2168

«Стрелять в белого не будут». Как россиянка оказалась в зоне войны папуасов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Липецк 11/10/2017
«Экстрим — состояние моей души, я умудряюсь найти его повсюду», - говорит Виктория Григорьева.
«Экстрим — состояние моей души, я умудряюсь найти его повсюду», - говорит Виктория Григорьева. / Виктория Григорьева / Из личного архива

Возраст — не помеха для экстремальных путешествий, считает 67-летняя Виктория Григорьева. Активно разъезжать по миру она начала лет десять назад. За небольшой срок посетила больше 40 стран. Каникул педагог из Курска ждёт не меньше, а то и больше, чем её многочисленные ученики, потому что для неё это не только время отдыха, но и путешествий, порой опасных приключений. Недавно преподаватель побывала в Папуа-Новой Гвинее, воплотив свою давнюю мечту.

Повисла над пропастью

Справка
Виктория Григорьева. Родилась в 1950 году в Курске. Работала учителем русского языка и литературы в разных городах России — от Юга до Крайнего Севера. А с 1995-го преподаёт в Курском педколледже русский язык и методику преподавания русского языка.

Вероника Тутенко, «АиФ-Черноземье»: Виктория Михайловна, в своём блоге вы пишете, что в договоре с фирмой, которая организовала путешествие в Новую Гвинею, был пункт, гласящий, что фирма «не несёт ответственности за жизнь и здоровье туриста». Вас это не насторожило?

Виктория Григорьева: Конечно, насторожило, я же здравомыслящий человек. Скорее, даже удивило — что имеется в виду? Но желание побывать в Папуа оказалось сильнее. Боюсь, экстрим — состояние моей души, я умудряюсь найти его повсюду. А что имелось в виду под словами договора, я ощутила на себе, когда мы поднимались вверх по очень узкой дорожке, где-то полметра шириной, на краю пропасти. Земля, насквозь промокшая от ежедневных ливней, так и норовила уйти из-под ног, хоть в это время в Папуа не сезон дождей. И по мере того, как туристы из группы поднимались один за другим на вершину, земля осыпалась всё сильнее. В конце концов нас остаётся двое — я и украинец Святослав, парень мощного телосложения. Как истинный джентльмен он пропускает меня вперёд. «Если я пройду, обрушу выбоины, по которым можно взобраться», — говорит он. «Нет, — возражаю, —я лёгкая. Пройду». Выступы после того, как прошёл Свято­слав, действительно практически сгладились. Видя это, один из троих наших портеров, то есть носильщиков (все они из местных — папуасы), стоявший внизу, решил меня в самом прямом смысле поддержать и подставил руку под мою ногу. В ту же минуту я потеряла равновесие и висела над пропастью, а внизу протекала горная река…

Переход через горы в Новой Гвинее стал самым опасным в жизни Виктории. Фото: Из личного архива/ Виктория Григорьева

— И кто вас спас?

— Другой портер, уже взобравшийся наверх, и ещё один папуас, случайно оказавшийся с ним рядом. Он не имел никакого отношения к нашей группе, просто наблюдал со стороны за происходящим. Они и подняли меня за руки наверх. Так что фирма знала, как и почему составляет договор таким образом.

Способ познания мира

 — Тем не менее суровое испытание вы прошли. Видимо, потому, что остаётесь в отличной форме?

— Потому что всё время хожу по лесам. Да и в молодости я немного гуляла по горам в Средней Азии, правда, невысоким, но всё равно какой-то опыт в этом смысле был. К тому же в юности занималась верховой ездой. Но моя истинная страсть и, можно сказать, смысл жизни — познание мира через путешествия. По разным причинам долго откладывала поездки за границу на потом, хотя и много путешествовала по России, но лет десять назад почувствовала: время пришло. Хотя такой сложный переход через горы, сознаюсь, в моей жизни — впервые.

— Были ещё непредвиденные ситуации во время этого путешествия?

— Ещё какие. Мы невольно оказались в зоне войны племён. Опасности уже не было, но мы не сразу это поняли и все дни похода были на взводе. Одно племя совершило что-то плохое по отношению к другому, а обиженные в отместку сожгли село врагов. Причём именно в нём мы и должны были ночевать. Из всех построек уцелела только церковь. Наши портеры отказывались идти дальше, тем более что один из них был из того, «провинившегося», племени. Нам пришлось уговаривать идти за нашими спинами, чуть поодаль. «Стрелять в белого они не будут, зачем им это? Значит, и вы в безопасности», — убеждали мы. А одному из портеров я даже пообещала в крайнем случае сказать возможным нападающим, что он мой муж, если они будут посягать на его жизнь. Тела убитых уже убрали, но нам встречались на пути люди с луками и стрелами. Нас они не трогали. На ночлег мы останавливались в сельских школах — это у них одно из самых цивилизованных мест. Спали на полу в спальных мешках, которые взяли с собой.

Приходится экономить

— Знаю, вы никогда не возвращаетесь в одну страну дважды.

— Конечно. В мире столько мест, где ещё не была. Но чтобы путешествовать, приходится много работать, подрабатывать. Занята с утра до ночи ежедневно. Стараюсь ездить экономно. Гостиницы четырёх-пятизвёздочные, считаю, ни к чему. Еду за впечатлениями, а не за тем, чтобы валяться в номере или греть пузо на песочке. Нет, не то чтобы я совсем равнодушна к комфорту, естественно, хорошо, когда есть возможность принять во время путешествия ванну. Но, например, когда мы четыре дня совершали переход через горы в Папуа, её не было и быть не могло. Чтобы просто попить воду, грели её на кострах. В путешествия всегда беру с собой кипятильник, жестяную кружку, лапшу быстрого приготовления. Если нет возможности нагреть в пути воды, могу и вовсе обойтись без еды. Но всегда пробую что-нибудь из местной кухни.

Взрослые папуасы спокойно отнятся к белым, а вот дети - настороженно. Фото: Из личного архива/ Виктория Григорьева

— Что это было в этот раз?

— Каких-то кулинарных изысков в Папуа, конечно, не было. Рис, приготовленный папуасами, и необыкновенно вкусная, сладкая огромная картошка — уби. Угощали нас, правда, только раз, и мы прекрасно понимали, почему: если вдруг начнётся война, каждая картошина в племени будет на вес золота.

 — Вы предпочитаете путешествовать одна или с группой?

— Я бы сказала, с командой. В ней нет случайных людей. Желающих ехать в подобные путешествия, конечно, немного, поэтому и организовываются они редко. Узнают о них путешественники-экстремалы обычно друг от друга. О том, что набирается команда в Папуа, мне, например, сообщила подруга, тоже путешественница. А уже на месте осматривать достопримечательности я люблю одна. Кому-то, если это не совсем дикие места, хочется походить по магазинам. Мне на это тратить время жаль. Лучше, считаю, пофотографировать, познакомиться с местными обычаями.

Катека - штука, которую папуасы надевают на причинное место.

Катека - штука, которую папуасы надевают на причинное место. Фото: Из личного архива/ Виктория Григорьева

Нет белых и чёрных

— И всё-таки из каждого путешествия вы привозите что-то на память о стране, где побывали…

— Да. Обычно это ракушки. Я люблю страны, где есть море, и несколько дней в конце путешествия отдаю на то, чтобы вдоволь наплаваться. И, конечно, достаточно в моей коллекции предметов, свойственных только той или иной культуре.

— В этот раз для неё тоже нашлось что-то этническое?

— Катека — штука, которую папуасы надевают на причинное место, чтобы его случайно не повредить. Раз в год в Папуа проходят соревнования племён, куда приезжают люди из разных стран мира, и там продавали в том и числе и такие экзотические сувениры.

— Чему учат вас путешествия, как меняют восприятие мира?

— Папуасы и путешествия по Африке, например, научили меня тому, что нет белых и чёрных, есть просто люди — хорошие и плохие, и это всё. Конечно, не стоит открывать всем объятья. Грубо говоря, я прекрасно понимаю, что у человека из полудикого племени могут быть вши, а это не очень приятно. Как-то в Кении мы были в одном из племён, которое живёт в пещере, и я села там рядом с аборигенами. Одной бушменке это так понравилось, что она решила поменяться со мной шляпами. И я всю дорогу до отеля думала, есть у неё вши или нет. Слава Богу, обошлось. Но всё равно главным было не это, а возможность общаться с полудиким племенем бушменов на равных. Видимо, не все белые гости запросто ведут себя в их жилище.

— Наверное, в мире практически не осталось совсем уж диких племён, не видевших белых туристов-эсктремалов?

— Где-то, может, и есть. Одна моя знакомая путешественница рассказывала, что на Амазонке заходила в одно селение, где их встретили луками. В тех местах, где была я, взрослые воспринимают нас нормально, но маленькие дети зачастую белых боятся и даже плачут.

— Как преподавателю вам помогают как-то путешествия в вашей работе?

— Мне есть что рассказать моим ученикам, хорошо, когда можно проиллюстрировать разные ситуации из художественных произведений историями из жизни. Детям важно, чтобы учитель был им интересен как человек. В любой стране мира, где бы я ни была, и как бы ни было у меня ограничено время, я обязательно найду возможность зайти в школу, пообщаться с детьми. Фотографий школьников разных стран у меня уже на целый альбом.

— Дети чувствуют, что к ним пришёл учитель?

— Во всяком случае, сразу понимают, что перед ними человек, который любит их. Чтобы узнать их чувства, совсем не обязательно владеть всеми языками мира. Улыбки детей, их мимика гораздо красноречивее слов.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах