aif.ru counter
03.08.2012 18:45
1079

Тату-мастер Дмитрий Куклинов: «Татуировка ушла от стереотипа «наколки»

Несомненно, конфликт татуировки и социума в России был и остается. Люди часто косо смотрят в сторону носителей тату. Так уж исторически сложилось, что в нашей стране первоначально появилась «наколка», а уже после – «татуировка». Первые кустарные наколки делались в местах лишения свободы. Они изначально ассоциировались с зоной, и дальше становилось понятно, кто их носитель. Эти наколки не отличались ни эстетикой, ни качеством исполнения, ни стерильностью. Только с конца 90-х годов в СССР стало появляться первое предназначенное для нормальной татуировки оборудование, но к тому моменту клеймо недопонимания, даже некоторого позора, уже успело лечь на мастерство тату в целом…

Сегодня татуировка борется за свое место под солнцем, доказывая, что является частью искусства, а не сложившимся стереотипом. Об этой борьбе нам расскажут люди, тесно связанные с татуировкой.

Дмитрий, 26 лет, тату-мастер

– Что для тебя означает татуировка: способ подчеркнуть свою индивидуальность? Веяние моды? Что-то еще?

– Для меня татуировка – уже образ жизни. Сегодня она окружает меня повсеместно. Я не только тату-мастер, но и носитель нескольких татуировок. Татуировка для меня – вдохновение. Заряд положительной энергии. Я испытываю чувство родства, когда встречаю человека с тату.

– Как ты пришел к тату-мастерингу?

– С малых лет любил рисовать – дома до сих пор хранятся мои рисунки разных лет. В школе я, бывало, разрисовывал себя и друзей ручками и фломастерами. При том я никогда не думал, что стану тату-мастером. К этому меня подтолкнул мой близкий друг. Дело было так. Он вернулся из армии с татуировкой и похвалился тем, что научился делать такие во время службы. Он собирался сделать тату нашему общему другу, но не было специальной машинки. Машинку собрал я по описанию приятеля: моторчик–ручка–струна. Далее я наблюдал за тем, как друг делает тату, и поймал себя на мысли, что сделал бы не хуже. На следующий день я тоже решил попробовать, и первым моим клиентом был я сам. Сделав себе тату-надпись, я пришел к мнению, что получилось вполне неплохо. Следом за мной тату захотел брат, затем некоторые приятели – так оно и пошло… И вот сегодня уже седьмой год, как я занимаюсь тату-мастерингом.

– Зачем люди делают татуировки, как ты считаешь?

– Причины бывают разными. Кто-то хочет выделиться, кто-то – связать тату с определенным периодом жизни, счастливым или наоборот. В таком случае татуировка становится воспоминанием. Другие же методом тату показывают свою причастность к той или иной субкультуре. Считается, например, что у каждого крутого байкера должна быть характерная татуировка. Некоторые просят сделать тату, чтобы подкорректировать внешние данные, например, скрыть шрам. Бывают, конечно, и те, кто делает по глупости, вроде «а давайте все вместе наколем…».

– В настоящий момент скольким людям ты сделал татуировки? Что клиенты обычно просят «набить»?

– Года три назад я задался этим вопросом, но сосчитать так и не смог. Могу сказать, что только за последний год работы я сделал порядка 500 тату. Клиенты чего только не желают видеть на своем теле! Сейчас есть большое разнообразие стилей исполнения татуировки. Особым спросом пользуются стили old school (тематика американских моряков 50х гг. – ред.), oriental (японская тату: тигры, драконы, лотосы – ред.), биомеханика (совмещение живого с механическим – ред.) и реализм. Девушки обычно предпочитают незатейливые тату с изображением цветочков, бабочек, иногда – иероглифов, надписей и т.п.

– На сегодняшний день есть какие-то масштабные мероприятия, в которых тату-мастера могут принять участие, проявить себя?

– Сегодня существует множество подобных тату-фестивалей по всему миру. Как правило, это крупные мероприятия, которые проходят несколько дней и собирают тату-мастеров и людей, неравнодушных к татуировке, со всей планеты. В апреле этого года мне довелось побывать на международном съезде татуировщиков в Москве. Там собрались порядка 200 участников, плюс те, кто приехал наблюдателем. Из Воронежа на этот ежегодный фестиваль поехали 12 мастеров поучаствовать в конкурсе татуировки и обменяться опытом. Я там присутствовал в качестве наблюдателя, познакомился с профессионалами дела, и планирую в следующий раз участвовать. В нашем городе фестивалей подобного масштаба пока не было, но проходили некоторые претенциозные мероприятия как, например, «тату-битва». В «тату-битве» принимали участие мастера городов Черноземья: Воронежа, Липецка, Белгорода, Курска и Москвы. Здесь я уже выступал участником – понравилось. Я думаю, в Воронеже в дальнейшем фестивали татуировки будут проходить чаще.

– Насколько популярно быть тату-мастером в Воронеже?

– Видимо, очень популярно. Личные наблюдения показали, что тату мастеринг – дело перспективное. Мои клиенты часто рассказывают о каких-то новых именах в этой области. Сейчас тату-культура на подъеме, Интернет заполнен объявлениями и рекламой об услугах татуажа, фотографиями моделей и эскизами татуировок. Появляется все больше желающих не только носить тату, но и наносить. Что касается последних, к сожалению, не все отвечают требованиям профессионального тату-мастерства. Тем не менее, у нас в Воронеже есть хорошие мастера, которые всегда будут востребованы. Как говорится, на манеже все те же.

– Кто, прежде всего, к тебе приходит делать тату? Можешь объединить этих людей в отдельный класс или субкультуру?

– Работаю с людьми разных возрастов – от 18 до 30 лет, разных социальных групп. Приятно, когда приходит человек, который в отцы тебе годится, и просит набить «рукав» («рукав» – рука, полностью покрытая татуировкой – ред.). Были случаи, когда сделавшие у меня тату следом приводили своих родителей. Это говорит о том, что татуировка – не показатель возраста или моды. Что касается субкультур – мне довелось работать практически со всеми их представителями. Металлисты выбирают тату музыкальной тематики, для рэперов характерны нательные надписи и тату в стиле Чикано (как правило, черно-белое татуировки религиозно-готического содержания – ред.). Часто ко мне приходят футбольные фанаты, они просят набить символику футбольных клубов, слоганов, кричалок и т.п.

– Как ты повышаешь свой профессиональный уровень?

– Самый лучший способ улучшить свои навыки – практика. Каждая новая татуировка всегда лучше предыдущей. В свободное время я рисую на бумаге. Ну и, конечно, очень вдохновляют тематические журналы, работы других мастеров. Регулярно я посещаю крупный тату-портал в Интернете, где тату-мастера обмениваются друг с другом советами, новостями и свежими тенденциями в мире татуировки.

– Как на людей с татуировками реагируют окружающие?

– Когда я начинал карьеру тату-мастера, негатива было много. Люди почему-то не любят «иных», сильно выделяющихся из толпы. Сегодня, надо признать, ситуация спокойнее. Татуировка ушла от стереотипа «наколки», которая долгое время ассоциировалась с зоной. Вырос уровень исполнения тату, на данный момент это не просто «цветные шрамы», а почти картины, которые всегда с тобой. Потому осмелюсь сказать, что человек, сделавший тату, является носителем искусства (улыбается – ред.). И хоть общество начинает к этому привыкать, все равно находятся некоторые отдельные лица, считающие своим долгом ткнуть в тебя пальцем. В это плане больше всего достается девушкам с тату. Мне приходилось от них слышать жалобы, например «я шла по улице, никого не трогала, когда какой-то прохожий мне крикнул: «девушка, у тебя рука испачкана по локоть». Люди, особенно девушки, очень расстраиваются по этому поводу. Потому призываю всех проявлять воспитанность и быть лояльнее друг к другу!

– Есть ли такие люди, которым бы ты отказал в тату-услугах и, например, посоветовал обратиться к мастеру боди-арта?

– Конечно, есть. Во-первых, это несовершеннолетние. Когда подростку 15 лет, он не совсем понимает, что татуировка – это не просто модно, но и на всю жизнь. Зачастую причина, по которой подростки хотят сделать татуировку, проста: старшие товарищи показали пример. Еще не берусь делать татуировку, когда вижу, что человек колеблется. Он не может решить, нужно ли ему это, меняет эскизы и выбор стиля, одним словом, сомневается. В таком случае я советую ему повременить с решением. Татуировка, как я уже сказал, на всю жизнь, потому нужно сделать такую, чтобы не пришлось потом сожалеть.

– Как ты относишься к «кустарным» татуировкам, которые привозят из армии или с зоны?

– В моей профессии есть такое понятие как «портак». Вот это оно, напортачили. Как правило, это работы, сделанные неумело, без спецоборудования и соблюдения норм гигиены. С такими «шедеврами» ко мне частенько приходят люди и просят переделать, потому что ходить с ними – не солидно, даже стыдно, а сводить – сложно, шрамы остаются. Так что, повторюсь, прежде чем делать татуировку, обдумайте это решение.

Олег, 42 лет, директор по безопасности одной из крупных фирм Воронежа, носитель татуировок:

– У полинезийцев есть народная пословица: «не татуированный человек не виден Богу». По этой пословице я, должно быть, виден. У меня много тату. В первую очередь, для меня они – память. Память о ключевых событиях моей жизни, о запавших в душу местах, где пришлось побывать. Свою первую татуировку я сделал в 36 лет. Тогда вместе дочерью, которой на тот момент было 13, мы пришли в тату-салон. Дочку вел юношеский максимализм, протест вроде «я взрослая, мне должны разрешить!», а я решил почувствовать себя молодым и с ней заодно подурачиться. Тогда она набила двух дельфинов, а я – касатку.

С тех пор прошло немало времени, мое отношение к той татуировке поменялось – сейчас можно сделать интереснее, качественнее благодаря популярности и размаху, которые приобретает тату-дело. Но, тем не менее, татуировка мне дорога: касатка напоминает о духовной близости с дочкой.

Сейчас у меня на теле столько татуировок, что их сложно сосчитать. Все они – памятные фрагменты жизни. Так, на спине набита моя любимая собака Лада. Сама собака уже старенькая, но я хочу, чтобы она всегда была со мной. Татуировка в дальнейшем будет о ней напоминать.

На данный момент я притворяю в жизнь масштабную татуировку, которая покроет половину моего тела. Все ее фрагменты – картины Таиланда. С этой страной у меня много связано. Эта татуировка состоит из нескольких частей, они на протяжении нескольких лет превращаются в общую картину благодаря мастерам из Таиланда и Дмитрию из Воронежа. Думаю, через пару месяцев дело завершится.

В нашей стране сложно иметь татуировки, при том не вызывая нареканий в социуме. Несмотря на то, что тату-дело сейчас активно развивается, и появились профессиональные мастера, татуировка все равно продолжает ассоциироваться в умах простых людей с зоной, казармами, негативом. В России культура татуировки развивается несколько иначе, чем в западных и европейских странах. Там к татуировкам относятся более лояльно, компромиссно. Однажды мне довелось отдыхать в компании пожилых американцев, тело которых было обильно покрыто татуировками. Оба они – муж и жена – люди лет 70-ти, причем достаточно успешные. По их татуировкам можно было многое рассказать о них. Вот и получается, что мы, любители татуировок, видим своих издалека, постепенно выделяемся в отдельный класс или субкультуру, где люди могут беспрепятственно понимать друг друга…

Дорогие читатели, каково ваше мнение по поводу татуировок? Стоит ли их делать? Нужно ли знать меру? Как вы реагируете на людей с «нательной живописью»? Оставляйте свои ответы и комментарии на нашем сайте.

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество