3785

Ты в студии. Какие таланты ищет школа Хабенского в Воронеже

Александр Шевляков / АиФ

13 сентября Воронеж выбирал не только депутатов. В главном концертном зале города прошел кастинг юных дарований в «Студию творческого развития» Константина Хабенского.

В России на сегодняшний день открыто несколько таких студий – в Воронеже, Казани, Екатеринбурге, Уфе, Москве, Челябинске, Тольятти и Новосибирске. Обучение в них бесплатное. А задача - культурное воспитание детей, их приобщение к музыке, театру, искусству.

Здесь не делают актеров. Главная цель, которую ставят перед собой педагоги, - разбудить и развить в детях творческое начало, которое есть в каждом. Работа ведется в нескольких направлениях: сценическая речь, мастерство актера, вокал, пластика, танец, цирковое искусство.

Закулисье Зазеркалья

В очередном воронежском кастинге приняли участие 52 таланта в возрасте от 11 до 17 лет. Это утро для холла Воронежского концертного зала стало балом пышных бантов, цветастых лент и красочных нарядов. Очень забавно наблюдать мальчишек в строгих брюках и заправленных бордовых рубашках. Накладные носы, очки, диадемы, зонты, сумки, плащи – чтобы создать образ, в ход идет все.

Сижу как будто за кулисами настоящего театра и наблюдаю, как дети готовятся к выходу на сцену.

Мамы репетируют в холле вместе с детьми.
Мамы репетируют в холле вместе с детьми. Фото: АиФ/ Александр Шевляков

Возле колонны сидит кучерявый мальчик. Поставил локти на колени, руки сцепил в замок, поднес ко лбу и бормочет что-то себе под нос, настраивается. Вот девочка ходит из стороны в сторону с листом и повторяет слова стихотворения. Компания ребят постарше перебирает гитарные струны, добавляя к театральной атмосфере нотку чего-то дворового, романтичного.

Александра Чернышева, 12 лет

«Я с детства мечтала пойти в театралку, мама меня отговаривала-отговаривала, но я все равно решила, что театр будет моим хобби. А тут подруга рассказала о кастинге, я сразу начала звонить домой, уговаривать».

Родители – не менее любопытные жителя этого закулисья. Есть такие мамы с папами, на которых смотришь и понимаешь: сцена – их семейное поприще, от которого не уйти и ребенку.

Кто-то молча ожидает выхода на своих чад на сцену, кто-то ловит последние моменты перед показом и репетирует некоторые элементы танца вместе с ребенком. Одна мама с таким жаром подбадривает дочек, что, кажется, ее слова действуют на всех окружающих:

«Ты лучшая, слышишь? Не вздумай сомневаться, борись до конца, поняла? Нет и не может быть никакого вердикта, кроме как «да»!»

В 11 часов приглашают первую пятерку, озвучивают имена второй и приказывают готовиться к выходу. И без того оживленный «детский» холл превращается в ташкентский базар во время байрама. Когда студийцев запускают в зал, родители дожидаются их в коридоре. Утешать надо уже их самих.

Дать цветку распуститься

Оставляя взрослых за дверью, захожу в зал вслед за детьми. Небольшая сцена. На ней пять стульев. Ни микрофонов, ни специального света. Камерно и по-семейному. Жюри из трех человек сидит на месте зрителей.

Работа с «цветами жизни» требует умения тонко их чувствовать. Не говоря уже о тех моментах, когда этим цветам необходимо помочь распуститься. Многие при выходе на сцену молчат, стесняются, опускают голову.

Преподавателя актерского мастерства Александра Новикова называют по-домашнему - Сан Санычем. У него свой подход к каждому из детей. Он то просит рассказать, как малыш провел лето, может спросить, какой у него любимый цвет или животное и кто такой Хабенский. Остальные члены жюри тоже смягчают обстановку, смеются, рассказывают шутки.

Меняется возраст участников, а с ним и отношение Сан Саныча. Чем старше студийцы, тем серьезнее он с ними разговаривает. По-настоящему пробивает человека, достает его сущность наружу, заставляет детей спорить с ним, кричать на него, показывать, на что они способны.

Анастасия Гусак, 16 лет, занимается в студии два года.

«Сюда решила прийти, потому что всегда чувствовала тягу к театру. До этого занималась спортивными бальными танцами, закончила художественную школу. Студия очень помогает тебе раскрыться. Порой делаешь то, чего сам от себя не ожидаешь. У  нас есть свои спектакли, зачастую пластические, например, «Ежик в тумане». 

«У нас не средняя школа!»

Сан Саныч внимательно смотрит за выступлениями, чтобы не пропустить талант.
Фото: АиФ/ Александр Шевляков

Во время очередной смены участников подсаживаюсь к Александру Александровичу.

«Как вы отбираете детишек?»

«На самом деле, каких-то определенных критериев нет. Надо смотреть - интересный человек или не интересный. Мы стараемся понять, ребенок здесь оказался по инициативе родителей или же сам захотел».

«Сколько вам времени нужно, чтобы понять, пройдет ребенок или нет? Бывает такое, что с первых секунд понятно, что перед вами звездочка?»

«Уверенности никакой нет, никогда. К примеру, пришла девочка одна на показ год назад. Была там самая-самая скромная. И через два-три месяца она стала совершенно другой. Многое зависит от желания ребенка. Мы почти каждому даем шанс. У нас есть испытательный срок, за время которого мы пытаемся раскрыть талант. У нас не среднеобразовательная школа, мы пытаемся жить немного по другим правилам. Стараемся сделать так, чтобы ребенок уходил от того, что правильно, а что неправильно. Здесь главное то, что ему нравится, каков его внутренний мир. Дети приходят и читают стихотворения о маме, о родине, о России. Ничего в этом плохого нет. Но мы - не школьный монтаж. Я хочу понять, что этому  маленькому человеку интересно, чем он живет. Нам не интересно его правильное прочтение стихотворения. В творчестве нет правильных вещей». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах