aif.ru counter
14.09.2012 11:41
Екатерина АПОНИНА
218

Олег Рой: «Печатать в России меня начали после «смерти»

Несколько дней в Курске гостил известный писатель Олег Рой. Встречали его как в советское время: каждый день был насыщен множеством выступлений. Библиотеки, актовые залы, кафедры институтов, литературные клубы, кафе и даже заседания администрации города. Такого в Курске не было давно: о Рое говорили, писали, его показывали в региональных новостях, а с полок курских магазинов покупатели сметали все его книги.

Причём значительная часть курян, приходившая посмотреть на столичного писателя, и никогда не читала этого автора. Люди хотели просто узнать, как же выглядит человек, пишущий в год по два романа, которые издаются массовыми тиражами. Во многом из-за этой массовости и встречали его несколько настороженно. А в библиотеке имени Асеева одна из присутствующих женщин даже ухитрилась спросить Роя: «А что Вы написали-то?». Олег спокойно, не обижаясь или, по крайней мере, не показывая этого, начинал рассказывать. Мании величия у этого человека нет, или он тщательно её скрывает.

Признаться честно, внешность у Роя тоже несколько не соответствует сложившемуся стереотипу писателя: накачен, молод, красив, без очков, а вместо тетради постоянный спутник – ноутбук. Неписательской внешностью героя тоже можно объяснить некоторую предвзятость курян к нему. Но предубеждение исчезало, когда Олег начинал говорить. Во время встречи он на память читал главы из своих произведений, много шутил, смотрел людям в глаза… Магнитогорск – старенькая библиотекарша, армия, Швейцария, соседка в Московской квартире… Каждый монолог – это художественный рассказ. Причём говорил он о себе, своих воспоминаниях, людях, которых встречал с чувством, с любовью. Десять минут таких речей – и зал в его власти. А в конце встречи скептически настроенные горожане кидаются к писателю за автографами, ну а потом, видно, в книжный магазин.

186 листов за 4 часа

2 романа в год, по старым меркам – это слишком много. Поэтому самостоятельность творчества таких писателей, как Рой, часто ставят под сомнение. Но пишет человек с фамилией, напоминающей трудолюбивых пчёл, почти круглые сутки. Благо, ноутбук всегда под рукой.

– Недавно Андрей Малахов сделал ток-шоу, где нескольких писателей, в том числе и меня, не то чтобы обвинили, но всё-таки сказали: «Как Вы можете по 2 романа в год писать?». В эксперименте приняли участие три автора. Нам предложили несколько вариантов набора слов. В течение 15-ти минут мы должны были их обдумать и начать диктовать роман. Я начитывал 4 часа 25 минут. Получилось 186 листов, – рассказывает Олег Юрьевич.

Малахов, мягко говоря, удивился. Правда, Рой замечает, что это всего лишь надиктовка, с ней ещё много надо работать. Но последующее редактирование фабулу произведения уже не изменит.

– Я изначально знаю, чем всё закончится: идеологию, повороты. Самое большое, что со мной случается это то, что кто-то из главных героев просто не хочет умирать. Ты понимаешь, что если ты убьешь одну из главных героинь, то тебя будут ненавидеть все читатели, но оставить её живой тоже нельзя, потому что болезнь героини не даёт ей права на существование. И ты отбираешь у неё жизнь. Но делаешь это за последним листом романа. Ты делаешь это так, что читатель, так или иначе, это понимает. Во всём остальном я придерживаюсь первого замысла до конца, – делится секретами создания своих произведений писатель.

Издавать в России Роя стали после «смерти»

Родился Олег в Магнитогорске. 11 лет домом для него была Швейцария, а сейчас писатель живёт и работает в Москве.

– Я начал писать в России, но первый мой роман вышел в Швейцарии. Это хоть и благополучная страна, но там скучно жить: нет такого темпоритма, к которому мы привыкли в России. Всё, что я тогда чувствовал, я перенёс на бумагу, чтобы не сойти с ума. Так я тогда это понимал. В итоге получился роман «Зеркало», в котором героиня пытается покончить жизнь самоубийством. Его напечатали. И вдруг в газете читаю, что молодой автор, приехавший из России, своим новым романом «Зеркало» призывает золотую молодёжь Швейцарии покончить жизнь суицидом. Я заперся в комнате весь такой расстроенный и начал искать, где же, как же. У меня же вроде нет такого. Я позвонил своему агенту, говорю, как же так. А он мне отвечает: «Олег, это реклама. Зато его купили. Сразу», – рассказывает о своих первых шагах на творческом поприще Олег Рой.

В Швейцарии было напечатано несколько его книг. Тем временем, творчество эмигранта приглянулось и российскимиздателям. Они начали выпускать книги Роя, правда, без согласия автора.

На встрече в «асеевке» одна из сотрудниц библиотеки рассказала о первом произведении, которое она прочитала у Роя. Это была как раз одна из таких ворованных книг, которую издатели подписали Резепкиным, настоящей фамилией автора. Женщина попросила поставить автограф на таком раритете. Олег отказался.

– Права на издание этой книги я никогда не давал. Когда я жил в Швейцарии, откуда-то прошла информация о том, чтоя умер. Она два раза сыграла для меня двойственную роль. Во-первых, меня наградили: я вошёл в «золотую библиотеку» детских писателей. Почему? Потому что туда входят авторы, которые уже умерли. Это была хорошая новость для меня, но, правда, не для жены. Другая весть: я узнал, что в России без моего ведома стали выходить мои произведения. Вот одна из тех книг. И, если честно, у меня нет никакого желания её подписывать. Я очень плохо отношусь к воровству, – не скрывает Рой.

Резепкин был Роем с рождения

Остальные книги автора психологических романов выходят под именем Олег Рой. Кстати, Рой – это не писательский псевдоним. Так молодого парня звали ещё задолго до его творческой карьеры.

– У нас был тренер, который всем своим ученикам давал прозвища. Меня он звал Роем: Резепкин Олег Юрьевич –РОЮ. Когда я ушёл в армию, наставник прислал мне письмо. И подписал его – Олегу Рою. И вот с того момента меня в армии все стали звать Рой. И я к этому настолько привык, что воспринимаю эту фамилию, как «родную». Недавно был в банке, мне сказали: ждите, вас вызовут. Я сижу. Жду. Потом ко мне подходят и говорят: «Послушайте, сколько можно вас звать!». И я вдруг понял, что мою фамилию называют, а я не помню её. Я жду Роя. Кстати, в октябре я еду на родину и подаю документы на изменение фамилии. Пора уже легализовать имя, под которым я живу уже больше 20 лет, – признаётся писатель.

Теория 6-ти «издевательств» над романом

Многие романы Роя получили другую, новую жизнь – в сериалах, фильмах. Кстати, к экранизации своих произведений писатель относится не совсем положительно. Олег Юрьевич не без юмора рассказал курянам, что переживают его произведения, когда кто-то решает превратить их в киноленту:

– Если честно, ни разу не смотрел экранизацию своих фильмов. Только в рабочем варианте. Мне страшно. Я знаю, что это будет хуже, чем роман, и мне будет стыдно за самого себя.

Когда твоё произведение экранизируют, над ним издеваются 6 раз.

Первый раз над ним издевается продюсер, который, как правило, роман не читал. Зачастую получалось так, что мне отзванивался какой-нибудь известный продюсер, который говорил: «Олег Юрьевич, вы знаете, моя жена прочитала Ваш роман и сказала, что он очень интересный. Мне кажется, надо снимать». Дальше ему жена пересказывает, что она увидела в этом романе. Так она издевается над произведением в первый раз. Потому что пересказ, как правило, не всегда удачный.

Дальше продюсер делает синопсис: причём в таком виде, который, по его мнению, будет интересен канальной аудитории. Третий раз издевается уже сценарист, который почитал роман и говорит сам себе: « Как он мог это написать. Вот сейчас я сделаю такой сценарий!» И пишет.

Потом издевается режиссёр, который думает: «Книгу я не читал, сценарий просто плохой. Но сейчас я сделаю режиссёрский. Он будет самым лучшим!»

Дальше над романом работают актёры, которые размышляют: «Книгу я не читал, сценарий не видел, но я сейчас сыграю так!...»

В самый последний раз роман мучает монтажная группа, которой отдали 16 часов фильма, а нужно смонтировать всего на 8. «Но сейчас мы сделаем, и все удивятся», – думают они. И, правда, когда мы сидим в зале и видим фильм, все удивляются: я не понимаю, чей это роман, актриса – кто это играл. Поэтому особой радости в экранизации, кроме того, что ты понимаешь, что твоё произведение получило вторую жизнь на экране, нет.

Ограждение детей от вредной информации: «А что мы дали взамен?»

К слову, о телевидении. Своё мнениена изменения, происходящие в телевещании и печати, у Роя тоже есть:

– Мы же всё время хотим воспитать молодёжь, только чем её воспитывать? Вот сейчас мы её решили воспитать одним единственным: забрать мультфильмы «Ну погоди», «Ёжик в тумане». Ну хорошо, забрали. А дальше что? Что мы дали взамен: «Каникулы в Мексике», «Дом-2»? Фильмы? Нет. У нас не снимают больше хорошее кино, у нас снимают только коммерческое, за огромные деньги. Мы убили наш кинематограф, мы убили наши библиотеки. В России пока ещё читают, но мы же делаем всё возможное, чтобы читали всё меньше и меньше.

Что делать?

– Начинать надо с себя, прежде всего, – считает Рой. – Говорят: «Мы погрязли в коррупции». Так мы погрязли, МЫ! И я, в том числе! У меня есть дети. Я хочу, чтобы они жили в хорошей стране. Поэтому надо делать, всё, что от тебя зависит. Хотя бы: писать хорошие книги, общаться с хорошими людьми и говорить то, что на сегодняшний день является правдой.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество