aif.ru counter
23.07.2012 13:46
59

Мой судья - моя совесть

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Липецк 18/07/2012

Большинство из нас представляет себе судей невозмутимыми служителями Фемиды с каменными лицами. Кажется, ничто не может тронуть их сердца. Но какие они на самом деле? «А судьи - кто?», - с этим риторическим вопросом «АиФ-Липецк» обратился к сегодняшнему гостю редакции Галине ЯРКИНОЙ, которая проработала судьёй всю жизнь и даже дважды выносила «смертные» приговоры.

Боевое крещение

- Галина Васильевна, почему вы решили стать судьёй?

- Я никогда и не думала, что буду работать судьёй. В детстве у меня была совершенно другая мечта. Я хотела стать врачом. Даже после школы поступила в медицинский институт, но вскоре у меня тяжело заболела сестра, и учёбу пришлось оставить. Я устроилась шифровальщицей в органы МВД. Три с половиной года там проработала - за это время столько всего насмотрелась: криминогенная обстановка была ужасная. А как велись допросы: ты виновен, потому что я так думаю. Как это так?! - возмущалась я.

- Это и повлияло на выбор будущей профессии?

- Скорее на выбор будущей профессии повлиял отец. Когда я ушла из органов, он сказал: «Дочка, ты прошла такую школу жизни, что обязательно должна стать юристом». Так я окончила Ленинградский университет имени Жданова и по распределению попала в Архангельск. А там меня направили в суд, первое время я была только стажёром.

- И когда же состоялось ваше «боевое крещение»?

- Уже через неделю. Это было первое заседание, на котором я присутствовала, и оно запомнилось мне на всю жизнь. Слушалось уголовное дело. И вот, судья огласила приговор и направилась к себе в кабинет. Вдруг один из конвоиров отвлёкся, и в этот момент подсудимый набросился на судью и стал её душить. К счастью, всё закончилось благополучно. Но, как думаете, хотелось мне после этого работать судьёй?

Казнить, нельзя помиловать

- Каким же было ваше первое самостоятельное дело?

- Это было многотомное дело с несколькими эпизодами. В Архангельске оно имело большой резонанс, поэтому на вынесение приговора собралось много народу. Никогда до этого мне не приходилось выступать перед такой аудиторией! Когда я вошла в зал, у меня перед глазами всё поплыло. Но потом взяла себя в руки и начала слушание.

- Что же это было за дело?

- Подсудимый, как сейчас помню его фамилию - Котляров, обвинялся по нескольким статьям, среди которых было и убийство, и изнасилование, и разбой. Но я так волновалась, что забыла огласить обвинительное заключение. Поднимаю подсудимого и спрашиваю: «Котляров, вам понятно, в чём вас обвиняют?» А он мне, с ухмылкой: «Я не знаю, может, вам и понятно, а мне нет». Я слышу, мне подсказывают: зачитывай обвинительное заключение.

- И как же вы вышли из этой щекотливой ситуации?

- Это было ужасно, но я взяла себя в руки. Огласила обвинительное заключение и снова спрашиваю: «Котляров, вам понятно?». А он мне: «Вот теперь понятно». Приговорили его тогда к 14 годам лишения свободы. Но когда конвоиры выводили подсудимого из зала, он обернулся и сказал: «До встречи, гражданин судья». А через некоторое время я узнала, что Котляров сбежал из тюрьмы. К счастью, вскоре его задержали.

А какие ещё дела вам запомнились?

- Два уголовных дела с высшей мерой наказания. Их я не забуду никогда. По первому делу проходил некий Нечаев, неоднократно судимый. Он приехал в Тербуны, познакомился там с женщиной, и они стали жить вместе. Подсудимый страшно избивал свою сожительницу, а она боялась от него уйти. Всё закончилось тем, что он её убил, причём очень жестоко - проткнув колом насквозь. Но до того как его задержали, успел изнасиловать и избить ещё одну женщину. Когда оглашали приговор, у меня от волнения даже голос сорвался. А потом я посмотрела на подсудимого: его лицо стало серым. Это так сильно на меня подействовало, что мне даже сон приснился, будто бы он приходит ко мне и говорит: «Отдай мою жизнь». Психологически было очень тяжело.

Без права на ошибку

- Какие дела рассматривать было сложнее всего?

- В отношении несовершеннолетних. Мне всегда было их страшно жалко. Может, потому что я сама мать. И когда я видела в зале судебных заседаний эти маленькие, бритые головёнки, у меня сердце сжималось. Иногда после таких дел я приходила домой и давала волю слезами. Однажды это увидела мама и сказала: «Если ты всех будешь жалеть, как же сможешь работать судьёй?». Но как бы ни было тяжело, я продолжала работать. Я всегда считала: если можешь помочь - помоги.

- А женская интуиция в таких делах часто помогала?

- Бывало и такое. Казалось бы, все доказательства указывают на то, что человек виновен. И прокурор то же твердит. А внутри с этим что-то не соглашается. Начинаешь более подробно знакомиться с делом и обнаруживаешь какую-нибудь деталь, начинаешь проверять её и оказывается, подсудимый, действительно, не виновен.

- Но ведь и судья тоже человек, может ошибиться…

- Может, безусловно. Но не имеет права. Это всё равно как в известном выражении не в том месте поставить запятую. Поэтому у меня всегда было правило: не изучив дело, не садиться в судебный процесс. Ведь от твоего решения зависят судьбы людей.

- Каким же должен быть судья?

- В первую очередь - порядочным человеком, высокообразованным, культурным. Уметь владеть собой при любых обстоятельствах. За 32 года работы судьёй я никогда не позволила себе повысить голос и ко всем обращалась только на «вы». Потому что видела перед собой не преступника, а в первую очередь человека, и всегда советовалась только со своей совестью, ведь она и есть наш главный судья.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество