aif.ru counter
25.08.2013 14:02
Екатерина КУРДЮКОВА
318

«Белые пятна» на геологической карте Липецкой области

Не только романтика

АиФ: – Валерий, многим геология представляется очень романтичной профессией: речка, палатки, песни у костра. А как на самом деле?

В.Щ.: – Геология – это тяжёлый труд. Во время полевых работ подъём в семь утра, позавтракаешь – и на маршрут, а возвращаешься ближе к полуночи. Я уже не говорю об элементарных удобствах – если это отдалённые районы, то там их просто нет. Как-то раз я был в экспедиции в Архангельской области. Вокруг только тайга, ни единого намёка на цивилизацию. Четыре месяца мы жили в палатках, еду готовили на костре, воду пили из речки.

АиФ: – С дикими животными встречаться доводилось?

Досье
Валерий Щедрин родился в Липецке в 1987 г. Окончил геологический факультет Воронежского государственного университета. Побывал в нескольких экспедициях. Работает начальником геологической партии одной из липецких геологоразведочных изыскательных компаний.

В.Щ.: – Было один раз. Только не в Архангельской области, а в прошлом году на Камчатке. Во время очередного маршрута мы наткнулись на медведя. Он прошёл от нас примерно в пятидесяти метрах. К счастью, мы знали, что нужно делать в подобных ситуациях – ещё до выезда на местность опытные люди, которые там живут и работают, провели с нами краткий инструктаж. Главное – не паниковать и не пытаться убежать от зверя. Нужно сделать так, чтобы он сам испугался. Мы стали шуметь, и медведь ушёл.

АиФ: – Что вы искали на Камчатке?

В.Щ.: – Там мы вели геологическую съёмку, а в Архангельской области искали гранаты – спутники алмазов. Искали их в водах таёжных рек, так сказать, старым «дедовским» способом. Речной грунт тщательно вымывали, отбирали из него пробы и отправляли в лабораторию. Помните фильмы о старателях? Как они мыли золото лотками? Примерно то же самое делали и мы. За последние сто лет в этом отношении мало что изменилось.

Чем похвастаемся?

АиФ: –  Какими же богатствами может похвастаться наша область?

В.Щ.: – В основном это залежи добротного строительного сырья – известняков, глин, песков. Возможно, есть что-то ещё, но без проведения разведки и поисков месторождений сказать точно, что именно, – сложно. А не занимаемся мы этим по причине того, что нет заинтересованности у заказчиков. Заказы в основном поступают на разведку месторождений строительного сырья.

АиФ: – А золота? Вроде бы в 60-х годах геологи даже что-то находили…

В.Щ.: – Я слышал об этом, но точно утверждать не могу. У нас и алмазы в Добровском районе вроде бы находили. Но в очень небольших количествах – фактически это были единичные проявления, поэтому о какой-то масштабной разработке месторождений говорить не приходится. Да и глобальных исследований по этой теме, как я понимаю, не проводилось.

АиФ: – Никелевые месторождения тоже пока достаточно не изучены, однако об их освоении говорится сегодня всё чаще…

В.Щ.: – Как правило, это ничем не подтверждённые факты. Если кто-то думает, что уже завтра у нас начнут копать карьер и добывать никель, то этого точно не будет. Сначала разрабатывается проект, потом он отправляется на рассмотрение в Министерство природных ресурсов РФ, если оно даёт положительное заключение, объявляется аукцион на разработку месторождения. На это может уйти несколько лет. Да и потом сами геологоразведочные работы – дело не одного дня. К тому же, насколько мне известно, речь идёт только о добыче, а не переработке. Если так, то вреда от этого людям и природе никакого не будет.

Запасы не вечны

АиФ: – Много ли ещё «белых пятен» на геологической карте области?

В.Щ.: – Последний раз глобальная геологическая разведка проводилась по всему Советскому Союзу в 60-70 годы прошлого века. В общем-то, тогда всё, что можно было найти, было найдено, подсчитано и освоено. Мы до сих пор пользуемся в работе этими данными. Необходимо проводить доразведку. Но всё как всегда упирается в финансирование. Сегодня со стороны государства оно явно недостаточное. Инвесторы также не спешат вкладывать деньги в поиск новых месторождений.

АиФ: – Но ведь настанет время, когда у нас закончится и нефть, и газ. Что же дальше?

В.Щ.: – Вы правы, пока что у нас есть запасы разведанных полезных ископаемых, но они не вечны. А потому нужно, просто необходимо вести новые разработки. Если не работать на будущее и не открывать новых месторождений, то однажды нам просто нечего будет добывать, и придётся закупать сырьё из-за границы. А ведь Россия всегда была сырьевой страной…

АиФ: – Кстати, о новых месторождениях. Есть ли места, куда бы вы хотели попасть именно как профессионал?

В.Щ.: – Много мест, где бы я хотел побывать. Это Урал, Казахстан, Киргизия – в основном мне интересны горные районы, там очень красиво, богатая геология. Кроме того, хочется иногда пожить совершенно в диких условиях. Наверное, этим мы, геологи, и отличаемся от нормальных людей (смеётся. – Ред.).

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество