aif.ru counter
29.08.2018 11:33
13644

Влипли в фальсификат. Почему натуральный мёд всё чаще вытесняет «химия»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Черноземье 22/08/2018

В августе начинает пестрить в глазах от рекламы меда. Любимый в народе продукт предлагают крупные и мелкие производители, покупателей зазывают на всевозможные фестивали и ярмарки, уверяя, что именно у них мёд – настоящий, душистый, с родных полей, а не китайский фальсификат, который везут в Россию целыми железнодорожными составами. Как же так вышло, что купить натуральный продукт стало действительно проблемой и почему количество пчёл и добросовестных пчеловодов год от года сокращается, выяснял «АиФ-Черноземье».

Вместо пчёл – китайцы

Невероятно, но факт: Китай стал главным экспортёром мёда в мире, в 2017 году его доля на глобальном рынке достигла 19%. И это при том, что в Поднебесной практически не осталось пчёл. Ещё при Мао, в эпоху Большого скачка, их почти полностью потравили вместе с воробьями. Наложила отпечаток и современная бедственная экологическая ситуация.

Но китайцы придумали, как решить проблему: на смену роям пчёл пришли рои сельхозрабочих – фруктовые деревья и другие культурные растения там опыляют вручную, погружая специальные устройства из куриных перьев и сигаретных фильтров в пластиковые бутылки с пыльцой. А производством мёда занялась… химическая промышленность. Неудивительно, что доля натурального продукта там не превышает 5-10%.

В российские города китайский мёд потёк ещё в 1990-е, особенно через прозрачную границу с Казахстаном. Вероятно, как и в случае с пальмовым маслом, здоровье населения в расчёт не берётся.

Замещаем суррогатом

Впрочем, предприимчивые соотечественники быстро наладили «импортозамещение». Как отмечают эксперты, в России уже полтора десятка заводов производят фальсификат, и объём производства немаленький – тысячи тонн в год.

Как рассказал председатель Союза пчеловодов Воронежской области Владимир Капустин, подмосковная лаборатория АПИС исследовала продукцию одного из предприятий и обнаружила, что в отдельных образцах содержится 5%, 10%, максимум – 20% натурального мёда. Всё остальное – химия. Между собой пчеловоды прозвали этот суррогат «кондитеркой».

«Объёмы фальсификата растут и уже сопоставимы с общим объёмом производства натурального мёда, – утверждает Владимир Иванович. – Я даже полагаю, что фальсификаторы перешли эту границу».

Производить фальсификат без пчёл – легче, а продавать под маркой мёда – выгодно, так как его себестоимость ниже в 5-10 раз, и нет никакой зависимости от природы и погоды. Эти суперприбыли на обмане активно поддерживают торговые сети. Простому пчеловоду туда дорога закрыта.

Часто фальсификат прячется под традиционными брендами, заходя на рынок как «алтайский» или «башкирский» мёд. И мало кто из покупателей задумывается, что ни на Алтае, ни в Башкирии нет столько мёда, чтобы наводнить ярмарки всех регионов страны. Алтайский союз пчеловодов уже активно судится с фальсификаторами, компрометирующими доброе имя местных пчеловодов.

Между тем, как отмечает общественник, алтайский мёд сегодня трудно купить даже на Алтае: натуральный продукт в основном вывозится. С удовольствием скупает его тот же Китай, в ответ заваливший нас суррогатом.

С ядом пополам

И всё-таки: что нужно знать, чтобы выбрать натуральный продукт? Или это «русская рулетка»? Специалисты говорят: проверяйте документы. У каждого, кто выходит на рынок, должен быть сертификат качества, выданный в областной ветеринарной лаборатории. Сегодня там применяются методики и реагенты, позволяющие брать анализы по 14 параметрам – ещё недавно оценивались всего четыре. Например, продукт проверяют на антибиотики.

Кстати, как отмечают пчеловоды, пресловутая аллергия на мёд на самом деле – реакция на антибиотики и другие вещества, которые попадают в продукт. Различные китайские препараты свободно продаются, и даже вполне добросовестные пасечники часто применяют их для борьбы с пчелиными болезнями, не подозревая, что подмешивают в будущий мёд яд. Антибиотики – основное препятствие для экспорта российского мёда: Евросоюз предъявляет очень высокие требования к качеству.

При этом областная лаборатория не всегда может отличить «кондитерку»: «химики» научились подделывать все 14 показателей. Самый надёжный маркер – пыльца, которая настолько уникальна, что позволяет определить фамилию конкретного пчеловода и место производства. Неудивительно, что фальсификатор первым делом убирает пыльцу и тем самым запутывает следы.

А ещё говорят, что по уровню оснащённости российские лаборатории далеко отстают от лабораторий соседней Украины. В итоге украинский мёд в прошлом году «затопил» всю Европу. Незалежная поделила с Аргентиной второе место по экспорту в мире, заняв по 10% рынка. При этом российский мёд за рубежом практически не представлен.

Кстати, нужно быть осторожным, покупая купаж, – смесь из разных сортов мёда: таким приёмом часто злоупотребляют фальсификаторы, подмешивая суррогат. Приобретать мёд лучше после Медового Спаса, чтобы не нарваться на незрелый продукт.

Мохнатый дрон на душистый хмель…

С каждым годом пчеловодам становится всё сложнее работать – неудивительно, что их число постепенно сокращается. Так, помимо засилья суррогата, настоящим бедствием стало распыление пестицидов. В прошлом году погибли пчёлы на пасеках Павловского и Нижнедевицкого, в этом году – Панинского района. А возместить ущерб в тяжбе с агрохолдингом бывает крайне сложно. Впрочем, в прошлом году пчеловоды таки выиграли суд в Нижнедевицке и получили около 500 тыс. руб. компенсации – для нас случай едва не уникальный.

«Мёд – это только 10-20% того, что даёт пчела, – замечает Владимир Капустин. – Её предназначение от Бога – быть главным экологом. Если мы хотим есть натуральные продукты, меньше болеть, рожать детей, нужно питаться продуктами пчеловодства. А государству надо развивать апитерапию и поддерживать пчеловодство».

Сегодня же в РФ нет такой отрасли, она ликвидирована несколько десятков лет назад. По официальной классификации, пчёлы теперь относятся к животноводству, а производство мёда в статотчётности сельскохозяйственного ведомства проходит по одной строке с добычей шерсти.

А ведь, по оценкам пчеловодов, опыление способно вдвое повысить урожайность некоторых агрокультур, а апитерапия – лечение разнообразных болезней с помощью продуктов, которыми снабжает человека пчела, – может решить многие проблемы со здоровьем.

Однако с каждым годом на планете Земля пчёл становится всё меньше, и заменить их просто некем. Между тем десятки видов культурных растений не могут произрастать без опыления. Где выход? Учёные Гарвардского университета в США уже разработали прототип летающего робота – RoboBee, который способен распознавать и опылять растения. Возможно, однажды и над воронежскими полями будут кружить рои беспилотных летательных аппаратов. Вот только о натуральном мёде в таком случае, похоже, придётся забыть окончательно.

«Разумеется, качественный мёд не может стоить дёшево, - говорит пасечник Иван Матлаев. - К тому же опытный человек, который любит мёд и ест его с детства, отличит натуральный продукт от подделки. Бывает, люди рассказывают о том, что купили у кого-то мёд, а он расслаивается или долго не кристаллизуется. Так что фальсификат на рынке есть, хотя лично я особенной конкуренции не ощущаю.

Не могу сказать, что китайский мёд к нам везут вагонами, но наткнуться на него, действительно, можно. А ведь пчеловоды нашей области производят немало мёда и вполне способны удовлетворить покупательский спрос.

Нынешний год для многих пчеловодов сложился неудачно. Из-за недобросовестных фермеров, распылявших химикаты, у многих погибли пчёлы. Конечно, о таких работах надо сообщать заранее. А на пасеках нужно ставить таблички с номерами телефонов, чтобы фермеры имели возможность предупредить пчеловодов о своих планах».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество