aif.ru counter
19

Четыре жизни за 14 тысяч

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15 10/04/2007

Судья областного суда Александр Беседин начал громкий процесс. Обвиняемые в убийстве четырех человек в добринском селе Ольховка виновными себя не признают. Но если их вину докажут, им может грозить пожизненное лишение свободы.

- Эх, дали бы мне сейчас этих нелюдей в руки, - сжимает кулаки стоящая в коридоре невысокая хрупкая женщина. - Разорвала бы на кусочки!

- Успокойся, ты что, - одергивает ее та, что рядом, с такими же карими глазами и каштановыми волосами. - Побереги нервы, сейчас на суде они тебе пригодятся!

- Не могу, понимаешь, не могу. Как вспомню, что эти сволочи с папой и Алешкой сделали!

Кошмар в Страстную пятницу

Сестры Ирина и Лидия МАЛИКОВЫ - дочери 80-летнего ветерана Великой Отечественной Алексея Нижегородова. Год назад как раз в Страстную пятницу, 21 апреля, они в лишились отца и брата. Убийство трех пенсионеров и 27-летнего инвалида потрясло тогда всю область. Сегодня сестры впервые должны заглянуть в глаза тем, кого подозревают в страшном злодеянии.

- Вы понимаете, мало того, что их убили, - сквозь слезы рассказывает Лидия Алексеевна, - над ними еще и издевались так, как фашисты во время войны и представить себе не могли. Кололи вилами, резали ножом, рубили топором. Брат Алеша только начал восстанавливаться после инсульта. Он тренировался, плавал, на лыжах бегал, по хозяйству отцу во всем помогал. Руки у него были связаны за спиной - видимо, Алеша перед смертью защищался из последних сил...".

- Я в пятницу целый день с отцом на огороде работал, - говорит брат погибшего Алексея Федор. - Сеял, боронил. Потом пообедали, и я домой пошел. На следующее утро звоню отцу, а телефон не отвечает. Пошел к ним - дверь открыта, свет горит, окно какой-то цветной тряпкой завешено. Вхожу и не могу понять в чем дело: в доме бардак, новая дубленка Алешкина в коридоре на мешках валяется. Прохожу дальше, а на полу в луже крови - Алешка. Руки бельевой веревкой связаны. Рядом на полу отрезанный телефонный провод с трубкой. Я взревел, выбежал на улицу сам не помню как. А потом мы уже с соседями вместе зашли. Отца нашли в другой комнате.

На теле Нижегородова-сына эксперты насчитали не менее 14 ножевых ударов - в шею и затылок, несколько ударов топором, а спина страдальца вся была исколота вилами. Труп отца тоже был обезображен до неузнаваемости.

- У моей мамы, - говорит светловолосая худенькая женщина, похожая на подростка, Альбина ДУДА, - вообще не было лица, представляете? Остались только губы, ее вообще опознали только по пальто. Она, бедная, пыталась от них убежать, заскочила к соседям. Ее и там настигли.

Труп 67-летней Зои Бумагиной нашли в самой дальней от входа комнате. Женщина сидела, привалившись к столу. Все вокруг - пол, стены, мебель - было сплошь залито кровью. Ее сожитель 68-летний Лев Лавров лежал в своем доме - по соседству с Нижегородовыми. Он первым попал в руки преступников.

Цыганский след

Увиденное шокировало не только родственников. Стариков лишили жизни всего из-за 14 тысяч рублей - именно столько составила выручка злодеев. Сразу после убийства, когда преступников еще не задержали, видавшие виды оперативники убойного отдела управления уголовного розыска областного УВД предположили: убивали цыгане. Мол, только они могут с такой зверской, бессмысленной жестокостью издеваться над своими жертвами. Через десять дней предположения подтвердились. В Воронежской области задержали двух цыган - Григория Богданенко и Андрея Белашова. При них были вещи убитых жителей Ольховки. Кстати, при задержании один из цыган бросился на спецназовцев с молотком. Усмирил его только предупредительный выстрел в воздух. Богданенко 41 год. Он не имеет ни семьи, ни детей, неграмотный. 42-летний Белашов родом из Ростовской области, прописан в Волгоградской. Имеет два класса образования. Ранее судим за разбой. У него шестеро детей - от 18 лет до 8 месяцев.

Детали той страшной ночи выяснило следствие

В двух домах, стоящих на краю Ольховки, жили 68-летний Лев Лавров с 67-летней сожительницей Зоей Бумагиной и двое Нижегородовых - отец Алексей Федорович и сын Алексей Алексеевич. Преступники наметили их себе в жертвы заранее. Позарились на стариковские и инвалидскую пенсии. Вечером 21 апреля, когда совсем стемнело, они на "копейке" без номеров подъехали к дому Лаврова. Прихваченной монтировкой взломали дверь и напали на мужчину. Били оба. И монтировкой, и ножом. По голове, шее, груди и спине.

Лавров умер почти сразу. На его теле эксперты насчитали не менее десятка ран, каждая из которых могла оказаться смертельной. Охваченной ужасом Зое Бумагиной удалось выбежать из дома. Она даже достучалась до соседей, ей открыли надежные запоры и впустили в дом, а вот запереть снова уже не успели...

Когда государственный обвинитель Владимир Федянин начал читать сухие строчки обвинительного заключения, описывающие удары, полученные жертвами, с первого ряда скамеек, где сидели родственники убитых, раздались рыдания. А за решеткой для подсудимых - бесстрастные, каменные лица. Вину свою ни Богданенко, ни Белашов не признали. Давать показания, впрочем, не отказались, но поставили условие: только после допроса всех свидетелей и изучения остальных доказательств. Оба цыгана обвиняются по части 4 статьи 162 "Разбой" и части 2 статьи 105 Уголовного кодекса "Убийство двух и более лиц, совершенное из корыстных побуждений с особой жестокостью группой лиц по предварительному сговору". Санкция только по последней статье предусматривает лишение свободы на срок 8 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество