Примерное время чтения: 4 минуты
73

Марк Гольдман: "На Лубянке уютная тюрьма"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37 12/09/2007

В нынешнем году Россия поминает жертв сталинского террора, пик которого пришелся на 1937 год. У известного липецкого правозащитника Марка ГОЛЬДМАНА своя дата - 5 сентября исполнилось 50 лет со дня его ареста сотрудниками Комитета государственной безопасности.

Внук за дедом в лагерь пошел

- Каким вы, Марк Соломонович, были в 1957 году? Чем занимались?

- Мне шел 25-й год. Жил в Москве на Таганке, наша улица называлась тогда Володарского, сейчас она Гончарная. Годом ранее я окончил институт и по распределению работал инженером в райжилуправлении Пролетарского района Москвы, занимался спортом и записался в институт марксизма-ленинизма. У меня сохранились зачетка и приглашение, в котором указано, что первое занятие состоится 5 сентября 1957 года в 6 часов вечера. Но в 12 часов дня меня арестовали...

Я пришел в домоуправление, чтобы выполнить данное мне задание. Меня там ждали секретарь партбюро нашей организации и двое мужчин в штатском. Они сказали: "Вам надо проехать с нами на работу". Но по дороге мы свернули к моему дому, и до вечера вели обыск в нашей квартире. У меня забрали мелкокалиберную винтовку, которой я владел на законных основаниях. В семь вечера меня вывели из дома. Трое - следователь и двое оперативников - шли за мной полукругом, и один нес мою винтовку. А двор у нашего дома большой и многолюдный. И вот меня ведут к воротам, люди смотрят, взгляды у них и не осуждающие, и не поддерживающие. И вдруг я слышу: "Внук за дедом пошел". Моего деда арестовали в 37-м, и через год он умер в лагерях.

Меня привезли в тюрьму на Лубянке. Внутри двора хорошо знакомого квадрата здания на Лубянке есть перемычка, в которой размещается хорошая уютная тюрьма.

- Как окружающие отнеслись к вашему делу?

- По нашему делу проходило девять человек, семеро были университетскими, окончили МГУ, двое успели защитить кандидатские диссертации. Умные, образованные, активные ребята. Все их уважали. Но никто не поддержал. Более того, один из нас, Краснопевцев, был секретарем комсомольского бюро исторического факультета. А рекомендацию для вступления в партию ему давал секретарь партбюро, герой гражданской войны. Так вот, этот "герой" так испугался за свою шкуру, что сагитировал преподавателей МГУ подписаться под письмом в ЦК партии с требованием... расстрелять всех нас.

А вот следователи, за исключением одного, были нормальные ребята. Один даже шум поднял, когда меня на прогулку не повели. А другой во время допроса так донимал меня разговорами о партии, что я не выдержал и указал на портрет Сталина, висевший у него над головой: "Вы говорите о партии, а партия ничего не значила, всем вот он командовал единолично". И этот эпизод не фигурировал в обвинении. Хотя следователь мог бы внести его в протокол.

Шесть лет за "усиление роли Советов"

- Вы призывали к свержению советской власти? По какой статье вам было предъявлено обвинение?

- Нас осудили по статье "антисоветская пропаганда и агитация в организованном составе". Но к свержению власти мы не призывали. У нас были кружки, мы обсуждали самые различные вопросы политики и говорили все, что думали. Затем мы решили выпустить листовку. Она содержала анализ ситуации и шесть требований. Я отпечатал 120 листовок, но плохо получилось. Одно из требований гласило: "Бастуйте". Мне оно не понравилось. Не понятно, кто должен бастовать, почему и где. И я заменил этот лозунг на другой: "Усиление роли Советов".

В итоге трое из нас, в том числе и я, получили по шесть лет, трое - по восемь лет и трое - по десять лет лагерей. На свободу я вышел я в 1963 году и оказался в другой стране. Люди стали одеваться лучше, есть больше и сытнее. А реабилитировали меня лишь спустя 32 года после ареста.

- А сегодня вы согласны с тем, что надо усилить роль "Советов"?

- У нынешних "советов" нет связи с населением. Мы их выбираем как слуг, а они ведут себя как хозяева.

- А какой бы лозунг вы написали в той листовке, если бы писали ее сегодня?

- Отстаивайте свои права. В демократических европейских странах народу тоже приходится отстаивать свои права, но в нашей стране для этого требуется прилагать вдвое больше усилий.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах