет, сколько то, что от этой древности осталось. А ведь в этом плане Курск не может похвастаться своей политикой в области сохранения исторических памятников.

Ю.О.:  Городу есть что показывать, есть, чем гордиться, но гостей почему-то везут только в Коренную пустынь, на Триумфальную арку, в Марьино, что, на самом деле, обедняет наш потенциал. У нас, прежде всего, для самой администрации, нет полного представления о том количестве объектов, которые мы могли бы показывать гостям. У нас сотни памятников архитектуры и истории. Их нужно открывать: и для курян, и для гостей города, но они находятся в муниципальной собственности, поэтому городу гораздо выгоднее их рассматривать для продажи коммерческим субъектам. Всё, что быстро приносит большие деньги, выдавливает то, что строилось годами и на века.

По сути, у нас даже можно проводить экскурсии по улицам города: в Курске жили и останавливались многие известные и интересные люди. Любопытны и истории самих зданий.Также можно устраивать экскурсии и по курскому некрополю. И там у нас, поверьте, есть что показать. Но те же кладбища сначала надо благоустроить. Об этом должны позаботиться городские власти. В администрации в конце декабря планируется обсуждение подобных вопросов. Там, насколько я знаю, Александр Манжосов предложит идею: перезахоронить с Херсонского кладбища на Никитское поэта Богдановича, городского голову Курска Устимовича, изобретателя Уфимцева, создав аллею славы. А для того, чтобы старые кладбища содержались, он предлагает разрешить там новые захоронения вместо бесхозных могил. Идея, мягко говоря, сомнительная.

Понятно, что есть какие-то бесхозные могилы. Но это не значит, что они должны быть забыты. У каждого человека рано или поздно появляется интерес к своим предкам. И сейчас я могу сказать, что в архив обращается масса людей, желающих найти своих родственников. И кладбище в этом плане является очень ценным историческим источником. Бывают такие случаи, когда на месте забытой старой могилы появляется новый памятник с указанием имени погребенного. Опомнились, значит, правнуки. И то, что сейчас нам кажется безымянным, через какое-то время может быть снова обретённым. Поэтому нельзя забывать и «стирать» непосещаемые могилы. До революции, кстати, вопросы благоустройства кладбищ решались следующим образом: создавалось церковно-приходское попечительство, которое занималось обустройством кладбищ. Оно состояло из настоятеля храма, богатых прихожан, которые могли финансировать работы по содержанию некрополя.

Теряются ориентиры

АиФ: –  Ответственность за сохранение памятников архитектуры и истории лежит на власти или обществе?

Ю.О.: – И тех, и тех. Конечно, на власти лежит большая ответственность за то, чтобы город сохранял свой исторический облик, чтобы он был узнаваемый. Но сейчас мы наблюдаем такую тенденцию: города становятся похожими друг на друга. Эти стеклобетонные здания уже не удивляют никого, а напротив, формируют потребительское общество. Торговые центры создают новые ориентиры в городе, а прежние при этом теряются.

Раньше в Курске ориентирами были кинотеатр «Октябрь», ветряк Уфимцева, костёл. Но сейчас все они потеряны. За костёлом, например, построили два 17-этажных здания, из-за них храм перестал быть архитектурной доминантой улиц Марата и Димитрова. А ведь архитектурные объекты задавали не только географические, но и ценностные ориентиры.

АиФ: –  Поможет ли как-то в сохранении исторического облика города новосозданный «Центр культурного наследия»?

Ю.О.:  Я очень рад, что возникло такое учреждение. Основная его задача это демонстрация памятников города гостям и местным жителям. Конкретных полномочий для сохранения объектов у него нет, этим занимаются другие структуры. Но Центром будет проводиться какая-то работа по актуализации, обнародованию памятников. Пропагандируя, рассказывая историю, мы подразумеваем необходимость её сохранения. И чем больше людей будут сигнализировать об этом, тем больших результатов можно будет достичь.

Особенности курского менталитета

АиФ: –  Курск называют патриархальным спокойный городом. Вы согласны с этим мнением?

Ю.О.:  Да. Это город со своими мещанскими традициями. Когда нет серьёзного повода, наш народ терпелив и спокоен. Когда же движение носит общегражданский характер, куряне не остаются в стороне. Мы можем вспомнить 1905-й год. Тогда в Курске, как и по всей России, проходили демонстрации, которые разгоняла полиция. У нас в них даже студенты духовной семинарии участвовали.

Патриархальность же Курска и терпеливость связана с его религиозностью.У нас до революции было около полусотни церквей. Когда в 1893-м году св. праведный Иоанн Кронштадтский посетил наш город, он особо отметил религиозность курян. Вообще,православные христиане могут уживаться при любом политическом режиме, поэтому протестное движение их серьезно не захватывает.

АиФ: –  Когда Знаменский храм становился «Октябрём» народ, несмотря на всю свою религиозность, за него не заступился. Может «пассивность» курян связана не с религиозностью, а с какой-то менталитетной хронической слабостью?

Ю.О.:  Когда Знаменский храм стал кинотеатром, за него уже некому было заступаться. После Гражданской войны «заступников» не стало. Но были краеведы, которые пытались сохранить религиозные объекты хотя бы как памятник архитектуры. И вот любовь к Знаменскому собору выразилась тогда в том, что у него сохранили главный купол. При этом стоит отметить, что краеведы подвергались гонениям и репрессиям.

Но за церковь куряне всё-таки могли постоять. Так существует предание, что когда советские власти хотели закрыть Вознесенскую церковь Казацкой слободы, казаки вышли с вилами и не допустили этого.

АиФ: –  Но при этом Курск остаётся «красным» городом. У нас ведь множество зданий украшают гербы СССР, да и на главной площади стоит Ленин.

Ю.О.:  Нет никакой общественной потребности в Курске убирать памятник Ленину, нет людей, которым это надо. Наша власть зачастую исходит с позиции: как бы не отпугнуть избирателей. Вот убери памятник Ленину, переименуй улицу Ленина в Московскую - на тебя ополчатся все те, кто сочувствует коммунистическому строю. Зачем отталкивать от себя людей? Администрация взяла курс на стабильность, поэтому всего того, что раскалывает общество, она старается избежать. Даже ситуация с «Курск-сити» показательна в этом плане. Реакция общества на этот проект «половинчатая»: кто-то вообще не в курсе, кто-то выражает своё недовольство. При этом у нас ведь нет по этому поводу пикетов, но есть журналисты, которые занимаются измерением общественного мнения, печатают интервью с людьми, сведущими в этом вопросе. А власть, в свою очередь, делает выводы. И вот результат: баннер с проектом «Курск-сити», висящий на заборе по улице Дзержинского, сняли. И это, я думаю, неспроста.

Мифы о Курске

АиФ: –  Часто среди курян можно услышать такое «предание», что в Курске девушки красивые, потому что при Екатерине II сюда ссылали «работниц» публичных домов.

Ю.О.:  Тут даже если мыслить логически, можно найти противоречия. Во-первых, у нас в стране проституток не ссылали вообще. Нет документов, распоряжений об этом. К тому же, Курск - это не очень удачное место для ссылки. Если ссылать, то уж лучше в Сибирь. А здесь хорошие климатические условия, город зелёный…

АиФ: –  Ещё один «миф»: до определённого времени говорили, что Курску не дали звание города-героя, потому что, когда немцы пришли в город, народ их встречал с хлебом и солью.

Ю.О.:  Отношение к немцам в Курске, судя по различным источникам, было разным. Подобная практика имела место, но это была частная инициатива отдельных граждан. Это не было общим гражданским решением. Краевед Анатолий Наседкин говорил, что, по рассказам, один житель улицы Воротней очень тепло встретил оккупационные войска. Но нельзя перенести отдельную встречу на весь город. Немцы подходили с разных сторон и на разных улицах было разное отношение. Кто-то вообще боялся и прятался. Легенда выбирает крайности.

Мифов у нас много. Так недавно появилась информация, что Знаменский собор – памятник Отечественной войне 1812 года. Хотя ни в одном дореволюционном источнике не прослеживается эта связь. Есть же конкретная информация, что в старом храме в 1815 году во время богослужения обсыпалась штукатурка. И губернатор Нелидов тогда же повелел Палладию ехать в Санкт-Петербург и отыскать там искусного архитектора, что бы он построил величественный храм.

Ломать не строить

АиФ: – Подходит ли, по-вашему, 365-й квартал для строительства краеведческого музей и галереи? Создаётся такое впечатление, что музейщики уцепились хоть за что-то, боясь потерять и этот, хоть и не совсем подходящий для музеев клочок земли.

Ю.О.:  Музейщиков и галеристов понять можно. Они давно нуждаются в достойном здании. Сейчас они получили вполне зримые гарантии того, что для них в 365-м квартале что-то построят. Конечно, место это не совсем удобное: и площадь небольшая, и перспектив для развития нет. Кроме того, никто не знает, как это будет выглядеть. Понятное дело, что и сами музейщики не хотели бы расположиться в «постмодернистской коробке». В идеале музей лучше разместить на месте исторического городища. До революции он находился слева от Знаменского собора, в здании губернских присутственных мест. Сейчас там уже другое строение. Но вот если бы областная администрация рассмотрела возможность или выкупа этой территории, или обмена, то для музея это было идеально: есть пространство, двор. Вопрос бы стоял только в реконструкции здания.

Но музейщики ухватились за этот квартал, потому что это реальная гарантия. Неизвестно, чем закончится история с «Электроаппаратом». Мы можем поддержать музейщиков, рассматривая предполагаемый проект как временное строение: до лучших времён.

АиФ: – Для строительства музея и галереи по предложенному проекту придется сносить дома. Но ведь они же тоже дореволюционные, то есть представляют собой историческую ценность.

Ю.О.:  Один уже снесли, 13-й. Это был дом купчихи Ксении Ивановой. Человек в истории города значимый: она издала план Курска 1904 года, была владелицей книжного и писчебумажного магазина, издательницей открыток с видами Курска. В 90-е годы дома по улице Луначарского были в списках объектов культурного наследия. Сейчас не знаю. Это, конечно, историческая застройка и было бы желательно, чтобы она сохранилась. Но тут, во-первых, город рассматривает эти дома не как памятники, а как муниципальное ветхое жильё, которое надо сносить. Да и сами жильцы-то не очень радеют за восстановление зданий. Они ждут, что переедут в новый дом, получат квартиру на 16-м этаже и будут счастливы, слыша соседей через стену.

АиФ: – Как Вы относитесь к идее восстановления Курской крепости?

Ю.О.:  Устройство крепости в том виде, в котором она была, невозможно. Но, если захотеть, можно хотя бы часть стены восстановить, какие-то внутренние постройки. Но надо, чтобы вся историческая территория городища была единой, как Московский Кремль, например.Будет единая земля, будет возможность что-то решать. Но важно помнить, что этот проект, если и будет приносить деньги, то небольшие. Так что «Электроаппарату» выгоднее «избавиться» от такого участка.

АиФ: – У нас главное оправдание власти, это недостаток средств.

Ю.О.: – Денег ни на что нет. Всё зависит о желания. Коренную пустынь захотели сделать, сделали. Сколько туда вложили! В том числе инашим олигархам пришлось «раскошелиться».

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество