231

Молчите и соглашайтесь. Как решаются трудовые споры сегодня

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Черноземье 01/11/2017

Похоже, к столетию первой социалистической революции борьба труда с капиталом завершилась полной победой последнего – по крайней мере, в Воронеже. Очевидно, что данные контрольных органов о множестве нарушений прав наёмных работников – это лишь вершина айсберга. Часто сотрудников эксплуатируют на износ и выбрасывают на улицу, как только они теряют здоровье.

Заболел? Уволен!

В редакцию «АиФ-Черноземье» обратился воронежец Юрий Уваров – мужчина 25 лет отработал мучником на воронежском хлебозаводе № 1, но 4 октября был уволен. Началось всё с того, что весной он почувствовал себя плохо и ушёл на долгий больничный. Врачи диагностировали у мужчины сразу несколько тяжёлых заболеваний сердечно-сосудистой системы. В сентябре Уваров получил третью группу инвалидности.

Врачебная комиссия определила длинный список ограничений, в том числе запретила работать в ночные смены. Что вполне естественно: при таком диагнозе в первую очередь опасны эмоциональные и физические нагрузки – о бессонных ночах не должно быть и речи.

Рабочий обратился к руководству: представил медицинское заключение и попросил изменить трудовой график. Но вместо того, чтобы пойти навстречу, начальство предложило мучнику другую должность – уборщика с окладом в 7,2 тыс. руб., а когда он отказался, его уволили. Сотруднику стало плохо – в тот же день его увезли с завода по «скорой».

Сейчас вместо того, чтобы заняться лечением, Юрий Уваров вынужден ходить по инстанциям, добиваясь справедливости. Бывший работник завода уже обратился в прокуратуру и инспекцию труда. Ходил он и в облсовпроф – впрочем, бесполезно: вступаться за инвалида руководство профсоюза работников АПК, по словам Уварова, отказалось.

Профсоюзы для галочки

Впрочем, не секрет, что для большинства сегодняшних проф­союзов защита интересов работников – задача, мягко говоря, не первостепенная. По крайне мере, новейшая воронежская история не помнит каких-либо значимых примеров результативной профсоюзной борьбы. Как правило, в случае конфликта работник остаётся один на один с работодателем и, естественно, отстоять свои права ему бывает крайне трудно.

В 1990-х в Воронеже, как и в других городах страны, начало было развиваться движение свободных профсоюзов – не входящих в ФНПР (федерацию независимых профсоюзов России), отметившуюся соглашательской позицией. Новые объединения пытались следовать примеру европейских собратьев, мгновенно реагирующих на любое давление работодателей. Такие профсоюзы появились в КБХА, на авиазаводе. В центре Воронежа проходили акции протеста профсоюза локомотивных бригад железнодорожников.

Забастовка отменяется

Свободным тред-юнионам подрезал крылья новый трудовой кодекс, принятый в 2001 году. С тех пор, если в профсоюзе меньше половины работников предприятия, работодатель имеет право не вступать с ним ни в какие переговоры. Новые профсоюзы быстро стали маргинальными и, понятное дело, не приобрели популярность. В лучшем случае они могли отстоять права лишь немногих членов.

Как отмечают эксперты, нынешнее законодательство, по сути, сделало невозможной забастовку. Если прежде её мог объявить любой профсоюз, то сегодня легально бастовать имеют право не меньше половины работников. Разумеется, в реальной жизни такого практически не бывает.

Правозащитники и представители профсоюзного движения не раз обращали внимание на то, что отечественное законодательство не отвечает конвенциям Международной организации труда, но государство так и не пошло навстречу наёмным работникам. Неудивительно, что и в Воронеже ростки тред-юнионизма быстро зачахли.

«Мы ушли на пенсию, а новое поколение не пожелало продолжать наше дело, – рассказал бывший глава местной ячейки профсоюза локомотивных бригад Игорь Куликов. – В итоге мы закрыли наше отделение».

Единственная возможность для работника сегодня – судиться с работодателем. Но часто после этого моральная и материальная ситуация оказывается ещё более плачевной.

Не взяли в уборщицы

Наказание виновных в дискриминации в трудовой сфере событие у нас крайне редкое. Так, 17 октября воронежская областная прокуратура сообщила, что впервые отреагировала на подобное нарушение. В июле в офис компании «ППЛЮС» обратилась 53­-летняя женщина. Дама планировала занять вакансию ассистента менеджера, но получила в ответ, что не подходит по возрасту.

Прокуратура Советского района возбудила дело об административном правонарушении, ­ рассказал помощник областного прокурора Михаил Усов. Мировой суд признал организацию виновной и назначил административное наказание в виде предупреждения.

Вскоре были вынесены ещё три таких предупреждения. Провинились фирма «Фосфорель» и ИП, набиравшие в уборщицы только женщин, а также фирма ВСО, которая на должность менеджеров­консультантов принимала исключительно мужчин.

Число нарушений растёт

По словам Елены Борисовой, начальника правового отдела областной госинспекции труда, в третьем квартале 2017 г. было выявлено 1765 нарушений трудового законодательства ­ это на 25% больше, чем во втором. Причины ­ неудовлетворительное финансовое, экономическое и технологическое состояние большинства хозяйствующих субъектов, правовая неграмотность работодателей, их нежелание принять необходимые меры для организации трудового процесса, откровенное пренебрежение трудовым законодательством. Чаще всего нарушения допускаются в торговле, строительстве и обрабатывающем производстве. При этом наибольшее количество нарушений прав сотрудников происходит в малом и среднем бизнесе.

Около 44% всех нарушений касаются оплаты труда. При этом кризис скорее не причина, а повод для задержек зарплаты. Часто случается, что отпускные выдают меньше, чем за три дня до начала отпуска, а зарплату выплачивают только раз в месяц – без аванса; 408 работникам выплачивалась зарплата ниже прожиточного минимума.

Больные не нужны

Андрей Рашевский, правозащитник:

«Работодатель всегда старается избавиться от неугодных сотрудников и использует для этого первый удобный случай, но часто нарушает закон. Ведь юристы организаций, как правило, хорошо знают договорное право, а трудовое – плохо и допускают при увольнении всевозможные ошибки. Так, по закону работодатель должен предлагать все свободные должности, а не самые невыгодные. При желании всегда можно изменить режим труда. Часто не выдерживаются сроки: о переводе на другую работу сотрудника нужно уведомить за два месяца.

Однако инспекция труда – совершенно неэффективный инструмент. Можно оценить её эффективность в 5% – не больше. Там подходят ко всему формально, никогда не вникают в ситуацию. Запрашивают документы, работодатель, разумеется, даёт те бумаги, которые выгодно, и инспекция делает заключение, что всё в порядке. То же самое в суде. Часто бывает, что документы заверяет начальник отдела кадров – человек совершенно зависимый. Но судья принимает их как доказательство.

И только в редчайших случаях руководитель идёт навстречу получившему инвалидность работнику и старается его трудоустроить так, чтобы не пострадали ни его заработок, ни здоровье. Чаще всего от таких работников стараются избавиться – больные люди никому не нужны. Сотрудники абсолютно не защищены, и отстоять свою правоту им удаётся очень редко – только если работодатель допустил грубые и очевидные нарушения».

Молчат и терпят

Наталья Черникова, замглавного редактора «Социальной газеты»:

«Если говорить про инвалидов, то они на самом деле не часто сообщают о нарушении своих трудовых прав. Люди стараются ценить и держаться за своё рабочее место. Скорее всего, есть множество нарушений – впрочем, так же, как и в отношении других работников. Но люди с инвалидностью более долготерпимы и более молчаливы».

Таблица

 

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах