425

Красный Октябрь. Как развивались революционные события на Белгородчине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Белгород 01/11/2017

100 лет назад, 7 ноября 1917 года, в Петрограде была установлена Советская власть. Но мало кто знает, что на Белгородчине Советы пришли к власти уже в начале осени 1917-го. О том, что происходило в нашем крае в то время¸ «АиФ-Черноземье» беседует с директором государственного архива новейшей истории Белгородской области Юрием Конновым.

Все кричали: «Власть Советам!»

 

Иван Логинов, «АиФ-Черноземье»: Юрий Васильевич, какова была обстановка в Белгороде в те непростые дни?

Юрий Коннов: Белгород был тогда небольшим уездным городком с населением в 34 тысячи человек, почти половина из которых состояла из приезжих, эвакуированных в годы 1-й Мировой войны, а также из белгородского гарнизона, составлявшего около 17 тысяч штыков. Это был польский запасной полк. Октябрьская революция прошла в Белгороде мирно, практически без эксцессов, и польский полк на первоначальном этапе сыграл в этом, пожалуй, ключевую роль.

Досье
Юрий Коннов. Родился в Белгороде в 1964 году. Закончил государственный педагогический институт им. Ольминского. Историк, исследователь. С 2013 года руководит Государственным архивом новейшей истории Белгородской области (ГАНИБО).

– Почему именно польский полк?

– Царское правительство в 1916 году начало формировать национальные части из тех народов Российской империи, которые оказались под оккупацией. Предполагалось, что они лучше будут воевать на фронте. Поляки были самыми многочисленными. Один из таких полков дислоцировался в Белгороде с конца 1916 года и поддержал большевиков, которые провозглашали права наций на самоопределение. Поляки надеялись на восстановление своего суверенного государства. Может, и не весь полк целиком, но несколько рот однозначно встали на сторону революции.

– Что конкретно стали делать революционные власти?

– Никто не знал, что надо делать. Все кричали:«Власть Советам!», и в каждом крупном городе, в каждом селе образовывались свои Советы. Но не было понятия, сколько депутатов в них избирать – где-то было 20, где-то 30 депутатов. В Белгороде было чуть больше 50 депутатов. На 2-м съезде Советов, который провозгласил Советскую власть, когда заполнялись анкеты, большевик Озембловский, представлявший Белгород, написал, что в уездном Совете около 70 человек – даже он не знал точное количество депутатов.

– Но какой-то аппарат управления существовал в то время?

– Каждый Совет формировал свой исполнительный орган, которые назывались по-разному: исполнительный совет, исполнительный комитет, или исполком. Исполнительными органами были и революционные комитеты – ревкомы. Но в Белгородском совете первоначально не было исполнительного органа. В Белгороде вначале решали, как власть должна перейти к Советам, а потом уже – кто будет это осуществлять. Потом был избран исполнительный совет, который стал постоянным органом.

Руководителем исполкома, Совета депутатов и ревкома в Белгороде был один и тот же человек – Леонид Александрович Меранвиль де Сент-Клер. Это известнейший белгородский адвокат, или, как говорили в те времена, присяжный поверенный. Этот человек обладал даром красноречия, ораторским искусством, он очень активно включился в революционные преобразования, которые начались в обществе. Он не был большевиком, он был меньшевиком-интернационалистом. В 1937 году ему это припомнили и репрессировали. Впоследствии имя Меранвиля стало ругательным, а в 1917 году это имя звучало в Белгороде на каждом шагу, на всех митингах.

Вообще, было три видных фигуры в белгородском революционном движении: Дмитрий Константинович Белановский, меньшевик-оборонец, Иван Густавович Озембловский, большевик, и Меранвиль. Вместе они представляли социал-демократическое крыло. Они все боролись за власть Советов, но каждый представлял последующие шаги по-своему.

О матросах и пломбированном вагоне

– Во что выливалось это «революционное творчество»?

– Создавалось огромное количество комитетов, комиссий и других органов: ревком, уездный совнаркомисполком, и одновременно продолжает существовать городская Дума, поскольку она большевистская. Её председатель – рабочий-железнодорожник, большевик Костюков, был избран с сентября 1917 года, а избранным городским головой продолжал оставаться Озембловский.

Этот хаос должностей первое время не приводил к нормализации общественной и политической жизни в городе. Опять же митинговая стихия, как началась с Февральской революции, так и продолжалась. Кадеты, октябристы и прочие буржуазные партии митинговать перестали, но активизировались левые эсеры, меньшевики, большевики.

При этом оставались общегородские проблемы, – голод, нищета, преступность. Население Белгорода в то время – это в основном мещане, купцы, духовенство, то есть те, кто сами никогда не занимались «чёрной» работой. Необходимо было также снабжать медикаментами и продуктами больницы. Проблемы возникали и не решались. Например, из-за эпидемии «испанки» умирало много женщин-рожениц, дети сиротели, а их надо было кормить грудным молоком. А как это организовать?

После Октябрьской революции началось слепое копирование центральных органов большевистской власти в Петрограде. Но при этом не брали на работу специалистов из предыдущих аппаратов управления, которые могли устроить саботаж или дискредитировать революционные органы власти.

– Но большевики ведь себя сами дискредитировали, когда брали деньги у немцев на революцию, путешествовали по Германии в пломбированном вагоне?

– Вы вспоминаете авантюриста Парвуса, который организовал приезд Ленина в Петроград в 1917 году. Это фальшивка, которую легко опровергнуть. Если бы это было правдой, то немцы ещё в 30-40-е годы или американцы в годы холодной войны нашли бы в старых кайзеровских архивах документы, это подтверждающие, и опубликовали бы их.

Любая партия добывает средства через пожертвования и взносы, других доходов у неё нет. И если большевики брали деньги у немцев, то впоследствии они же и способствовали поражению Германии в 1-й мировой войне.

Здесь, в Белгороде, всё было искреннее и бескорыстнее. Искренен был и белгородский комиссар Временного правительства эсер Холодов, и директор мужской гимназии Линсцер, которые пытались руководить аппаратом управления городом от имени Временного правительства. Но в 1917 году все партийные разногласия заканчивались в худшем случае закидыванием оппонентов гнилыми помидорами и тухлыми яйцами.

– Когда же стала литься кровь?

– Когда началась борьба с корниловскими батальонами, когда на станцию Томаровка в конце ноября 1917 года, через месяц после установления Советской власти, прибывают воинские части, которые рвутся на юг к Дону – на кавказский фронт, единственный, который активно сражался против турок. Эти батальоны формировались из георгиевских кавалеров, которые хотели воевать и не стремились к миру, который провозгласили большевики.

И вот тут проявился революционный хаос. Поляки не хотели воевать с корниловцами и защищать Советскую власть, установлению которой в Белгороде они способствовали, они ждали объявления независимости Польши. И в Белгород на борьбу с корниловцами прибыл отряд балтийских моряков во главе с Ховриным и отряд моряков-черноморцев во главе с Железняковым, а также подразделения 30-го армейского полка из Харькова. И белгородский ревком оказался в двусмысленном положении, лишившись военной поддержки польского полка, поскольку прибыли матросы, которые ему подчинялись номинально.

Между матросами и корниловцами начались боевые действия, которые в основном шли на территории нынешнего Ивнянского района. После отряды матросов вернулись в Белгород.

Революционные матросы стали вносить элементы анархии и хаоса в размеренную жизнь Белгорода. Если балтийский отряд был более-менее дисциплинированным, то о черноморцах этого сказать было нельзя. Начались реквизиции и другие безобразия, командиры моряков даже выдавали мандаты на право обладания женщинами. В результате развязанной анархии был убит выборный командир польского запасного полка поручик Яцкевич.

Причины революции

– Если революция – это кровавое безобразие, то, может, правы те, кто рисует сегодня сусальный образ царя Николая II?

– Нет, революция возникла не на пустом месте. Февральская, а затем и Октябрьская революция стала следствием накопившихся проблем в российском обществе начала ХХ века. Это и жестокая эксплуатация и бесправие рабочих, которые работали за копейки по 12 часов в день, имея один выходной в неделю. Это и безземелье крестьян, которые были вынуждены платить огромную аренду помещикам, владеющим этой землёй.

Все эти проблемы не решались годами и усугубились масштабными потерями в ходе непонятной народу войны. Государь и Временное правительство их не решали, а большевики решили двумя декретами – о мире и о земле.

В современной России также есть острые проблемы, которые копятся годами и требуют своего решения. Будем надеяться, что уроки Октября не прошли для России даром: никто не хочет сегодня повторения кровавого революционного хаоса.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах