aif.ru counter
517

Свалочная проблема в Орле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Орёл 19/02/2014
Дмитрий Чернов / АиФ

О проблеме городского полигона писали не раз. Мэр Орла Ступин объявил его «объектом повышенной экологической опасности регионального масштаба». А в декабре прошлого года лопнуло терпение у природоохранной межрайонной прокуратуры, и она подала в суд на бездействие горадминистрации в организации утилизации бытовых и промышленных отходов. И, надо сказать, суд Советского района под председательством Ольги Лигус накануне нового года удовлетворил требования прокуратуры в полном объёме. И что изменилось? С этим вопросом «АиФ-Орёл» отправился на полигон.

Итальянский колорит

комментарии
Николай Злобин, зам­председателя правительства Орловской области: - Договор аренды земли с ЗАО «ОПЭК» заключён до 2018 года. Но к предприятию есть множество претензий, в том числе по утилизации ТБО и промышленных отходов. И не только у нас, но и у Роспотребнадзора, Росприроднадзора, межрайонной природоохранной прокуратуры. Каков выход из создавшейся ситуации? Первый путь - привести туда нового инвестора. Однако для этого должен уйти старый. Уйдёт он только в одном из двух случаев: если у него купят бизнес или если он лишится лицензии, и на основании этого будут расторгнуты договора аренды. Такие вопросы в одночасье не решаются. Мы накапливаем претензии на случай, если всё-таки придётся обратиться в суд, чтобы досрочно лишить его лицензии. Но, на мой взгляд, «ОПЭК» в феврале улучшил свою деятельность. Мы предложили ему приобрести пять единиц техники, он уже приобрёл, как мне доложили, три, он начал принимать иловый осадок, установил шлагбаум, организовал Контрольно-пропускной пункт, отсыпал на полигоне дорогу щебнем и начал убирать свалку вокруг полигона. Этот процесс находится под контролем. Понимаете, действовать резко мы не можем. Полигон - это очень опасный объект, и здесь возможны любые провокации, а их допустить нельзя. И закрыть полигон мы не можем - он единственный. Куда в таком случае везти мусор? Здесь нужен взвешенный подход. Сейчас ищем инвестора или соинвестора, который согласится войти на полигон, вложить средства - а требуется под сотню миллионов рублей - и построить, наконец, мусороперерабатывающий завод.
Михаил Берников, глава администрации города Орла: - Мы решаем эту проблему маленькими шагами. Но решаем. Резкий же шаг может привести к закрытию полигона, и мусор останется в городе, чего допустить никак нельзя. На будущей неделе мы запланировали провести совещание со всеми заинтересованными лицами. Думаю, на нём будут приняты серьёзные решения..

Главная мусорка областного центра, расположенная по «европейскому» адресу – ул. Итальянская, 33а, – встретила меня бездорожьем. На легковушке туда добраться просто нереально: ямы и канавы, заполненные чуть не озёрами воды, такого размера, что никакая подвеска не выдержит. Может, потому наши городские чиновники на своих иномарках сюда редко когда нос показывают? Между тем это проблема именно городской власти, а не арендаторов полигона и его пользователей.

Впрочем, «дороги» внутри полигона не лучше, если их вообще можно так назвать. И хотя зампредправительства Николай Злобин, возглавляющий блок инфраструктуры, заверял, что арендатор – ЗАО «ОПЭК», – по его информации, уже отсыпало пути щебёнкой, последней я не обнаружила, если, конечно, не считать «обсыпанием» и «щебёнкой» груды наваленных вдоль обочины отходов асфальтобетонного завода.

На въезде нас встретил ЧОП «Стрела» – он появился здесь совсем недавно и призван навести должный порядок со «входом» на полигон. Однако пока здоровые мужики лишь препятствовали сбору и вывозу так называемой пэт–бутылки (говоря простым языком – полиэтиленовых ёмкостей), которые осуществляет сосед «ОПЭК» – ЗАО «ЭкоСити» в целях улучшения экологической ситуации на полигоне. Заполненные гремучей химией мешки ожидали разрешения конфликта уже не один день.

К слову сказать, «ЭкоСити» направило претензию ЧОПовцам и уже даже обратилось в суд, однако на своё письмо получило уведомление о том, что… никаких «договорных отношений между ООО ЧОО «Стрела» и ЗАО «ОПЭК» не имеется». Вопрос, на каких тогда основаниях охрана осуществляет свои полномочия, – остался открытым.

Что касается самого полигона, уже «выросшего», по разным оценкам, от 24 до 35 метров в высоту и расположившегося на площади 400х600 м, то тут всё, как бывает на любой свалке: соответствующий запах, грязь – отходы жизнедеятельности человека, одним словом. Кроме одного: мусор высыпается за пределами территории, которую арендует «ОПЭК». И площадь засорена уже на сотни метров.

И ещё одно удивило: машины с надписью «Орёлводоканал» на кабинах. Оказывается, на полигон теперь разрешено возить иловый осадок – отходы биологической очистки сточных вод, в котором оседает большая часть загрязняющих веществ, содержащихся в городских сточных водах. Хотя это – 4–й класс опасности. Как пояснил НиколайЗлобин, ил для полигона – хорошо: осадок влажный, и это способствует гашению возможного возгорания. К слову, оно может вспыхнуть в любое время, поскольку технология захоронения мусора нарушается изо дня в день вот уже около года, а концентрация газа метана – около70 млн кубометров в год.

Однако это решение спорно, поскольку, высыхая, иловый осадок становится сродни торфу, а тот, если вспыхнет, как показали два года назад пожары в Московской области, погасить практически невозможно. Не случайно использовать ил на полигонах рекомендовано 1:7. То есть на одну часть ила – семь частей почво–грунтовой смеси; только тогда он считается безопасным.

Пороховая бочка

То, что бросилось в глаза, подтверждают и даже усиливают многочисленные проверки природоохранной прокуратуры, Управления Росприроднадзора и Управления Роспотребнадзора Орловской области. В суде прозвучало: артезианская скважина, предназначенная для водоснабжения промплощадки № 3 полигона, находится в нерабочем состоянии, отключена от электроэнергии; освещение участка захоронения не производится, разгрузка мусоровозов осуществляется беспорядочно; увлажнение отходов в противопожарных целях не осуществляется, отходы не уплотнены, не пересыпаны изолирующим материалом, а это – основа основ безопасности на такого рода объектах!

Как пояснила зампрокурора Ирина Булгакова, в качестве изолирующего материала для послойного перекрытия отходов должны использоваться почво–грунтовые смеси, приготовленные с использованием промышленных отходов. Для их изготовления ведётся приём инертных отходов 4–го класса опасности – шлам филиала «Орловский» ОАО «Северсталь–Метиз» и формовочная смесь ОАО «Мценский литейный завод». Однако предназначенное для изготовления изолирующего материала беспорядочно размещается вместе с другими отходами ТБО. Зафиксированы случаи, когда пересыпка ТБО проводилась напрямую шламом и формовочной смесью без приготовления смеси. Проверки показали также, что на картах, где размещались отходы с апреля по июнь 2013 года, изоляционный слой и слой окончательной изоляции вовсе отсутствовал! А ведь утилизация ТБО и ПО – это главное, для чего вообще нужен «ОПЭК»!

Мало того, умудрились нарушить целостность дренажной канавы. Её частичное захламление привело к тому, что фильтрационные стоки поступают не в предназначенный для этого пруд–отстойник, а в почву. А ведь рядом – три населённых пункта: деревни Башковка, Ананьевка и Гурьевка. При этом Башковка – менее чем в 400 м от гор мусора! К слову, специалисты лаборатории Центра  гигиены и эпидемиологии в Орловской области зафиксировали несоответствие атмосферного воздуха нормативам – на границе санитарно–защитной зоны у Башковки по аммиаку предельно допустимые концентрации превышены почти втрое, на самом участке полигона – в пять раз!

При этом на полигоне размещаются отходы, не предусмотренные условиями лицензии: отработанные покрышки (4–й класс опасности), люминесцентные лампы (1–й класс опасности), отработанные масляные и воздушные автомобильные фильтры (3–й класс опасности).

Всё это не может не привести к катастрофическим последствиям. В конце октября прошлого года произошло возгорание полигона, который пожарные МЧС тушили 11 дней. И мы до сих пор сидим на пороховой бочке.

Прозаседавшиеся

Простой вопрос: кто должен стукнуть кулаком по столу и навести, наконец, порядок? Городская власть, бездействие которой признал суд, фактически расписалась в бессилии – во всяком случае, именно так надо понимать письмо мэра Орла губернатору, в котором он, обрисовывая проблему, говорит: «Можно сделать вывод о том, что в результате нарушений норм эксплуатации, которые систематически допускаются ЗАО «ОПЭК», городской полигон стал объектом повышенного экологического риска регионального масштаба. Орловский горсовет и администрация города Орла считают необходимым осуществить смену хозяйствующего субъекта, эксплуатирующего городской полигон. Прошу Вас… рассмотреть возможность расторжения договоров…».

Областная власть вроде бы тоже озабочена. Чуть ли не ежемесячно чиновники высших уровней… совещаются. В чьих только кабинетах не шли разговоры о полигоне! Вот запись в протоколе совещания, которое проводил Николай Злобин

10 июля прошлого года (заметим – за три месяца до пожара, от которого задыхалось полгорода!) – «во исполнение поручения губернатора по вопросу устранения нарушений в части экологических и санитарно–эпидемиологических требований при обращении с отходами в городе Орле». На совещании принято решение:

«…осуществлять контроль за графиками вывоза ТБО, подготовить предложения по повышению тарифов и нормативов потребления на вывоз отходов, рекомендовать руководству ЗАО «ОПЭК» в течение 1 месяца организовать утилизацию соблюдения отходов с соблюдением технологии…  принять решение о целесообразности дальнейшей деятельности ЗАО «ОПЭК» на рынке услуг по утилизации отходов; организовать работу полигона с 7:00 до 22:00 часов… Управлению госимущества рассмотреть вопрос о расторжении договора аренды земельного участка с ЗАО «ОПЭК».

Что сделано? Повышены тарифы и увеличено время работы полигона.

После 11–дневного пожара, в ноябре, на совещании у руководителя Департамента строительства, транспорта и ЖКХ Орловской области Александра Ященко записали: «…проанализировать нормативно–правовой аспект деятельности ЗАО «ОПЭК» в целях нормализации деятельности полигона». Контроль – за самим Ященко! Однако «нормализация» не случилась.

Через две недели уже на совещании у Злобина отметили: «учитывая, что в результате нарушений норм эксплуатации, которые систематически допускаются ЗАО «ОПЭК», городской полигон ТБО стал объектом экологического риска, рекомендовать определить сроки строительства мусороперерабатывающего завода, управлению Росприроднадзора – рассмотреть возможности лишения ЗАО «ОПЭК» лицензии, Управлению госимущества – …принять меры по расторжению договоров аренды земельных участков, заключённых с ЗАО «ОПЭК».

Однако нерадивый «ОПЭК» как работал, так и работает.

В конце декабря опять совещались, теперь уже у зампреда, руководителя агропромышленного блока Василия Новикова. Один из пунктов «поручений» – «рекомендовать Управлению Росприроднадзора по Орловской области рассмотреть целесообразность деятельности ЗАО «ОПЭК» с учётом нарушений правил эксплуатации полигона по размещению отходов 4–го класса опасности и получения лицензии на данный вид деятельности другими заявителями. Ответственный – А. В. Ястребов. Срок исполнения – 1 марта2014 года».

1 марта спросим, как выполнено поручение. Но… 21 января на совещании уже у Злобина Управлению госимущества до 1 апреля, а не до 1 марта рекомендовано «продолжить работу по подготовке искового заявления в судебные инстанции о расторжении договоров земельных участков, заключённых с ЗАО «ОПЭК».

Цена свалочного вопроса – здоровье орловцев. Но можно и в рублях: эксперты утверждают, что арендатор полигонной земли даже за «ничегонеделание» получает порядка 2 млн рублей в месяц. Где ещё найдёшь столь богатую почву? И не надо ни сеять, ни пахать. Так что оттягивание кардинального решения даже на месяц – очень утяжеляет чей–то кошелёк. Не в том ли причина невероятно медленного «обезвреживания» мины замедленного действия, как называют 28 га земли на Итальянской, 33а?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах