aif.ru counter
375

Поэт на миллион. Владимир Косогов о новой книге и творческих союзах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ-Курск 13/12/2017
Владимир Косогов на вручении премии в Москве.
Владимир Косогов на вручении премии в Москве. © / Владимир Косогов / Из личного архива

12 декабря в Концертно-творческом центре «Звездный» состоялась презентация книги поэта и журналиста Владимира Косогова. Накануне радостного творческого события мы побеседовали с автором, который, кстати сказать, на протяжении нескольких лет работал редактором «АиФ-Курск».

Каждое стихотворение — расплата

Вероника Тутенко, «АиФ-Черноземье»: Владимир, что изменилось в вашей жизни с получением престижной премии?

Владимир Косогов: Ничего. Премия не должна что-то менять в жизни. Это знак отличия, не больше того. Для меня важнее качество текста. Если говорить конкретно о премии «Лицей», то стать её победителем было очень приятно. Там в жюри были большие профессионалы, тем ценней победа. Но говорить, что «Лицей» изменил мою жизнь, я бы не стал. Здесь важно сказать о другом. Одну из самых масштабных литературных премий для молодых писателей, с внушительным призовым фондом, с хорошей рекламой и продвижением, организует компания из Южной Кореи. Видимо, корейцам Пушкин и русская литература в целом важнее, чем нашим госкорпорациям. Традиционно российские премии, наоборот, в упадке и финансовой деградации. Как и литературный процесс в целом.

— Поэт в России по-прежнему больше, чем поэт?

— Нет. И, боюсь, никогда не был. Этот афоризм из Евтушенко касался именно его и нескольких его товарищей по перу. В большинстве случаев к поэтам относились как к ненужным, даже враждебным элементам. Их арестовывали, расстреливали, отправляли штрафниками на фронт, сажали их родных и близких. Государственная машина сформировала механизм по уничижению личности. И механизм этот не отличал поэта от художника, токаря от слесаря. Я не могу сказать, что и сегодня мастеров слова перемалывают в муку. Конечно, нет. Русская литература сама разваливается изнутри: делится на группы, увязает в местечковых «тусовках». Вот где действительно процветает сепаратизм. При этом на абсолютно метафизическом уровне поэт больше, чем человек. Он берёт на себя больше, и тяжелее уровень его творческой ответственности. Поэт — всегда должник. И каждое стихотворение — расплата. Это пафосно звучит, но на деле всё так и есть. Борис Рыжий — важный для меня автор — говорил в одном из интервью: «Поэту не нужна трагедия, она уже в том, что он поэт». Это невероятно точное утверждение.

Вышли из «Липок»

—  Как шла работа над книгой «Ширпотреб»?

— «Ширпотреб» — первая книга, но не дебютная. Дело в том, что в далёком 2004-м выходил уже мой авторский сборник. Но я не могу относиться к нему серьёзно, как к полноценной книге. Поэтому лично для себя отсчёт веду именно с «Ширпотреба» — я долго её готовил, была огромная редакторская работа, составительская. Книга вышла на свет в московском издательстве «Воймега», которое специализируется исключительно на русской современной поэзии. Редактором и составителем был прекрасный поэт Александр Переверзин. Он работал над рукописью около года, потом началась наша совместная работа: предлагались правки, убирались стихи, перетасовывались. Обычная редакторская магия, знакомая всем, кто так или иначе работает со словом.

— Многие поэты жалуются на то, что непросто найти путь к читателю, издательств, издающих стихи не за счёт авторов, единицы. Что посоветуете начинающим поэтам, чтобы найти своего издателя и читателя?

— Я посоветую начинать с малого. Выходить на уровень толстых литературных журналов, участвовать в конкурсах, семинарах и совещаниях. Благо, эти площадки всё ещё существуют и работают эффективно. Там молодой автор может получить совет от настоящих профессионалов литературной деятельности, редакторов, критиков, именитых поэтов. Ну и, конечно, Интернет. В сети сейчас десятки, если не сотни тысяч поэтов. Но уровень написанного ими очень разный, как правило — ниже среднего. Поэтому велик риск начать писать именно на эту невзыскательную публику. Тогда автору грозит творческая деградация. Если говорить обо мне, то первые «толстожурнальные» публикации у меня появились именно после поездки на Форум молодых писателей, организованный Фондом СИЭП. В народе эти совещания называются «Липками» — по месту дислокации первых семинаров. Это очень важная школа. Из «Липок» так или иначе вышли все современные писатели: Захар Прилепин, Роман Сенчин, Михаил Елизаров, Ильдар Абузяров, Мария Маркова, Лета Югай, Анастасия Орлова.

Сейчас, насколько я могу судить, у Фонда СИЭП возникли некоторые финансовые проблемы, что ставит под угрозу проведение следующих форумов. Сергей Александрович Филатов (президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ) сделал очень много для того, чтобы из года в год русско-язычные авторы со всей России, стран СНГ и ближнего зарубежья собирались вместе. И за это ему нужно ставить памятник. Но уже и у него, видимо, заканчиваются организаторские возможности. И если «Липки» закроются, то это будет огромной проблемой, огромным пробелом.

Змей Горыныч с одной головой

— Чтобы привлечь к себе внимание, сегодня авторы создают видеоролики, проводят эпатажные акции. Должен ли быть поэт хорошим менеджером и продюсером самому себе?

 — Должен, но не обязан. Писатель в первую очередь должен сконцентрировать все силы на тексте. Всем остальным должен заниматься агент. Но это в идеальном мире. В нашей действительности всё не так. Стихи и проза — отдельно, издание — отдельно, продажи — отдельно. Этакий Змей Горыныч, который прекрасно живет и с одной головой. Я не знаю почему, но крупные издательства совершенно не выпускают современную поэзию. За редким исключением — Губермана или Рубальской. Вот ещё замечательная Марина Ватутина пробилась на книжные полки крупнейших сетевых магазинов. Поэтому массовый читатель находится вне процесса и судит о современной русской литературе по трём-четырём именам, что совершенно несправедливо.

— Помогают ли творческие союзы и другие творческие объединения раскрыться поэтическому таланту? Состоите ли в каких-то союзах?

— Союз союзу рознь. Где-то работают активно, а где-то отрабатывают. Лично я — член Союза писателей Москвы. Это эффективный союз, который проводит свои семинары, издаёт литературный журнал (пусть и в электронном виде), курирует и организует некоторые премии. Платят стипендии, что немаловажно. Проще говоря, люди занимаются делом, важным и нужным, очень часто занимаются им на общественных началах, по личным мотивам. И я им за это благодарен.

Что касается курских союзов, то не всё однозначно. Филиал Союза писателей России, возглавляемый Николаем Гребневым, не спешит идти в ногу со временем. Я не слышал ни об одной акции, ни об одном конкурсе, ни об одном мероприятии с их участием. Все громкие имена уже умерли, к сожалению, остались одни функционеры,  мировоззрение которых застряло в советском времени. Приведу простой пример. Фетовские чтения — во что они превратились? А ведь на этой базе можно было организовать великолепный фестиваль с привлечением литературных звёзд, сюда бы съехались федеральные СМИ. Я знаю, как это можно сделать, понимаю все механизмы.

Вот, например, курский поэт Роман Рубанов уже не первый год привозит в Курск великолепных писателей со всей России. В этом ему помогают коллеги из «Звёздного», за что им отдельное большое спасибо. Таким, как Роман, как Андрей Болдырев, как я — по плечу сделать большой фестиваль, нужно, чтобы нам помогли ресурсами и возможностями. Они есть у местного Союза, но тратятся эти ресурсы бездарно.

Автопортрет

Коридором шёл больничным
Мимо глупых стенгазет,
Отвечая неприличным
Жестом на любой привет.
Видел свет неугасимый,
Вскрыв божественный тайник,
Меламеда нерадивый
Неприлежный ученик.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество