151

Воронежцы увидели и прочувствовали жизнь Соловков

17 мая в Воронеж приехал Активный театр  с постановкой «Обитель.16 рота». Он поставлен  по фрагментам книги Захара Прилепина. В спектакле играют  музыканты известной рэп-рок группы «25\17» Андрей Позднухов и Антон Завьялов и актеры Активного театра Андрей Филиппак и Алексей Шутов.

Спектакль «Обитель. 16 рота» рассказывает о жизни в Соловецком лагере особого назначения, который загубил тысячи жизней. Вопросы, которые поднимаются – не новы. О них говорил и Солженицын, и Шаламов. Но все же темы нечеловеческого существования, выживания в условиях, когда смерть становится привычным явлением, как  снег или дождь заставляют задуматься над многим. Ужас от осознания самой возможности существования таких условий охватывает, и тело, и душу.

Действо должно было пройти в большом зале Дома Офицеров, но для большей камерности и чистоты звука пьесу перенесли в малый зал. От этого постановка стала еще более захватывающей. Места  с трудом хватило для всех желающих посмотреть  «Обитель», перед выступлением организаторы выставили  еще один ряд из стульев. Небольшая сцена, четыре табуретки, два стула в глубине (для музыкантов), стол. Вот и все декорации.
Камерность, минимализм сделали свое дело. Спектакль окунает в самобытность Соловков, в мысли, блуждающие у его жителей. Во время представления кто-то довольно громко и даже, видимо, непроизвольно воскликнул: «Это по-настоящему?».
Ведь спектакль о жизни, о выживании. О трудностях, лишениях, испытаниях, о том, как их преодолеть и спастись. Прослеживается и мотив того, как легко из человека сделать зверя, убить в личности все человеческое, нормы морали, уничтожить нравственность.

Главный герой – Артем, попал на Соловки за убийство отца. Вначале он проявляет чувства, эмоции, он живой. Пытается абстрагировать себя от местного люда. Размышляет о том, что читал Жюля Верна «С Земли на Луну прямым путем за 97 часов 20 минут» и что это знание возвышает его, делает уникальным . Но под давлением Соловков теряет в себе человека. Начинает воровать, перестает говорить, мыться, носит одежду наизнанку. Он становится «Соловецким гражданином». Не человеком - существом, которое печется только о своем существовании и ради выживания готово на все. Он не видит жизнь за пределами Соловецкого монастыря, да ему это и не нужно. Он стал порождением того страшного социума, который рождает недолюдей, убивая и вытравливая из них все, что отличает человека от зверя.

Интересно то, что в канву спектакля вписано пять музыкальных отрывков, когда артисты встают в ряд и начинают петь. Специально для спектакля 25/17 написали песню «Шестнадцатая рота» и создали акустическую версию еще четырех своих композиций. На протяжении всего действия на сцене время от времени музыканты перебирают струны, создавая неповторимый музыкальный фон. Легкие гитарные рифы накаляют атмосферу до предела, усиливают вес монологов и диалогов настолько, что не остается никаких сомнений в их подлинности, жизненности и значимости.

Вообще нововведений много. На входе в главный корпус Академии Искусств, где проходил спектакль, гостям раздавали  небольшие анкеты и убедительно просили заполнить и отдать перед входом в зал. Вопросы были обычные, поначалу  не придаешь им особого значения. Сколько лет, образование, каким трудом занимаешься, что можешь сделать своими руками… Оказалось, что пока на сцене разыгрывалось действие, за кулисами подсчитывали результаты. Неожиданно в середине спектакля актер Андрей Филиппак начал зачитывать данные, задавать вопросы. Ритм диалога менялся мгновенно, то зал задумывался над сказанным, то аудитория заполняла пространство искренним смехом.

- Что бы вы смогли сделать на Соловках? – спросил у зала актер.
- Чефир, - кто-то выкрикнул из толпы, и снова зал закатился смехом.
Спектакль продолжился. 

Интерактив с залом – то, на чем держится весь шарм этой постановки. Режиссер Мария Перелешина сказала, что театр должен куда-то двигаться. Можно просто поставить качественный спектакль, одеть всех в костюмы, поставить декорации, выучить текст, поставить проекцию на сцену, светы, дым. Но у Активного театра ничего этого нет. Им интереснее разговаривать со зрителем.

Импровизация и разграничение зала и сцены колоссальнейшим образом изменят восприятие спектакля. Алексей Шутов перед спектаклем поделился мыслями на этот счет.

- Во главе угла стоит текст, мы во многом исходим из него. Он  указывает на тот момент, на ту точку, когда можно устроить  диалог с залом. Мы отказались от театральных примочек,  добавили песни ребят, это все поддерживает текст. Мы как бы играем с ним. Диалоги со зрителем возникают для того, чтобы не абстрагировано воспринимать пьесу, как некий исторический документ, а чтобы вызывать ассоциации какие-то, спроецировать то, о чем говорим на жизнь. Все мысли, которые вызывает обычно прочтение, пытаемся облечь в слово, обсудить это с залом. Иногда получается, иногда нет.

На обратной связи новаторства не заканчиваются. На пресс-конференции возник вопрос об импровизации.

- Каждый раз, каждый спектакль все по-разному. В начале тяжело, волнуешься как-никак, даже несмотря на то, что текст, в основном, читаешь с листа. Последние три спектакля я получал настоящее удовольствие от происходящего, наслаждался игрой Алексея, Андрея. Но все равно непонятно, почему это так нравится людям? – рассказал Антон Завьялов.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах