aif.ru counter
01.03.2017 13:52
АиФ-Черноземье
86

Как не оболгать историю? Писатель-документалист об изломах судеб и эпох

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ-Черноземье 01/03/2017

«В гражданской войне нет победителей и побеждённых. Все правы и неправы одновременно», – считает писатель Виталий Жихарев.

Несмотря на обиды

– Виталий Иванович, работая над книгами, вы исследуете судьбы земляков. Какие открытия удалось сделать в последнее время?

– Некоторые из таких открытий мне особенно дороги. Например, в моей книге «Твои солдаты, Родина» упомянут каждый воевавший житель моего родного села Артюшкино Аннинского района. Мне удалось восстановить судьбы 18 земляков, которые значились пропавшими без вести. Так, в 1923 году в нашей деревне родился Миша Музалевский. Он воевал во внутреннем кольце Ленинградской блокады и однажды, стоя на посту с двумя солдатами из другого взвода, пошутил: «Неплохо было бы к немцам сходить кофейку попить». Кто–то из приятелей донёс своему командиру, тот – в особый отдел. Моего земляка осудили на восемь лет, он умер в тюрьме. Я нашёл племянника Миши и посоветовал написать письмо генпрокурору Чайке. Было подписано постановление о реабилитации. Имя Музалевского теперь высечено на сельской мемориальной доске вместе с именами других фронтовиков.

Ещё один пример. Дяде моего отца Тихону Жихареву не повезло: его раскулачили, лишили права жительства на территории района. Он вырыл за селом землянку и жил там вместе с женой и двумя маленькими детьми. Его отца – моего прадеда – расстреляли, брата расстреляли, другого брата в 1940 году посадили на семь лет. Казалось бы, гигантская обида на советскую власть! Но не тут–то было! Тихон Иванович воевал под Смоленском, попал в плен и оказался в лагере под Минском. Немцы предлагали пленным сотрудничать. Например, плотника могли отправить в Германию работать на хозяина, кто–то соглашался воевать. Чего бы и Тихону Ивановичу не пойти в услужение? Но он остался в лагере и страдальчески умер.

Оценить невозможно

– Вы писали о семье Аллилуевых. Про родственников Сталина множество мифов. У вас свои версии?

– Сергей Аллилуев, отец жены Сталина, родился в селе Рамонье, в 10 км от моей родной деревни. Я заинтересовался судьбой этой семьи и нашёл кое–какие новые материалы. Например, о том, как в Воронежской губернии разыскивали Аллилуева, который сбежал от охранки по пути в Ростов, куда его сослали. Удалось связаться со многими его потомками. Пообщался я и с ныне покойным Евгением Джугашвили, сыном Якова Джугашвили, у которого был роман с урюпинской девушкой, соседкой брата Аллилуева. Итогом стала небольшая книжка «Судьба Аллилуевых».

У меня нет никаких сомнений в том, что жена Сталина Надежда Аллилуева застрелилась. В роду её матери Ольги Федоренко было много психически больных, а сама Ольга Евгеньевна с диагнозом «шизофрения» стояла на учёте в кремлёвской больнице. Брат Фёдор официально был признан психически больным, сестра Анна тоже была нездорова. У самой Надежды неправильно срослись кости черепа – у неё постоянно болела голова. В политику она никогда не влезала, и никаких разногласий с мужем по этому поводу у неё не было.

– История часто переписывается. Удалось ли вам выработать своё отношение к сталинскому периоду?

– Есть люди, которые люто ненавидят Сталина, есть те, кто возвеличивает его до бога. Нет никакой возможности оценить эту личность объективно: мы не знакомы с очень большим количеством архивных материалов, есть подозрение, и не только у меня, что огромная их часть была уничтожена при Хрущёве.

Это хорошо, что реабилитировали людей, в их числе огромное количество моих родственников – расстрелянных, посаженных, раскулаченных, депортированных. У моей тётки в личном деле есть бумага о том, что она была осуждена к выселению в возрасте трёх лет. Трёхлетний ребёнок был осужден! Понятно, что не лично Сталин выселял, но искать внуков лейтенанта Гречишникова, который посадил моего прадеда, нет никакого желания – они уже ни при чём. Деда и прадеда не вернёшь, но я договорился с Анатолием Балбековым, главой Бобровского района, и он тихо поставил памятник пятистам расстрелянным в бобровской тюрьме.

Но в то же время при Сталине выиграна война. В атаку шли за Родину, за Сталина...

Нужны Шолоховы

– Исполняется 100 лет Октябрьской революции, но и об этих событиях мы, в сущности, знаем очень мало…

– Был передел собственности, кровавая гражданская война. В гражданской вой­не нет победителей и побеждённых. Все правы и неправы одновременно. Вот и на Донбассе сейчас идут воевать брат на брата. Не от хорошей жизни. Патриарх недавно сказал: «Революция – это величайшее преступление!» Такими лозунгами невозможно примирить общество. А надо понять, что это была неизбежность. Что при всей несправедливости была цель.

И какой мощный всплеск литературного творчества наблюдался после революции! Создавалась замечательная музыка, снимались прекрасные фильмы, сочинялись выдающиеся стихи, песни… Шолохов написал «Тихий Дон» – книгу книг. Великое произведение о великой трагедии русского народа. Могу показаться необъективным и даже несправедливым, но за постсоветское время я не прочитал ничего такого, что можно было бы назвать выдающимся произведением литературы.

Сейчас полная свобода творчества, но она ограничена финансово. Вся цензура – в деньгах. Наша писательская организация имеет право каждый год издавать пятерых авторов за бюджетные деньги. Это небольшие произведения тиражом в 200–300 экземпляров. Мало, но в каких–то регионах нет и этого. Остальным нужно искать спонсоров или брать деньги из семейного бюджета. Я не беру во внимание рублёвских писательниц. За деньги можно настряпать всё, что угодно, и всё раскрутить.

– Удастся ли современным писателям правильно отразить наше время?

– Поводов – более чем достаточно: развал империи, кровь на межах бывших республик–сестёр, драмы народов и отдельных людей... А новых Шолоховых нет. Но, уверен, они будут. Россия беременна талантами. Будем надеться, что будущие поколения своё правдивое Слово напишут...

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество