aif.ru counter
2291

Роль изменилась, статус упал. Эксперт - о подготовке и проблемах учителей

Учителя жалуются, что вместо того, чтобы заниматься детьми, заполняют документы.
Учителя жалуются, что вместо того, чтобы заниматься детьми, заполняют документы. © / Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Свои требования и претензии к школьным учителям предъявляют все - дети, родители, чиновники. А какой педагог нужен современной школе? Что он должен уметь и чему должен учить детей? Об этом «АиФ-Черноземье» поговорил с заведующей кафедрой управления образовательными системами Института развития образования Липецкой области Ольгой Созонтовой. 

«Их этому нигде не учили»

Екатерина Деревяшкина, «АиФ-Черноземье»: Ольга Вячеславовна, недавно министр просвещения Ольга Васильева заявила, что школьным учителям бакалавриата недостаточно и что нужно возвращать специалитет. То есть разница всё-таки есть?

Ольга Созонтова: Безусловно. Сокращение срока обучения студента достигается двумя путями: либо мы даём меньше теоретических знаний, либо урезаем практику. И то, и другое не лучшим образом сказывается на качестве подготовки. Реалии требуют, чтобы в школу сегодня приходил полностью подготовленный специалист, с которым не нужно будет дополнительно заниматься, чему-то его обучать – на это просто нет времени. Поэтому идея вернуть специалитет на педагогические специальности принимается педагогической общественностью.

- А как вы в целом сейчас оцениваете уровень подготовки учителей? Многому приходится доучивать?

- Вопрос сложный. Если взять советский период или даже 1990-е годы, когда мир не менялся так стремительно, как сейчас, вести курсы повышения квалификации, переподготовку учителей было значительно проще. Изменения в системе образования, конечно, были, но они были скорее точечными. А сейчас мы столкнулись с тем, что у нас полностью поменялась парадигма образования, и теперь перед нами стоит задача - научить учителя жить в быстро меняющемся мире, быть мобильным, восприимчивым ко всему новому, уметь постоянно учиться, принимать решения, проявлять креативность. Все эти вещи для многих педагогов действительно абсолютно новые - их не учили этому ни в школе, ни в вузе. Готовы ли они ответить на вызов времени? Думаю, да. Сложности, конечно, есть, но они преодолеваются.

- Кому сложнее перестраиваться – молодым педагогам или учителям с опытом?

- Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Здесь многое зависит от человека. У нас есть примеры, когда возрастные педагоги активно включались в работу, осваивали новые технологии и даже обучали потом своих коллег. И есть примеры, когда молодые учителя внутренне оказывались не готовы меняться. Бывает по-разному. Конечно, молодёжи всё даётся проще, у нас только одна проблема – молодёжи в школах мало.

Почему не идёт молодёжь?

- Как вы думаете, почему молодые учителя не идут в школу? Дело в зарплате?

- Заработная плата, безусловно, важный фактор. Но не единственный. К тому же, зарплаты учителей никогда и не были высокими. Был выше социальный статус, но тому есть логичное объяснение. Если мы сравним уровень образования учителей и родителей в 1950-1960-е годы, то увидим, что сравнение не в пользу родителей. Сейчас же огромное количество людей имеет хорошее образование и не одно. Поэтому статус педагога резко упал. Чтобы переломить ситуацию, учителю нужно быть впереди, быть лидером, а для этого необходимо постоянно учиться. Именно поэтому закон обязал учителей повышать квалификацию каждые три года, а не пять, как это было раньше. Но вернёмся к предмету нашего разговора. Статистика по России неумолима - лишь 5% получивших диплом педагога остаются в профессии.  Бывает, молодые учителя приходят в школу и через какое-то время уходят.

- Почему не задерживаются?

- Здесь, на мой взгляд, две причины. Первая банальна - молодой человек понимает, что неправильно выбрал свой профессиональный путь. Такое бывает – это жизнь. А вторая причина – и с ней сейчас образовательные учреждения очень серьёзно работают – отсутствие условий в самом педагогическим коллективе, чтобы принять нового сотрудника, помочь ему включиться в профессию. У молодого педагога могут быть задатки, но он приходит в школу и чувствует там себя не в своей тарелке, а тут ещё дети сложные, каждому надо уделить внимание, к каждому найти подход, приходится оперативно и многому учиться. Это действительно большая нагрузка. Не все с ней справляются. Но есть и те, кто преодолевают все трудности. Среди молодёжи у нас немало действительно талантливых педагогов.

- Как сделать, чтобы их стало больше? Может, стоит вернуть систему распределения для тех, то обучался за счёт бюджета?

- Я думаю, эта система себя изжила. Она может решить жёсткие кадровые проблемы, когда дети остаются совсем без учителя. Но сейчас образовательные организации находят выход даже из такой ситуации – привлекают педагогов из других школ, развивают сетевое взаимодействие. А кадровые проблемы надо решать комплексно. Повышать зарплаты, снижать и оптимизировать нагрузку – в школах по-прежнему, несмотря на цифровизацию системы образования, очень много бумажной работы. Учителя жалуются, что вместо того, чтобы заниматься детьми, заполняют документы. И это тоже проблема, пока что трудно решаемая. Хотя, конечно, образовательные учреждения работают в этом направлении. Радует, что в школы возвращается грамотная профориентация. В этом году в Липецке на базе школы № 9 открылся первый педагогический класс. Есть идея открыть такие же классы в других муниципалитетах.

Учитель не транслятор знаний

- Как вам предложение министра науки и образования Михаила Котюкова допускать до работы в школе специалистов, которые не имеют напрямую педагогического образования? Многие восприняли его в штыки.

- На самом деле эта фраза выдернута из контекста. Тут важно правильно понимать, о чём идёт речь. Образовательный процесс – это достаточно широкое понятие. Он включает в себя и урочную, и внеурочную, и внешкольную воспитательную деятельности. И специалист, не имеющий педагогического образования, можно также в них участвовать. Это обычная практика. Это не значит, что детей будут учить, к примеру, повара. Будут учить педагоги. Но хорошего повара можно привлечь к организации уроков технологии. Кстати, родители - тоже полноправные участники образовательного процесса. Они участвуют в разработке школьных программ, их оценке, и в этом нет никакого противоречия.

- А роль учителя изменилась?

- Она меняется и меняется кардинально. Учитель больше не транслятор знаний, в этом нет никакой необходимости. Это человек, который ведёт ребенка. Вообще у него много ролей, и они могут меняться ежеминутно: то он наставник, то контролер, то друг, то помощник. Этого требует время. Ребёнок не должен просто отсиживать урок, он должен его проживать, и задача учителя – ему в этом помочь. Всё это заложено в федеральных образовательных стандартах. И когда мы видим, как горят глаза детей, как не хотят уходить с уроков учителя, то понимаем, что на правильном пути.

- Успевают ли вузы за этими изменениями? Как-то известный российский учёный Геннадий Бордовский сказал: «Мы готовим учителей сегодня для работы завтра по учебникам, написанным вчера».

- Абсолютно верно. Да, система образования в вузах тоже перестраивается. Но учебники, по которым готовят сегодня учителей, устарели. Они тяготеют к «знаниевой» парадигме, где учитель выступает транслятором знаний. А это уже не актуально. Учебники надо менять. Тогда и педагоги не будут отставать и будут приходить в школы более подготовленными, и сама школа поменяется гораздо быстрее.

Кто слабое звено?

- Тем не менее и среди школ есть отстающие, слабые. Кто и как в них преподаёт?

- Под «слабыми» мы понимаем школы с низкими образовательными результатами и школы, функционирующие в неблагоприятных социальных условиях, где есть нехватка учителей, трудности с подвозом, сложный контингент обучающихся. Три года мы с ними работаем, и могу точно сказать, что основная их проблема заключается не в кадрах, а в том, что школы не сумели мобилизовать в полной мере те внутренние ресурсы, которые у них есть: они их или не увидели, или не до конца осознали своё положение.

- Им можно помочь?

- Им нужно помочь, у нас в Липецкой области реализуется проект по повышению качества образования в таких школах. Сначала мы их выявляем по специальной методике, а затем оказываем адресную поддержку. Привлекаем к этой работе лучших педагогов, школьные коллективы. Помогаем наладить взаимодействие с другими образовательными организациями, учреждениями социума, оказываем методическую помощь. В этом году мы адресно работали с 25 такими школами, 28% из них показали положительную динамику. Да, 72% всё ещё остаются неуспешными. Но мы продолжаем с ними работать.

- А если они не сделают рывок, что с ними будет?

- Тут два варианта – либо искать оптимальные пути развития, либо присоединить их к более сильным школам. Такой опыт уже есть, и он достаточно успешен. Тем более это взаимовыгодно: слабые школы находят для себя «точки роста», а сильные приобретают опыт наставничества, тьюторства. Да, бывает, что идея объединение школ ещё встречает сопротивление, но надо понимать, у нас нет своих и чужих детей, у нас есть ребёнок, и наша общая задача - дать ему качественное образование.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах