aif.ru counter
01.08.2017 10:42
17879

«Не пьет и отдает всю зарплату». Как курянка живет в браке с африканцем

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Курск 26/07/2017
Вероника Тутенко / АиФ

На кухне, где мы беседуем с Ольгой Обенг-Абоагье, вкусно пахнет блинчиками. Она - мама большого семейства. У Ольги и Матиаса пятеро детей. Супруги вместе уже пять лет вопреки всем испытаниям, которые выпали на их долю.

«Вы знаете, у меня всегда  было какое-то странное ощущение, что я не такая, как все, — начинает свой рассказ Ольга, — и я до сих пор жду, что вот-вот со мной случится то, что ни с кем не случалось».

«Да куда ты денешься с тремя детьми?»

Детство Ольги прошло на Северной Чукотке. Через пролив уже Америка — другой мир, непохожий на наш.  Когда семья вернулись в Курск, Ольге было семнадцать лет — время юношеского максимализма.

«Курск как-то сразу не принял меня, я чувствовала себя здесь «белой вороной», — вспоминает она, — хотя родом наши предки из старинных курских деревень. Там у нас двери во всех домах не закрывались на замок, и все помогали друг другу. Здесь менталитет иной, и мне было сложно к нему привыкнуть. Рано вышла замуж. Поступила в сельскохозяйственную академию, но из-за рождения ребёнка институт пришлось бросить. Иногда мне кажется, как будто у меня и не было никакого первого брака, не хочется об этом вспоминать… Пьянки, гулянки, рукоприкладство. А вместо извинений я слышала только: «Да куда ты денешься с тремя детьми?» И однажды я решила: «Хватит. Больше не могу». Но, наверное, если бы не эти десять лет унижений, я бы так и не поняла, как же мне повезло с Матиасом. Хотя началась наша история в общем-то банально. Матиас прилетел подзаработать в Москву, а познакомились мы через интернет. В Курске у него работал и учился друг, который и позвал его в Россию».

На вопрос, что её привлекло в Матиасе, Ольга отвечает не задумываясь.

«С одной стороны, да, страсть к экзотике, — соглашается она. — С другой — Матиас действительно необыкновенный. Таких, как он, больше нет. Общаться было первое время трудно, так как он практически не говорил по-русски, но всё же нашёл слова, чтобы сказать в мой день рождения, который я отмечала дома с подружками: «Приезжайте ко мне, я приготовил тебе сюрприз». У него нас ждал пышный стол, букет для каждой гостьи. Ганцы вообще очень уважительны. К тому же он не пьёт, не курит, постоянно говорит, какая я красивая и умная, отдаёт всю зарплату. Мы до сих пор называем друг друга «любимая» и «дорогой».

«К моим детям он относится, как к своим»

Фото: Из личного архива/ Ольга Обенг-Абоагье

«Знакомые недоумевали: «Но он же уедет, они все уезжают…» И таких случаев, действительно, немало. А мама полгода со мной не разговаривала. Это теперь она говорит, что Эста похожа на неё. Старший сын, было время, поставил меня перед выбором: он или Матиас, но, к счастью, пришли к взаимопониманию, поговорили, как взрослые люди, - рассказывает Ольга. - Бывший муж выписал меня из квартиры, через суд хотел забрать детей. Но судья сказала: если мама в законном браке, то вопросов к ней не может быть. Как назло, зарегистрировать отношения с Матиасом по-быстрому не получалось. У него заканчивалась виза».

Влюбленным удалось пожениться лишь спустя несколько лет. К детям от первого брака Матиас Обенг с первого дня относился очень внимательно.

«Женя, младший сын от брака с русским мужем, даже свои первые слова произнёс по-английски, — улыбается Ольга. — Он тогда много времени проводил с Матиасом и его сестрой Кристиной. Она училась в политехе, а сейчас живет в Германии. Однажды Матиаса задержала полиция, когда он гулял с Женей. Показалось странным: темнокожий мужчина несёт на руках светлого мальчика. Не украл ли?»

Когда родилась мулаточка Эста, Ольга тоже часто ловила удивлённые взгляды прохожих.

«Одно время здесь недалеко жила молодая мама очаровательного темнокожего мальчика, Ксения, мы вместе гуляли с детьми, — продолжает многодетная мама. — На нас постоянно оборачивались, так что Ксения даже как-то в шутку предложила: «Давай будем выходить на прогулку с плакатом: «Люди, не смотрите на наших детей. Смотрите себе под ноги». Все наши дети, кстати, по паспорту - русские».

Свадьба в Африке

В Африку Ольга влюбилась с первого взгляда. Когда она рассказывает об этом континенте, на лице многодетной мамы появляется мечтательное выражение. Настоящее бракосочетание Ольги с Матиасом было в именно там. Приехала на свадьбу россиянка в джинсах и футболке, а там уже на африканский манер её обмотали в красочную национальную ткань.

«Живут там бедно, в хижинах с пальмовыми листьями, но весело. Безумно красивое зрелище — королевское шествие. Встретили меня очень хорошо. Я напрасно волновалась. Все-таки я на семь лет старше Матиаса и у меня трое детей. Белая жена там - очень престижно, хотя слово «Россия» многих и пугает — сказываются отголоски политики Обамы, который там был кумиром. На второй день мама повела меня молиться. Мама у Матиаса хирург, королевских кровей. В честь нее назвали дочку Эсту. А полное имя мамы - Нана Абена Кирееваа Эстер III. Я до сих пор сама путаюсь в именах нашей африканской семьи. «Нана» означает принадлежность к королевской семье — что-то вроде «Ваше Величество». Когда я нервничаю, она всегда говорит: «Мы же женщины, у нас сила. У нас все. Ну кто они без нас?» Там вообще все женщины очень грациозны, с хорошей осанкой. Каждая несёт себя, как королева».

Побег

Экзотическая сказка довольно скоро обернулась суровой российской былью: съёмными квартирами, проблемами с поиском работы, ещё и у старшего сына переходный возраст…

«Когда было очень тяжело, думали даже уехать из России, но меня всегда что-то останавливало, — вздыхает Ольга. — К тому же Эста маленькая была, а я была беременна Лизой. У мужа брат в Германии, и Матиас всё чаще спрашивал: «А ты приедешь ко мне в Германию?», но я пресекала эти разговоры. И в один прекрасный день Матиас исчез вместе с тапками, курткой и своей любимой белой кофтой. Для меня тогда весь мир перевернулся. Этот день, 4 марта 2015 года, я не забуду никогда. Раздался звонок с его номера: «Прости, любимая», и связь оборвалась, а потом позвонил дознаватель, назвал незнакомое мне имя и спросил, знаю ли я этого человека. Я сказала: «Нет». «Странно, — сказал дознаватель, — вы записаны в его телефоне как жена». Оказалось, Матиас пытался уехать в Германию по чужим документам. Но в Шереметьево его задержали. Он пробыл шесть месяцев в Медведкинском изоляторе. А я не могла простить его и даже решилась на крайний шаг — сделать аборт, но друзья убедили оставить ребёнка».

Спустя какое-то время муж вышел на связь. «Ты сделала аборт?» — первым делом спросил он. Мне хотелось сделать ему больно в отместку за то, что мне пришлось пережить из-за него, и я солгала: «Да». Матиас был совершенно убит, но не стал меня обвинять, только плакал: «Я тебя понимаю», и тогда я сказала правду. На суд к нему приехала с огромным животом. Когда увидела мужа в клетке, в наручниках, как дикого зверя, мне было одновременно и обидно за себя, и жалко его. Всё обошлось, Матиас избежал даже штрафа, так как попал под амнистию, и от здания суда мы бежали быстро-быстро  — на Курский вокзал. Через две недели родилась Лиззи.

Об этом периоде Матиас вспоминает неохотно, опускает глаза и признаёт, что совершил тогда большую ошибку, зато с воодушевлением рассказывает о жизни африканцев в России.

«Мне нравится Россия, особенно летом, — поёживается Матиас, вспоминая русские морозы. — Зимой очень холодно носу и пальцам. И русские люди хорошие. Если никому не делаешь плохо, то и тебя никто не трогает».

«Как-то наблюдала такую ситуацию: двое подошли к Матиасу: «Есть закурить?» — с улыбкой рассказывает Ольга. — «Нет», — отвечает Матиас. Те ему: «Да пошел ты…» Он не понял и отвечает: «Спасибо большое». Всё. Конфликт исчерпан». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество