aif.ru counter
2282

Секты в Белгороде: как и где бороться с навязчивой пропагандой?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Белгород 13/11/2013

В начале ноября в Белгороде активисты молодёжной организации «Скорая Молодёжная Помощь» провели серию одиночных пикетов против деятельности религиозной организации «Свидетели Иеговы». Участники акции стояли с плакатами на остановках по проспекту Б. Хмельницкого, раздавали прохожим брошюры «Осторожно – секта», где подробно описано, как себя ведут последователи подобных объединений, а после собрались в районе автовокзала и зажгли свечи по погибшим из–за сект людям.

Акцию ребята решили провести из-за того, что руководителю их движения Антону Андросову пришло письмо от человека, чей отец погиб в секте, отказавшись от медицинской помощи. О своей деятельности 19-летний Антон сегодня рассказывает читателям «АиФ-Белгород»

Жертвы и судьбы

в тему
Максим Рябов, психолог: - Деструктивный культ, деструктивная секта - термин, используемый социологами, психологами, криминалистами, публицистами, богословами по отношению к религиозным, неорелигиозным и другим группам и организациям, причинившим или причиняющим материальный, психологический или физический вред обществу или своим членам, а также подозреваемым в потенциальной опасности причинения такого вреда. Люди попадают в секты, типа Аум Сенрикё, и продают квартиры, или секты, призывающие совершить самоубийство в определённый день, или в секте начинают медитировать и сидеть в странных позах - типа йоги, а заодно компостировать мозги своим близким. Двумя первыми должны заниматься полиция и психиатрия. Третий подлежит рассмотрению. Если цели организаторов - здоровый образ жизни, экология и т. д., я не вижу в этом ничего плохого. Да, близкие страдают от того, что человек нашёл единомышленников, ушёл в секту, сменил мировоззрение и т. д. Но чаще близкие страдают от того, что человек просто ушёл. Неинтересно стало общаться, и всё. Так что самое главное, что бы я хотел всем посоветовать - больше уделять внимания друг другу, и тогда никакие проповедники не смогут завлечь ваших близких в свои сети. Ведь те, кто поддаётся на уговоры посетить собрания сектантов, - это обычно одинокие, нуждающиеся в поддержке и понимании люди, которые ищут в этой организации то, чего не получают от своих ближних.

– У меня есть масса примеров, как люди становятся жертвами сект. В Белгороде живёт заслуженный лётчик–испытатель, мастер спорта, Эдуард Сергеевич, который на протяжении 15 лет пытался вытащить супругу из секты свидетелей Иеговы, ему это так и не удалось – они развелись и до сих пор не могут поделить имущество. По его словам, пока они были женаты, иеговисты вовсю пытались и его туда заманить.

 Другой пример – Галина, жительница Старого Оскола, сейчас ей 22 года. Её родители с 1993 года входят в эту организацию, последние пять–шесть лет, пока она жила с ними, её регулярно избивали. Она мне звонила порой даже по ночам, говорила: «Антон, что мне делать, отец меня снова избил». В итоге в 17 лет она ушла от родителей, и сейчас у неё всё нормально. Так что когда говорят, что сектанты не пьют, не курят, не матерятся и не дерутся – это неправда.

Ещё случай – семья Воробьёвых в Белгороде. Муж развёлся с женой, состоящей в организации свидетелей Иеговы, отказавшись вступать в неё, женщина осталась с пятью несовершеннолетними детьми, самой старшей дочери Насте 14 лет. Отец привозил продукты, давал деньги – семью не забросил, но всё уходило в секту, дома постоянно не было одежды, еды, дети болели. Вот что рассказывала мне Настя: у иеговистов запрещено праздновать праздники, а её бабушка однажды принесла в школу конфеты на день рождения Насти, чтобы та угостила одноклассников. Мать об этом узнала, пришла в школу и избила дочь на глазах у всех.

– А почему у них запрещены праздники?

– Они их не празднуют, государственных праздников нет, потому что они отрицают само государство – они не голосуют, не уважают ни гимн, ни другие государственные символы. Но при этом пользуются всеми государственными институтами, обращаются в суды. Они не служат в армии – выбирают альтернативную службу, и им это выгодно, ведь в больницах часто лежат люди, которые в состоянии уныния, отчаяния, и таких легко завербовать.

Кроме того, они отказываются от переливания крови и даже утверждают, что их поддерживают врачи. Я был на конгрессе иеговистов в Старом Осколе, записал там видео с женщиной, утверждавшей, что их поддерживает конкретный белгородский врач, назвала его имя и фамилию. Когда я потом встретился с этим врачом и показал ему видео, он был в шоке – он вообще не знаком с этой женщиной и никогда такого не говорил! Как выяснилось, в больнице, где он работает, кто-то из санитарок из этой организации, и альтернативную службу проходят иеговисты. Ведь они против переливания крови, даже если жизни человека угрожает смертельная опасность.

Суд из-за барабана

– Последняя ваша акция была вызвана случаем в Москве, когда у молодого человека умер отец?

– Да, он отказался от лечения и умер без медицинской помощи. Вот представьте, если завтра половина населения страны станут сектантами – всё, у нас не будет страны! Что касается верований, то у них в головах ужасная путаница. Вот самый простой вопрос: они говорят, что Иисус Христос – это Сын Божий, но он не Бог. Я у них спрашиваю: а у слона кто сын? Разве не слон?

–Антон, ваша деятельность направлена только против этой организации?

– Мы занимаемся и другими деструктивными направлениями, сатанистами – но по иеговистам я побил все рекорды полиции: у них проходил конгресс, я стоял с плакатом, и на меня в этот день написали 26 заявлений в полицию. Всего за эти три года, что я с ними борюсь, на меня написали около 600 заявлений во всевозможные инстанции – в прокуратуру, в следственный комитет, уполномоченному по правам человека, Президенту, и в Белгороде у меня прошло шесть судов – только один суд я проиграл, но сейчас мы будем обжаловать это решение. 30 сентября 2012 года мы проводили митинг против сект, и на этом митинге у нас был барабан. Свидетель Иеговы подал на меня в суд, что я помешал ему слушать богослужение. Судья признал митинг согласованным, то есть законным. Но тут же решил оштрафовать меня на 500 рублей, администрацию города – на 1 000 рублей за то, что я принёс на митинг барабан как звукоусиление, не согласовав это с администрацией. А с каких пор барабан стал звукоусилением? Это музыкальный инструмент! И самое интересное – в законе о митингах чётко написано: если митинг согласован, то на него можно приносить любое звукоусиление.

«Как в туннеле без света»

кстати
Если в результате деятельности какой-либо религиозной организации причинён вред вам или вашим близким, то следует обращаться в органы прокуратуры, которые проведут проверку изложенных вами фактов и вынесут им правовую оценку.

– Антон, вы занимаетесь этим три года – а с чего всё началось?

– Всё началось с того, что однажды в выходной день в 8 часов утра меня разбудили звонком по домофону и сообщили, что они свидетели Иеговы и пришли ко мне от Бога. Я стал узнавать, кто такие эти ребята, а заодно выяснил, что у нас есть замечательный региональный закон «О миссионерской деятельности», согласно которому проповедовать можно только в культовых зданиях и в жилищах с разрешения их обитателей. В других местах, например, на улице или на площади, рассказывать людям о своих религиозных убеждениях и раздавать им религиозную литературу нельзя без письменного согласия администрации. Так что если кто-то пристаёт к вам на улице с проповедью своей религии, со своими брошюрами – то он подпадает под этот закон, и его можно штрафовать. С сектами нужно бороться, потому что власть или Русская православная церковь, как бы им не хотелось, не могут ничего сделать, потому что их обвинят в дискриминации, в давлении, в ущемлении религиозных чувств. Бороться может только общественность.

Первоначально наша задача была – вытащить людей из сект. Но, походив на собрания, пообщавшись, мы поняли, что это сделать невозможно, потому что они зомбированы настолько, что на них ничего не действует. Эти стеклянные глаза – я теперь иеговистов узнаю в любой толпе. Мы к ним на собрания ходили месяца два – три, а потом я пообщался с бывшими адептами, которые были в секте по 15–20 лет, и понял, что они постепенно сами оттуда уходят. И знаете, почему? Для обычного верующего человека главное – соблюдать заповеди Божии. Сектанты же считают, что они спасутся, потому что проповедуют. И вот они проповедуют 15, 20 лет – и понимают, что это никуда не ведёт, как в туннеле, где нет света. Когда мы поняли, что вытащить человека невозможно, мы начали идти по другому пути – предупреждать общественность о вреде сект. Мы стали устраивать митинги, пикеты, снимать видеоролики и распространять их в Интернете. А это уже огромная аудитория, наши видеоролики набирают тысячи просмотров.

– О чём видеоролики?

– Совершенно разные. О вреде сект, о том, что вас ждёт, если вы туда попадёте. Делали ещё интересные арт-объекты: например, принесли палатку, и мальчик в ней сидел с плакатом «Вступишь к ним – переедешь сюда». Ведь известны случаи, когда люди завещали сектам всё своё имущество. К нам присоединялись казаки, приезжали снимать федеральные каналы, – и могу сказать, что за последние два года активность сектантов в нашем регионе снизилась, они стали реже выходить на улицы, люди стали больше о них знать. Акции мы чаще проводим в Белгороде, а вот в Старом Осколе сектантов больше, они там сильнее.

Интересно ещё, как они тут обставились в Белгороде: «зал царств», который находится возле автовокзала, был построен под предлогом подиума для моделей. У них есть завод, где шьют сумки, – и вот для показа этих сумок якобы он и был построен, хотя там проводят собрания.

– Чем вы ещё занимаетесь?

– В 2012 году мы зарегистрировали региональную общественную организацию «Скорая молодёжная помощь» У меня есть 30 человек – активных, боевых, которые не как те, что за 500 рублей флагами выходят помахать – у нас действительно молодёжь, которая хочет делать что–то социально значимое. Мы заручились поддержкой департамента молодёжной политики, центра молодёжных инициатив.

– Эти 30 человек – они кто? Друзья, однокурсники по университету – ведь ты же учишься?

– Да, я студент второго курса Белгородского университета потребкооперации, факультет государственного и муниципального управления. Скажу так: к нам присоединяются люди, которые видели наши видеоролики. Они говорят: ребята, мы с вами, потому что это классно, вы делаете что-то реальное. Кто-то ездил на Селигер на молодёжный форум, кто-то пришёл к нам через акции, мероприятия; в соцсетях у нас есть своя группа, там представлена вся наша деятельность.

Смотрите также:

Оставить комментарий (8)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах