aif.ru counter
280

Копатели не дремлют. Как сохранить археологическое наследие

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Тамбов 11/09/2013

Любители-копатели

Профессионалы были уверены: если обязательства государства по сохранению наследия как источника знаний о прошлом, принадлежащих всему обществу, не будут подкреплены конкретными правовыми нормами, позволяющими пресекать мародёрство, то они потеряют всякий смысл.

В свою очередь «любители-копатели» в защите своих интересов тоже консолидировались. Через средства массовой информации и разного рода издания они попытались придать своей деятельности респектабельность. Отстаивая право на «историческое любительство», они утверждали, что собирают монеты и крестики-нательники на обочине дорог, не разрушая при этом культурный слой, который несёт научную информацию. Некоторые собиратели попытались легализовать свои коллекции, показывая их на выставках и декларируя желание создать специализированные музеи.

В поисках «проклятого металла»

Голос профессионалов был услышан законодателями. Подготовленный с их участием законопроект, ужесточающий ответственность за разрушение памятников археологии, 10 июля 2013 года был одобрен Советом Федерации, 2 июля принят Государственной думой в качестве закона, который вступил в силу 24 августа. Если до принятия закона штрафы за разрушение памятников были чисто символическими, то теперь «цена» историко-культурного наследия многократно возросла.

Со стороны «любителей» закон подвергся резкой критике. Ими говорится, что он создаёт абсурдную ситуацию, в которой находка на собственном огороде старинного предмета, возраст которого более 100 лет, будет чревата для находчика судимостью.

Профессионалы разъясняют: закон не вводит полный запрет на сбор старинных вещей с использованием металлоискателя, а предусматривает ответственность за незаконную добычу археологических предметов. При этом оставляется возможность «любителям» поиска монет, пуговиц и нательных крестов, если такой сбор не ведёт к порче культурного слоя памятников.

Государственная охрана

Таким образом, новый закон явился ответом на рост грабительства на археологических объектах со стороны «чёрных копателей». Однако он вскрывает и другие язвы данной проблемы.

Мало принять закон - надо сделать так, чтобы он действовал. Здесь внимание смещается в сторону работы местных госорганов и учреждений, отвечающих за охрану памятников. Действия последних порой выглядят непрофессиональными. Бюрократические проволочки, формальные отписки, перекладывание ответственности с одного структурного звена на другое, преобладание личных предпочтений в ущерб делу, а иногда даже служебные подлоги наносят вред памятникам не меньший, чем действия «чёрных копателей».

Иногда создаётся впечатление, что региональные госорганы не заинтересованы в реальных результатах своей работы, итогом которой зачастую является утрата археологических объектов, как произошло недавно в Тамбовской области. Инертность структуры охраны памятников позволила частному застройщику уничтожить древний мордовский могильник в селе Бокино Тамбовского района, о судьбе которого писали «АиФ-Тамбов» (№ 27 от 3 июля и № 36 от 4 сентября 2012 г.).

Причину такого развития событий следует искать в том, что учреждения охраны памятников, видимо, более заинтересованы в заработке средств, чем в сохранении объектов наследия. Проведение охранных раскопок, требующих высококвалифицированных действий, серьёзного организационного сопровождения и значительных денежных затрат, становится для них нежелательным явлением. Поэтому чем меньше возникает случаев находки нового памятника, тем, как это ни парадоксально, для таких учреждений лучше.

Новые вопросы

Закон даёт повод задаться рядом вопросов. Изменится ли работа учреждений, связанных с охраной памятников? Смогут ли перестроиться те службы, которые обеспечивают исполнение закона, в тех местах, где годами они, правдами и неправдами, от него уходили? Будет ли проводиться аттестация специалистов и изменение штатов? Как будет соблюдаться закон в исторических городах? Например, на тех территориях города Тамбова, где люди жили с первой половины XVII века, сейчас идёт активное строительство, а ведь о каких-либо раскопках и находках никто не слышит. Археологические работы здесь должны финансироваться инвесторами-застройщиками, которые получают разрешения в разных инстанциях, в том числе и охраняющих памятники.

Раскопки – это и оплата работы специалистов, и артефакты для воссоздания истории, и налоги в госбюджет. Причём простым надзором специалиста за ковшом работающего экскаватора теперь не обойтись. Кто тебе поверит, что там ничего не было? Однако всегда будет оставаться соблазн получить деньги и составить акт о «проведённых работах». Ведь порой критерием оценки работы специалиста-археолога в учреждении является количество заработанных денег, а не число научных открытий. 

Комментарий

Сергей Андреев, археолог, доцент ТГУ им. Г. Р. Державина, кандидат исторических наук:

– К сожалению, до последнего времени археологические работы в исторической части городов Тамбовской области, за исключением небольших работ в Тамбове, не проводились. Только в отношении областного центра утверждён особый статус некоторых территорий, в том числе той, где когда-то располагалась Тамбовская крепость. Определён характер и особенности её охраны. Однако, несмотря на это, госорганом охраны памятников допускалось проведение строительных работ на этой территории, а часто и без согласований, либо согласования делались уже после открытия котлованов.

В 2001 году совершенно формально было проведено согласование строительства жилого дома на пересечении улицы и переулка Степана Разина (территория крепости). При осмотре котлована была собрана многочисленная коллекция керамики как средневекового времени, так и XVII-XVIII веков. В том же 2001 году после открытия котлована на месте строительства «Детского мира» по улице Карла Маркса при осмотре его дна удалось выявить основание крепостной стены окольного города Тамбовской крепости, возведённой в 1636 году.

В апреле 2009 года на пересечении улиц Советской и Октябрьской были начаты работы по строительству подземного перехода. Это место находится на территории Тамбовской крепости. Ранее было известно, что здесь встречались человеческие захоронения. Но по неизвестной для нас причине разрешение на работы строителями было получено без участия в этом археологов. С самого начала работы экскаватор натолкнулся на массовое человеческое захоронение. Строители пытались это скрыть. Вмешалась милиция, прокуратура и археологический отряд ТГУ имени Г. Р. Державина. Но очень быстро милиция и прокуратура отказались от этого дела под давлением гос­органа охраны памятников. Работы через три дня продолжились, нам приходилось работать параллельно со строителями и вопреки их желанию. Площадь нашего раскопа – 20 кв. метров ( это всё, что нам позволили сделать). Отметим, что часто строительные работы шли в наше отсутствие, что напрямую сказалось на качестве исследований. Наши попытки остановить строительство до проведения полноценных раскопок не встретили понимания, также нам было заявлено заведующим отделом охраны культурного наследия управления культуры и архивного дела Тамбовской области

Надеждой Толмачёвой, что «XVII век – это не археология». В результате значимый для Тамбова объект был фактически уничтожен.

В 2010 году был открыт факт должностного подлога и осуждены директор и археологи Центра по сохранению историко-культурного наследия, которые, не проведя раскопок на территории строительства ТРЦ в городском парке, подписали акт выполненных работ. И эти люди до сих пор занимаются «охраной» памятников.

Прямая речь

Иван Стасюк, старший научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН (Санкт-Петербург):

–  Древности всегда привлекали внимание не только учёных, но и нечистых на руку дельцов, грабителей могил, торговцев антиквариатом. Однако никогда прежде ограбление археологических памятников не достигало такого размаха, как в последние полтора десятилетия. Никогда прежде оно не представляло тотальной угрозы достоянию народов России. Почему так случилось?

В 1990-е годы на рынке появились относительно недорогие и качественные металлодетекторы. Никогда прежде не предлагалось такого выбора электронных средств поиска, позволявших эффективно и без особых усилий отыскивать скрытые в земле древности. Началось победное шествие кладоискательства. Образ искателя пропагандируется. Кладоискательство преподносится как разновидность активного отдыха (сродни охоте, рыбалке, туризму), якобы содействующего развитию исторических знаний и способного при определённом навыке принести материальную выгоду обладателю металлодетектора.

Изучением скрытых в земле древностей занимается специальная наука – археология, которая стремится воссоздать максимально цельную картину прошлого. Непосвящённому человеку может показаться, что археология – это поиск и выкапывание древних реликвий, что для археолога важнее всего находимые в процессе раскопок вещи: драгоценности, украшения, орудия труда, оружие. Но это заблуждение. Главный результат раскопок не сами вещи, а та информация, которую можно получить с помощью увязки этих вещей с археологическим и культурным контекстом, из которого они происходят. Именно эта информация имеет высшую научную ценность.

Сама по себе древняя вещь, какой бы ценной она ни была, несёт лишь крохотную часть этой информации. Гораздо больший информационный потенциал заключён в так называемых «комплексах» и «контекстах» – сочетаниях предметов в рамках одного погребения, одной постройки, одного культурного слоя.

Чем же вредно кладоискательство? Информация, археологический комплекс не имеет для грабителей никакой ценности. Разрушение контекстов, выкапывание и кража с памятника отдельных предметов оборачивается невосполнимым уроном, уничтожением уникального исторического источника.

Марина Климкова, автор книг по истории культуры Тамбовского края:

– Кладоискательство, с которым борется научная археология, возникло ныне не на пустом месте. Интерес к истории, к древностям, усиленный ореолом романтики самого процесса поиска, является естественным для большой части общества. Раньше этот интерес люди могли реализовать через исторические кружки, действовавшие в школах, домах творчества, музеях; через туристические общества, специализировавшиеся на исторических маршрутах; через занятие наукой, наконец. Сегодня, когда сферы науки, образования и культуры в разы уменьшились, любителям истории приходится самоорганизовываться, что обретает самые разные формы, в том числе уродливые. Уверена, что не всеми «любителями-копателями» движет одна нажива. Многие через это занятие действительно пытаются удовлетворить свою потребность в исторических знаниях, которые не могут им дать соответствующие государственные учреждения, специализирующиеся на образовании, а также изучении и популяризации культурного наследия.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество