aif.ru counter
26.10.2011 00:00
23

Главное - чувство юмора по отношению к себе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 26/10/2011

Ведь если ты настолько популярен, что прохожие на улице толкают друг друга в бок и восхищённо шепчут: "Смотри, смотри, это же он...", легко вообразить, что ты "великий и могучий". Чувство юмора в таких ситуациях спасает.

Ему удаётся многое: блестяще играть на сцене прославленного Малого театра России, воспитывать талантливую молодёжь, активно сниматься в кино, разводить розы, заниматься спортом, уделять внимание жене и двум очаровательным собакам, которые безгранично его любят.

Приехав в наш город на Покровскую ярмарку, главный Воронин нашей страны в перерыве между раздачей автографов, фотосессией и покупкой носков любезно согласился с нами пообщаться.

Гены отца сказались

- Борис Владимирович, это ваша первая встреча с Тамбовом?

- Вы знаете, нет. Когда-то, много лет назад, ещё в советские времена, я приезжал на Тамбовщину с концертной программой, поскольку тогда актёры, как и артисты эстрады, обязаны были "нести культуру в массы". Зима, непогода. Нас везут в отдалённый, теперь уже и не вспомнить названия, район. Едем, едем, едем.

Небольшой сельский клуб. Несколько десятков зрителей. Перед началом концерта нас приглашают выпить чаю. Ко мне подходит одна из сотрудниц клуба и робко говорит о том, что библиотекарь, работающая в клубе, - страстная поклонница моего творчества. Оказалось, что она внимательнейшим образом следит за моим творчеством, в её подборке вырезано и тщательно подшито всё, что обо мне печаталось. Ради такого вот зрителя стоит ехать, хоть на край света. И если есть у актёра хотя бы один такой поклонник, - это счастье.

- Борис Владимирович, а желание стать актёром как сформировалось? Насколько я понимаю, подростков больше привлекают профессии пожарных, лётчиков, космонавтов...

- Мой отец был актёром, но умер, когда мне было четыре года. Действительно, я мечтал быть моряком торгового флота. Но, видимо, отцовские гены взяли своё и в пятом классе я сыграл в кукольном спектакле Бабу-Ягу. А в шестом к нам в школу пришла Клавдия Половикова - мама Валентины Серовой - и поставила спектакль чешского автора "Чёртова мельница", где ваш покорный слуга сыграл чёрта первого разряда Люциуса. Успех был колоссальный, и я вкусил первые плоды славы - меня без очереди пропускали в школьном буфете. Вот тогда и появилось решение, что я буду только актёром.

Выбрал профессию, которую люблю

- Давайте вернёмся к разговору о профессии. Ваша мама как отнеслась к вашему выбору?

- Она всячески меня отговаривала. Но я сказал, что только актёрское училище, и больше никаких вариантов. Не поступлю - так стану рабочим сцены, но всё равно буду актёром. И я отдал свои документы в три театральные школы: Щукинское училище, Щепкинское училище и школу-студию МХАТ. Самое парадоксальное, что везде меня приняли. Начал учиться в "Щепке", но со второго курса меня на три года забирают в армию. Отслужив положенный срок, я окончил всё-таки училище, получил диплом артиста театра и кино.

- А в дальнейшем армейские впечатления, ситуации были использованы в работе? И вообще, опыт, обретённый в армии, как-то пригодился в вашей актёрской жизни?

- Безусловно. В моё время армия была замечательной школой, где из сопляка-мальчишки делали мужчину. И первая возможность проявить себя представилась мне сразу же после того, как я вернулся из армии. За то время, пока я тренировался жить на "ать" и "два", кафедру английского языка перевели. И только армейская закалка и воля позволили мне вставать в шесть утра и зубрить французский язык, доселе мне неведомый.

Малый - моя судьба. А кино - чтобы помнили

- А как состоялась Ваша встреча с Малым театром и насколько она стала судьбоносной?

- Сразу же после окончания училища я был приглашён в Малый театр ведущим режиссёром - Леонидом Варпаховским, который сразу дал мне роль Сергея Синицына в спектакле "Так и будет". Это был интеллигент, он всё время в "бабочке" ходил. Затем меня заметил Борис Бабочкин и занял в спектакле "Дачники", где я играл любовника Элины Быстрицкой. Мне изначально повезло - я застал великий Малый театр. По сцене и коридорам ходили Жаров, Ильинский, Гоголева, Анненков и ещё целая армада актёров. И мы буквально сливались с интерьером, когда видели этих "стариков". Сейчас я понимаю, что им было столько же лет, сколько сейчас мне.

Что же касается судьбоносности, то по своей природе я консерватор и люблю традиции, меня никогда не влекли экспериментальные театры. Малый - очень важная часть моей жизни.

Везде надо работать на совесть

- Вы стали востребованным, известным, популярным, народным. Это случайность? Закономерность? Знание особого секрета успешности?

- Знаете, я глубоко убеждён, что только труд, терпение и воля помогают стать человеком в любой профессии, в том числе и в актёрской. Это умение держать паузу, умение не растеряться, умение перебороть зависть к своим товарищам и постоянный тренинг. Актёрская профессия ведь многогранна. Если тебя не снимают в кино, ты можешь работать в театре, если нет ролей в театре - можешь сделать концертную программу и ездить с ней. Я объездил практически три раза весь Советский Союз, выступал с концертной программой и в клубе, и в поле, и в коровниках, на полевых станах. И я благодарен судьбе: это была та школа, которая меня, собственно, и сделала актёром.

- Бремя популярности, насколько оно мешает, лишая актёра личностного пространства? Или, напротив, льстит самолюбию?

- Я люблю работать. Если мне чего не хватает, я себя плохо чувствую, у меня начинается аллергия какая-то. Мне нужны эти жадные молодые глаза студентов. Я обожаю театр и очень скучаю по нему, люблю запах кулис и его уютную сцену, декорации, костюмы, распределение ролей... Если я знаю, что мне с утра нужно туда, потом туда, а затем ещё в 35 мест, я приползаю вечером домой усталый, но очень счастливый. Артист должен быть популярным.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество