aif.ru counter
807

Спасение под землёй. Как выглядит одно из самых больших убежищ Воронежа

Яна Лесных / АиФ

В случае природной катастрофы или техногенной аварии гражданское население тут же эвакуируется. А вот стратегически важные промышленные объекты часто должны продолжать работу, пусть и в облегчённом режиме. Поэтому защитное сооружение – обязательный атрибут любого большого производства. Как устроено убежище одного из крупнейших воронежских предприятий «Воронежсинтезкаучук», корреспонденту «АиФ-Черноземье» рассказали в ходе пресс-тура, организованного региональным управлением МЧС России.

Какие ассоциации возникают, когда говорят об убежище? Мрачная, холодная, немного пугающая землянка. Не будем разрушать стереотипы - по сути, так и есть. Только в случае убежища целого завода все гораздо масштабнее. Защитное сооружение завода «Воронежсинтезкаучук», к счастью, никогда не использовалось по назначению. Построено оно было в момент глобальной реконструкции завода в 1977 году. Именно тогда появились новые требования по обеспечению безопасности. До этого в течение 46 лет здесь никаких защитных сооружений не было.

Фото: АиФ/ Яна Лесных

Само помещение находится в пяти метрах под землёй. Поскольку оно расположено на территории химического завода, просто так в него не попасть – сначала надо преодолеть две термозащитные двери, чем-то напоминающие вход в подводную лодку. Как кажется, со времён постройки убежища в нём ничего не поменялось: старые радиоточки и линолеум, дисковые телефоны…

«Такие телефоны здесь специально, – поясняет заместитель начальника главного управления МЧС по Воронежской области по защите и предупреждению ЧС Алексей Антипов. – Они работают без электричества, подключаются только к телефонной сети. Так что при любом сбое он будет работать».

Фото: АиФ/ Яна Лесных

Оказывается, иногда старое может быть практичнее нового. Впрочем, все объекты бомбоубежища проходят ежегодную проверку и всегда готовы к использованию.

Вместимость этого убежища – тысяча человек, и оно не единственное на территории предприятия. Есть ещё одно такое же большое и пять поменьше – на 200-250 человек. Так что места, если что, хватит всем, ведь защитные сооружения спроектированы с запасом. В случае чрезвычайной ситуации большую часть сотрудников эвакуируют, а в убежище остаются либо те, кто будет сразу после аварии поддерживать жизнедеятельность завода, либо те, кого вывести не успели.

Фото: АиФ/ Яна Лесных

Когда ты в убежище только на экскурсии, кажется, что прожить здесь несколько дней не так уж страшно. Но если представить условия реальной чрезвычайной ситуации, становится не по себе. Пожалуй, главное тут – избежать паники. В этих небольших коридорах между помещениями, плотно заставленными деревянными партами и нарами, давка может привести к трагедии.

Фото: АиФ/ Яна Лесных

Убежище автономно, в нём есть свой электрический генератор и система очистки воздуха. При включении каждого из механизмов шум напоминает рёв самолётной турбины. Находиться здесь можно трое суток. Генератор вырабатывает электричество в течение 48 часов, поэтому включается он только в случае отключения от внешних сетей питания.

Здесь есть питьевая вода, но нет еды. Хранить её тут сложно и дорого. В случае ЧП припасы должны моментально подвести к специальному входу из круглосуточной столовой. Получается, что минимальная зависимость от внешнего мира всё же присутствует.

Фото: АиФ/ Яна Лесных

Зато тут есть шахматы. Интересно, их забыл кто-то из персонала или это официальный инвентарь? Есть и что почитать: для понимания того, что надо делать во время чрезвычайной ситуации на каждой парте - кипа журналов «Гражданская оборона» и «Гражданская защита». Правда, датированы они 1995-м годом.

Важно понимать, что подобные защитные объекты предназначены только для сотрудников завода, в случае чего простым людям сюда не попасть. Но на самом деле это и не нужно. В чрезвычайной ситуации укрываться на опасном химическом производстве бессмысленно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах