aif.ru counter
344

«Грехи живут в нас». Балетмейстер воронежской Оперы о модерн-балете

Неожиданная для Воронежского театра оперы и балета постановка «7 историй из жизни. 7 смертных грехов» с успехом прижилась в репертуаре.

Двухактный модерн-балет – это работа главного балетмейстера театра Александра Литягина. Все его участники - солисты и артисты балета – языком танца воплощают современное понимание вечных библейских истин. А итогом  всех танцевальных историй становится неизменная победа добра над пороком.

Фото: АиФ

О трагедиях и грехах

Фаина Мания, «АиФ-Черноземье»: Александр Александрович, расскажите, как модерн-балет «7 историй из жизни. 7 смертных грехов» появился на сцене театра?

Александр Литягин: Несколько лет назад, когда я еще не был в должности главного балетмейстера театра, меня попросили сделать фееричное балетное шоу на сцене Дома актера. Я предложил поставить «7 смертных грехов». Как и сейчас, со мной была инициативная группа людей, готовая работать круглыми сутками. Они согласились на участие в проекте, несмотря на то, что никому за это не платили. После премьеры на сцене Дома актера, спектакль взяли в антрепризу театра. А спустя год мы поставили вторую постановку.

- А потом вы объединили две постановки в единый балет…

- Да. Я долго думал, какая ключевая идея сможет объединить их. В итоге, ей стала «цифра 7». Если мы показываем 7 смертных грехов, значит столько же должно быть историй из жизни. Каждая трагичная история доводит людей до тюрьмы, где они и делятся страшными воспоминаниями. И сначала двухактный балет презентовали в Доме актера, а потом уже в театре оперы и балета. На худсовете в один голос согласились, что постановка необходима нашему репертуару.

- На какую аудиторию направлена постановка?

- Конечно, модерн-балет призван привлечь в театр молодежь. Но он также актуален и для представителей старшего поколения. Среди моих знакомых разного возраста есть масса людей, которые хотят приходить на спектакль снова и снова.

- Зрителей не смущали сцены насилия или, например, номер «блуд» под роковую музыку?

- Я проводил опрос по этому поводу среди зрителей и мне отвечали на это: «Вы же не создаете иллюзию, когда нужно показать определенный грех или преступление. Все уместно». Действительно, не хочется лукавить. Ведь, к сожалению, все эти грехи живут в нас и имеют место в нашем обществе.

Фото: Воронежский театр оперы и балета

Не бояться начать

- Александр Александрович, в постановке очень интересное музыкальное сопровождение – от классики до попсы и рока. По какому принципу вы отбирали музыку?

- Я очень долго искал ту самую, подходящую музыку. Как мне кажется, в любом балете музыка, также как и хореография, должна наталкивать на определенные мысли и эмоции. Именно по этому принципу я и подбирал музыку. Если, например, песня Руслановой вызывает у меня грусть, уныние, то я включил ее в соответствующий эпизод. Проверялась каждая песня по несколько раз. Если музыка вызывала у меня одну и ту же эмоцию, независимо от моего настроения, значит, я сделал правильный выбор. Мы долго резали, компоновали, меняли местами номера. Очень не хотелось создавать «фейерверк ни о чем».

- Как я понимаю, вы впервые работали над модерн-балетом. С какими сложностями вы столкнулись?

 - Самым сложным было начать. В силу того, что я еще не настолько опытный балетмейстер-постановщик, я боялся сделать куда-либо шаг. Но я решился, понимая, что пусть даже спектакль будет не самым удачным в моей практике, но это мой опыт, за который я готов нести ответственность.

Очень долго я подбирал актеров, на которых бы ложилась задуманная мной хореография. Мне хотелось, чтобы они выполняли мой замысел, но и прибавляли к этому и свои эмоции, свое отношение. И поначалу я столкнулся с такой проблемой – я показываю актеру ту хореографию, которую хочу видеть, а она на него не ложится. Я начал искать причины неудач в себе, мне казалось, что я неправильно показываю движения. А потом я просто поменял актеров местами и увидел в жестах, глазах, руках и ногах те самые, задуманные мной движения.

Сейчас мне уже хочется двигаться вперед – переделать отдельные эпизоды в спектакле, добавить больше хореографии. Но у нас, к сожалению, нет на это времени. Мы репетируем по три часа в течение двух дней перед показом, а этого явно недостаточно.

О грядущих премьерах

- Все с нетерпением ждут премьеры балета «Руслан и Людмила». Как продвигается работа над спектаклем?

- Премьера балета состоится 25 декабря. «Руслан и Людмила» - это постановка московского балетмейстера Андрея Петрова, которая уже многие годы с успехом идет на сцене Государственного Кремлёвского Дворца. Как объяснил сам Андрей Борисович, выбирая между оперой и балетом, он остановился на балете, потому что далеко не каждый столичный или провинциальный театр может позволить себе поставить оперу «Руслан и Людмила». Во-первых, для постановки оперы нужен огромный хор, масса разноплановых голосов, дорогостоящие декорации. Во-вторых, в отличие от двухчасового балета, опера идет четыре часа. А мы должны понимать, что далеко не каждый современный зритель способен высидеть в театре столько времени. Так зародился спектакль в жанре классического наследия «Руслан и Людмила», в основу которого легли поэма А.С. Пушкина и опера М.И. Глинки.

- Какими еще сюрпризами порадуете воронежских зрителей?

- 18 января на сцене нашего театра пройдет Вечер памяти народной артистки РСФСР Набили Галиевны Валитовой. Этим событием мы хотели бы отдать дань памяти великой балерине, чье имя известно не только в Воронеже, но и по всей стране.

Балет перестал быть престижной профессией, какой был в 60-х или 70-х годах

Будущее воронежского балета

- Александр Александрович, наверняка у вас есть концепция развития балетного направления в театре. Каким вы его видите в ближайшее время?

- Хочется довести этот лейбл «балета» до уровня, как минимум Михайловского или Пермского театров. Я итак считаю, что наша трупа входит в «пятерку» лучших балетных провинциальных театров нашей страны. Но если собрать все составляющие, то есть компоненты, по которым мы не дотягиваем…

- В чем вы видите проблемы?

- Во-первых, мы сталкиваемся с финансовыми проблемами. Я считаю, что нужно распределять финансы внутри театра более грамотно. Театр должен самостоятельно зарабатывать на обеспечение самих себя, на достойную зарплату артистов. Я прекрасно понимаю, что мы живем в кризисное время, и я, ни в коем случае, не виню в наших проблемах государство.

Во-вторых, нам не хватает балетных залов. У артистов нет возможности репетировать одновременно на разных площадках. Плюс нам не хватает штатных единиц. Я думаю, это следствие того, что балет перестал быть престижной профессией, какой был в 60-х или 70-х годах. К сожалению, нет активной пропаганды балетного искусства. Возможно, если бы она была, больше детей стремилось в хореографическое училище. Более того, еще одна серьезная проблема заключается в том, что я не могу пригласить в стены нашего театра парней – выпускников училища из-за того, что у нас нет отсрочки от армии.

Но несмотря ни на что, я горжусь тем, что работаю в Воронежском театре оперы и балета. С именем этого театра я объездил весь мир. Мне очень приятно, что многие ассоциируют мое имя с Воронежем. Я очень хочу, чтобы воронежский балет процветал, и я сделаю для этого все, что в моих силах. 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество