aif.ru counter
9297

Холм как холст. Зачем воронежскому Дивногорью современное искусство?

Алина Полунчукова / АиФ

Формат арт-резиденции в последние годы набирает популярность. Художники  гурьбой съезжаются в какое-нибудь место, живут в нем, вдохновляются и выдают порцию современного искусства, которая потом еще долго радует или не радует глаз местных. Вот уже который год воронежский музей-заповедник «Дивногорье» принимает у себя в гостях фотографов, скульпторов, поэтов и живописцев. Но зачем и без того прекрасному и уникальному уголку Земли дополнительные украшения? И так ли нужно древней природе современное искусство? В тонких материях на меловых породах попробовала разобраться корреспондент «АиФ».

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

В чем суть?   

На три летние недели музей-заповедник «Дивногорье» превратился в исследовательскую лабораторию для художников. Участники проекта «Культурный ландшафт: от представления к содействию» приехали из четырех разных стран – России, Германии, Киргизии и Казахстана. Они прошли каждую горную тропку, посетили храмы и раскопки и даже заглянули в дома к местным хуторянам. Итогом арт-резиденции стал десяток новых арт-объектов, органично вписавшихся в уникальную дивногорскую природу. Сотрудники и посетители музея совсем непротив новых обитателей холмов.

«Почему мы занимаемся такими проектами? - комментирует директор заповедника Марина Лылова. - Сегодня любому музею не просто найти место в современном мире. Но ведь суть нашей работы – это творчество. В создании среды для творчества – будущее музеев».

Новшество арт-резиденции «Культурный ландшафт» в том, что художники буквально спустились с холмов и вышли к людям.

«Проект инициирован заповедником, и мы в гостях у заповедника. Мы также в гостях и у хутора Дивногорье. Эта связка стала доминантной темой в проекте, - поясняет один из кураторов арт-резиденции Михаил Лылов. - За три недели мы, конечно, не можем создать очень укорененные отношения с жителями. Но это не означает, что этим не нужно заниматься. Мы рассматриваем повседневную жизнь Дивногорья с точки зрения искусства».

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

Идеи из земли

Приехавшие в Дивногорье резиденты не были ограничены определенной темой. Каждый думал о своем. Например, художница Наталья Краевская нашла в древнем меле вечную тему гендерного неравенства.

«На экскурсии по заповеднику я вижу музейный стенд. На нем изображено женское захоронение в типичной женской позе 9-10 века нашей эры. Даже в лежачем положении ее поставили на колени, - рассказывает Наташа. - Потом в одном из домов я обнаружила старую школьную грифельную доску. Потом пообщалась с женщиной, у которой очень типичная и не слишком радостная история жизни. И решила, что важно эту тему проговорить. Здесь везде меловые породы – как можно с ними работать? Можно прорубить в них пещеру и молиться, а можно сделать из породы школьный мел, пойти учить людей, давать им знания и освобождение. Название работы – «Пройденный урок». Сколько уже можно?»  

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

Казах Алексей Шиндин находил материал для своего триптиха «Обратная связь» на земле и в заброшенных домах. Каждая из работ представляет собой ковер, «сотканный» из самых невообразимых материалов – местных трав, старых ботинок, разбитой посуды, проволоки времен войны. Это попытка антрополога погрузиться в далекое прошлое Дивногорья, раздобыть артефакты и соединить исторически рассоединенные вещи.

Но самым необычным материалом для арт-объекта стал…обычный сорняк. Шар из стеблей борщевика Сосновского как будто пропахал землю под собой и застрял посреди заросшего поля.

«Особая дикость борщевика Сосновского заключается в том, что он захватывает большие участки растительного покрова. Он способен доминировать. Его практически невозможно вывести. И вот московские художники в поведении сорняка угадали зачатки государственности и назвали его памятником беспрецедентному насилию», - рассказывает Михаил Лылов.

Своенравный сорняк навредил даже художнику, который с ним работал. Его ядовитый сок сильно обжог руки мастера в процессе работы. А вот в сушеном виде «шар-вредитель» совсем безопасен.

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

Искусство есть, искусства нет

Подходя к очередной точке маршрута – небольшой горке из песка и пыли с диско-шаром наверху, ожидаю от кураторов объяснений. Но оказывается, что такой гламурный арт-объект к «Культурному ландшафту» не имеет никакого отношения.

«Это вещь самостоятельно включилась в нашу выставку. Мы до сих пор не знаем таинственное происхождение этого объекта, - спокойно объясняет Яна Малиновская. - То ли это местные жители вдохновились арт-резиденцией и сделали его, то ли это ребята «Культпохода». Она возникла здесь сама и нам не мешает».

Еще об одном вмешательстве таинственных сил в художественную жизнь Дивногорья узнаем, подойдя «Лесной газете» художника Дмитрия Филипова. В прошлом году Дмитрий расстелил 200 метров красной материи по холму и сделал очень трогательную композицию, посвященную его отцу. Оказалось, что спустя неделю ткань исчезла сама собой.

«Да, с одной стороны, часть арт-объекта украли через неделю. Но с другой, когда мы в этом году разговаривали с местными жителями, оказалось, что именно этот объект запомнился хуторянам больше всех. Материя прожила всего неделю, а работу помнят и спустя год».

На этот раз вместо того, чтобы делать реальный гигантский лэнд-арт объект, Дмитрий Филиппов побродил по дивногорским холмам и просто зарисовал на бумаге виртуальные концепции объектов, которые могли бы там стоять. 

Фото: АиФ/ Алина Полунчукова

Интерпретировали, интерпретировали

Самым нахальным вторжением арт-резидентов на дивногорские холмы стали инсталляции киргизского художника Валерия Рупеля. Гигантские восклицательные и вопросительные знаки расставили в разных частях заповедника. Неожиданные встречи с арт-объектами вызывали то недоумение, то восхищение непосвященных в современное искусство туристов.

«Это такая ирония от художника, который навязывает нам собственную эмоцию, которую мы должны испытать при взгляде на пейзаж», - поясняет куратор проекта Яна Малиновская.

«Здесь вопрос не в навязывании, - тут же не соглашается Михаил Лылов. – Это другой подход к пейзажу. Обычный пейзаж мы можем перевести в историю. Вот стоит дом, за ним береза, между ними тропинка. Такие знаки освобождают пейзаж от этой истории. Само существование этой церкви или этой ковыльной степи ставится под вопрос. Это ковыльная степь? Добавляется эмоция. Идея о том, что мы воспринимаем пейзаж не как набор предметов, а как некую эмоциональную сущность».

«А я вижу в этом сплошную философию. Наша жизнь  - это сплошные вопросы», - откликается кто-то из экскурсантов.

Делаем вывод: современное искусство тем и прекрасно, что каждый зритель интерпретирует ее так, как он это интерпретирует.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах