aif.ru counter
01.09.2010 00:00
17

Дело всей жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 01/09/2010

Факт, согласитесь, сам по себе знаменательный. Ещё более выдаю.щееся заключается в том, что Нина Блохина - доктор филологических наук, профессор, имя и научные труды которого хорошо известны не только в России, но и далеко за её пределами. Но и будучи вузовским работником, известным учёным, ни на один миг Нина Георгиевна не оставляла учительствования. О себе она говорит: "Я всегда считала себя и поныне считаю учителем. Пусть и давно уже другого статуса". О том и будет наша беседа.

Работать было очень интересно!

- Нина Георгиевна, почему выбор пал на профессию учителя, чем он был обоснован?

- Вообще-то я мечтала стать медиком. А потом, так получилось, смутило серьёзное обстоятельство: медработники работают с нездоровыми людьми, вокруг них всегда много боли и страданий. Наверное, на мою долю, - девочки, чье отрочество совпало с тяготами и потерями военных лет, горя и страданий выпало столько, что хотелось радости и света. "Да, профессия врача по сути своей благородна, - мучилась я сомнениями. - Но они работают со страдальцами".

И однажды меня осенило: ведь врачевать - формировать образ жизни и шкалу ценностей - можно и здорового человека. Молодого, открытого будущему, верящего в это будущее. И делать это может только учитель. К тому же на этом перепутье встретила я Василия Игнатьевича, который после серьёзного ранения пришёл работать в школу учителем, и я с радостью пошла за ним.

Так вот и состоялся мой выбор в пользу профессии учителя.

По поводу же того, что буду заканчивать только филологический факультет, и сомнений никаких не было. Хотя неплохо знала математику, любила химию. Но русский язык и литература моей душе были ближе.

- Вы ведь учились в Мичуринске, у знаменитой А.И. Чижик-Полейко?

- Действительно, поступила я в Мичуринский учительский институт, попала к А.И. Чижик-Полейко, блестящему лингвисту и благороднейшему человеку. Она мне и указала, собственно, дальнейший жизненный путь.

- Имеется в виду фраза, которую она часто вам повторяла? В чём, собственно, была её суть?

- Она, видя мои способности к лингвистике, действительно, очень часто мне говорила: "Нина, только не воздвигайте в жизни над собой потолок. У вас замечательное лингвистическое чутьё". Эта фраза часто в жизни помогала мне преодолевать трудности, идти к намеченной цели.

Я вернулась после двухгодичного обучения в институте в родную школу, теперь уже преподавателем русского языка и литературы; школа была огромная - классное руководство мне поручили в пятом "е" классе.

Мысль о потолке, способном придавить всё, к чему стремлюсь, крепко во мне засела, и я строго-настрого себе приказала: каким бы трудным ни сложился день, обязательно читать 50 страниц научной литературы и 150 художественной.

- Школа и вы оказались взаимосовместимыми?

- Безусловно! Мне очень интересно было работать. Школа в Старосеславино была, выражаясь современным языком, базовой, в ней проводились все конференции, методические совещания педагогов Первомай.ского района. Школа гремела не только на весь район - на всю область. Но больше всего, пожалуй, горжусь тем, что три мои ученицы пошли по моим стопам и методику мою использовали. Это Тамара Федосеева, Оля Гусева и Наташа Шипилова.

- А помните свой самый первый школьный день?

- Да разве такое забывается?! Впервые в качестве молодого учителя я переступила порог родной школы в 1981 г. Конечно же, боялась. Читала пятиклассникам весь урок Кольцова и Никитина.

Есть и ещё одна, печальная причина, запомнить мой первый школьный день: летом, перед моим первым годом работы в школе, у меня умерла мама. Придя на свой первый урок, я невольно обратила внимание на девочку с очень грустными глазами. Она сидела в форменном платьице, белоснежном фартучке, с огромными бантами. После урока я поинтересовалась: откуда у неё такая грусть-тоска в глазах? Оказалось, у неё тоже недавно умерла мама. И вдруг в ней я увидела себя.

Не воздвигай над собой потолок!

- Ваша карьера в школе складывалась блестяще. Что же позвало вас к столь серьёзному шагу, как защита диссертации?

- Я проработала четыре года, и меня назначили заместителем директора школы, спустя ещё десятилетие стала директором. Была семья, росли двое сыновей. Но мысль о том, что "потолок", возможно, уже потихоньку надо мной воздвигается, сверлила. И в это время мне на глаза попало объявления о наборе в аспирантуру. Поступать мы собирались в неё вместе: Василий Игнатьевич - по физике, я же - по филологии. Муж, надо признать, был подготовлен к кандидатским экзаменам гораздо лучше, чем я. Но проявил чисто мужскую галантность, рыцарство, уступив мне дорогу в науку: "Ты молодая, дерзай".

На себя же он взял тылы - львиную долю домашних дел и заботы по воспитанию мальчиков.

- Защита диссертации прошла гладко и спокойно?

- Увы. В связи с реорганизацией ВАКа в 1973 году в тот же год мне защититься не удалось. Диссертацию в Воронеже я защищала на следующий год. Не обошлось без курьёза. В 1973 году в Курске была большая конференция лингвистов, на которой предстояло выступить и мне. Я сидела рядом с В.В. Бабайцевой, которая, будучи уже известным учёным, давала мне ряд поручений в русле моей научной работы. Вёл ту конференцию профессор И.П. Распопов.

Своё выступление на конференции я начала с громогласного заявления: "Я не согласна с профессором Распоповым. У меня другое мнение".

- Решительной, однако, вы были женщиной...

-Теперь я оцениваю это иначе: как у Крылова, Слон и Моська. Самое курьёзное было в том, что Распопов был председателем диссертационного совета в Воронеже. И когда прошла защита, когда голосование было единогласным, он попенял мне: "Хотел я вам задать несколько вопросов, да пощадил вашу молодость". Всё прошло хорошо.

Учить языку нельзя в отрыве от художественного текста

- В минувшем учебном году вы давали мастер-класс для иностранных преподавателей?

- На этом мастер-классе были преподаватели из Македонии, Словении, Франции. Опыт работы с иностранцами сложился ещё в Германии. Однажды там на моих занятиях со студентами-немцами был министр образования Берне. И вынес свой вердикт: "У нас так ещё не преподавали." Не хвастая, скажу: КПД занятий определённо тяготел к 100 процентам.

- Это как?

- Всё просто. Получила курс - обучи его в отведённые программой сроки, чтобы он - весь полностью - говорил по-русски.

Обучение мы завершили читательской конференцией по роману Ю. Бондарева "Горячий снег". Обсуждали проблематику этого произведения со студентами по-русски. Это как раз и есть признаки эффективности самой методики.

- Потом у вас были аспиранты из Англии, Франции, Америки...

- Они тоже стремились значительно углубить свои знания по русскому языку. Вообще, я считаю, преподавать русский язык в отрыве от художественного текста нельзя. Один из моих студентов-англичан за год освоил не только русский язык - он выучил наизусть всего "Евгения Онегина".

- А ещё ваши студенты-иностранцы увлечённо читали Достоевского, Лермонтова, Толстого...

- Смешно и грустно, но ехали они в Россию, искренне считая, что "вехи" русской нации - водка, волки, всеобщая дикость... Уезжали же от нас через год, покорённые величием русского языка и глубиной духовности...

Кстати

Н.Г. Блохина - автор уникального учебника "Современный русский язык". Экспертиза, проведённая в МГУ, рекомендовала его как для средней, так и для высшей школы. Сейчас перед профессором Ниной Блохиной стоит другая задача - создать учебник по русскому языку для иностранцев. Современная глобализация требует учебников, методическое содержание которых легко бы адаптировалось не только к русскому, но и к любому языку.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество