727

«Там, под лысой горой». Все барды в гости к нам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Тамбов 22/07/2015

В селе Лысые Горы соберутся известные исполнители из Воронежа, Ростова–на–Дону, Твери, Москвы, Санкт–Петербурга и других городов. Один из организаторов праздника – писатель–краевед Сергей Кочуков.

Чем мы хуже?

– Сергей Константинович, неужели у людей возвращается интерес к авторской песне? Казалось, что времена Визбора и Высоцкого прошли.

– Тяга людей к хорошей душевной песне была и остается. Бардовская песня – это особая культура.О том, что интерес к ней довольно высок, говорят различные фестивали, которые проходят в соседних регионах по 3–4 раза в год! Чем мы хуже? Тем более, сложилось некое содружество авторов–исполнителей «Чернозём». Есть у нас так называемые музыканты–«избушники», которые концертируют и зимой. Когда приезжают наши друзья из разных городов, стараемся организовать их выступления в сельских клубах. Летом же сама природа, как говорится, шепчет проводить фестивали в формате «опен–эйр» – на открытом воздухе.

– Каковы особенности вашего фестиваля, и есть ли у него какая–то тематика?

– Основные концерты состоятся на местном стадионе. Но «посиделки» у костра никто не отменял. Замечу, что к нам приезжают очень именитые барды. Большинство из них приглашается в другие города только как почётные гости, а также в жюри. Наши «звёзды» готовы выступить на гала–концерте, и потом просто петь до утра. Подчеркну, наш фестиваль не коммерческий. В целом он посвящён 70–летию Великой Победы. Разнообразим программу небольшими театрализованными представлениями. Детям позволят нарядиться в кольчугу, помахать мечом, пострелять из боевого лука. Но самое главное – все гости смогут вдоволь налюбоваться красотами наших мест, побродить по Татарскому валу, увидеть часовню, крест православным воинам и другие достопримечательности.

Это фестиваль всероссийского масштаба, но, к сожалению, областное управление культуры прохладно отнеслось к этому начинанию. Считаю, что подобные события требуют всесторонней поддержки.

Китайский – без словаря

– Известно, что вы много лет прослужили в органах государственной безопасности. Были интересные случаи?

– Честно говоря, всегда уклоняюсь от служебных подробностей. И не из–за боязни открыть какие–то секреты – они уже давно не в тайне. Просто сказывается служебная этика.

Признаюсь, что любил свою работу и получал удовлетворение, когда что–то удавалось сделать. Из тех, с кем довелось учиться и служить, некоторые ушли на дипломатическую работу, стали журналистами–международниками. Кто–то стал заниматься литературой и краеведением. Ведь за 25 лет службы у нас выработалась привычка ответственно относиться к каждому своему слову. Не для красного словца скажу, что благодарен органам госбезопасности, где сформировался как человек и личность.

– Говорят, что вы в совершенстве знаете китайский. Правда, что могли даже переводить на него с русского отечественные фильмы?

– Ну что вы! Язык настолько сложен, что познать его в совершенстве вряд ли дано любому из европейцев.

Да, как–то случилось синхронно переводить фильм «Как закалялась сталь». Сегодня китайский мне уже не требуется. Хотя нет–нет, а случается на улицах Тамбова «шокировать» иностранных студенток знанием восточного языка.

Воевали за Крым

– Признайтесь: редкие документы вы ищите, пользуясь своим бывшим служебным положением?

– Благодарен областному управлению ФСБ за возможность доступа к архивным документам. Во многом именно эти материалы и помогли в написании книг. Причем брал не «глобальные» документы, а те, что раскрывали работу волостных правлений, сельских обществ. Так, кстати, узнал о своей родственнице Василисе Кочуковой. Она была бродячей монашкой и в 1933–м году спасла детей, умиравших от голода. Среди них был и мой отец. К сожалению, в 1937–м году Василиса попала в жернова репрессий, получив 10 лет лагерей.

– Какие краеведческие открытия поразили вас больше всего?

– Много чего трогает. Но из последних – участие наших земляков в Крымской войне 1853 – 1856 гг. Как вы понимаете, речь идёт о бывшей Тамбовской губернии. Неизвестно, сколько погибло наших земляков в этой войне. Знаю только доподлинно, что вернулось с полей сражений четыре с половиной тысячи человек. У каждого из этих воинов имеются даже записи о выслуге лет при обороне Севастополя (у кого–то более 11 лет). Поэтому для меня нет никакого сомнения, что Крым – это русская земля.

– В конце прошлого года вышла ваша пьеса об Антоновщине «Хлеб и кровь мятежной семьи». Не думали отдать её нашему драмтеатру, ведь из неё можно было сделать настоящей брендовый спектакль?

 – Антоновщина – одна из самых трагических страниц региональной истории. 95 лет прошло, а мы всё спорим: был ли это кулацкий мятеж или последняя крестьянская война в России? Мне захотелось показать, что в жизни есть и такие незыблемые вещи, как привязанность к родному дому, семье, братская дружба, любовь.

Когда мы говорим, что тамбовская общность существует, нужно зреть в корень. Откуда, например, у нас скрытность, подозрительность, желание не выпячиваться и не показывать свою самодостаточность? Все эти черты регионального характера пошли со времен Антоновщины, когда люди были доведены до такого состояния. Ведь тогда это было неким инстинктом самосохранения, чтобы выжить. А нашему драмтеатру пьесу предложил. Может, когда–нибудь её и поставят.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах