aif.ru counter
22.10.2008 00:00
27

Ядерный Дэн

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 22/10/2008

16 октября исполняется 95 лет со дня рождения легендарного разведчика Владимира БАРКОВСКОГО.

В 1996 году указом Президента РФ за успешное выполнение специальных заданий по обеспечению государственной безопасности в условиях, сопряженных с риском для жизни, проявленные при этом мужество и героизм полковнику Владимиру Барковскому было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Об этом указе Владимир Борисович узнал в Ясенево, находясь на работе в Главном разведывательном управлении.

В ответ на многочисленные поздравления сказал: "Для меня такая высокая оценка труда - полная неожиданность. Я рад и за себя, и за своих товарищей. Мы честно и самоотверженно служили тогда делу защиты национальных интересов Родины. И о пользе всего сделанного нами будет теперь свидетельствовать эта высокая награда".

"Хочу ли я в разведку - никто не спрашивал"

Владимир Барковский - один из самых выдающихся людей советской разведки, в истории которой он значился под псевдонимом Дэн. Он родился в Белгороде в 1913 году. Здесь окончил школу, потом уехал в Москву учиться дальше. Чувствуя в себе огромный потенциал, он хотел, как и многие ребята его возраста, приносить пользу своей молодой стране.

Проработав на производстве четыре года, получив рабочую специальность, Владимир Барковский поступил в Московский станкоинструментальный институт. Незадолго до его окончания был приглашен в числе других молодых ребят на Старую площадь в ЦК партии. С ним побеседовали, предложили заполнить анкету, затем тактично сказали, что, когда он понадобится, с ним свяжутся. И, действительно, буквально перед защитой диплома к нему пришел человек и сказал, когда и куда он должен явиться. "Меня никто не спрашивал, хочу ли я работать в разведке или не хочу, - вспоминал Владимир Борисович. - Просто вызвали на Лубянку в 3 часа ночи и сказали, что нужно защищать интересы Родины. Тогда, в 1939 году, вопросы задавать, а тем более отказываться от такого доверия органов было не принято. Потом был год напряженной учебы "в лесу" у Горьковского шоссе в школе особого назначения НКВД. Друзья подумали, что меня арестовали. Даже не поверили, когда я вернулся в Москву в качестве дипломата. А потом наступила долгая командировка в Англию".

До войны едва ли не все зарубежные резидентуры были уничтожены НКВД. В 1939 году из Лондона в полном составе отозвали всю группу разведки. Через год в живых из нее остался только один человек - Анатолий Горский, остальные стали жертвами репрессий. Главным заданием Центра было восстановить связь с агентурной сетью и расширить ее за счет новых вербовок. В помощь Горскому - руководителю группы английского отделения отдела внешней разведки - отправили Барковского. Официально он исполнял обязанности атташе по культурным связям посольства СССР в Великобритании. "Меня включили в работу "с колес", - рассказывал Владимир Борисович. - Первого в своей жизни агента я принял уже через неделю после прибытия в Лондон".

Папка с атомной бомбой

В конце 1941 года Москва получила шифровку о том, что агентурная сеть восстановлена. По своей результативности она даже превзошла ожидания Центра. Только у Барковского временами находилось на связи 17 источников ценнейшей информации.

Будучи единственным в Лондоне сотрудником с техническим образованием, именно Дэн осваивал все сложные моменты разведывательной деятельности, связанные с этим направлением. Когда осенью 1941 года резидентуре была передана папка с документами особой важности, Барковскому было поручено разобраться в ее содержимом и составить телеграмму в Центр. В добытой информации - а это был подробный секретный доклад Уранового комитета премьер-министру Уинстону Черчиллю о возможностях создания атомной бомбы - содержались сведения о ее первичной конструкции и способах производства необходимого для нее урана-235. Присутствовали также сведения о привлечении к разработке атомной бомбы университетских и промышленных центров Англии.

Информационная телеграмма для Центра, подготовленная Барковским, до сих пор хранится в деле "Энормоз" - таково было кодовое название проекта создания атомного оружия в Англии и США, полученное в оперативной переписке советской разведки.

С самого начала войны и вплоть до 1944 года лондонская резидентура советской внешней разведки оставалась главным информатором Москвы по разработке на Западе ядерных вооружений. Подробные шифровки из Лондона рассказывали о ходе английских разработок. А в 1943 году их уже активно использовала только что созданная "лаборатория N 2" под руководством Курчатова. "В Англии мы узнали об атомной бомбе, а в США узнали, как ее делать", - говорил Владимир Борисович.

В архивном деле сохранилась шифровка на имя резидента К.М. Кукина, который сменил в 1943 году В.В. Горского: "Вами и Дэном (В.Б. Барковским. - Прим. ред.) проделана большая полезная работа. В полученной от Вас научно-технической информации около 60% было весьма ценных и ценных, 30% материалов, на которые оценки еще не поступили, в большинстве своем касались атомной энергии и являются, безусловно, ценными".

В 1946 году В.Б. Барковский вернулся из Англии на Родину. Однако отдых был непродолжительным. В 1948 и 1956 годах он дважды был командирован в Соединенные Штаты Америки. Первый раз - в нью-йоркскую резидентуру в качестве помощника резидента по научно-технической разведке, во второй - уже в качестве руководителя нью-йоркской резидентуры.

По истечении срока командировок Барковский работал в Москве в центральном аппарате разведки, занимал должность начальника Первого (американского) отдела внешней разведки КГБ СССР, с 1963 года стал заместителем начальника Управления научно-технической разведки в Главном управлении внешней разведки КГБ СССР. Через 6 лет он был выдвинут на должность профессора кафедры спецдисциплин Краснознаменного института разведки, история которого начиналась с той самой разведывательной школы, в которой он учился до войны. Защитил в нем диссертацию на звание кандидата исторических наук, опубликовал свыше сорока научных работ по вопросам внешней разведки.

Студенты и коллеги относились к нему с огромным уважением, как к легендарной личности. "Он был очень целеустремленным человеком, высокоэрудированным, замечательным педагогом и рассказчиком", - выражая общее мнение, сказал в одном интервью о Барковском бывший преподаватель академии КГБ Дмитрий Воробьев.

Владимир Борисович Барковский был награжден орденом Красного Знамени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Отечественной войны, Красной Звезды, Знаком Почета, многими медалями.

Путешествие в прошлое

В 2001 году, незадолго до смерти, Владимир Борисович вместе с сыном и внуком приезжали в Белгород. Воспоминания об этом "путешествии в прошлое" у него остались самые теплые. Он увидел современный Белгород, вовсе непохожий на тот город, который он когда-то покинул, посетил достопримечательности Белгородчины, места сражений Великой Отечественной войны, нашел дом, где он родился и когда-то жил.

Сегодня у белгородцев есть возможность соприкоснуться с судьбой этого удивительного человека. В экспозиции Белгородского государственного историко-краеведческого музея в разделе о Героях России - белгородцах представлен комплекс материалов о Барковском. Посетители могут увидеть разведчика на фотографиях в период его деятельности в Лондоне. На одном фото можно увидеть Владимира Борисовича в Белгороде рядом с домом, в котором он когда-то жил. Среди экспонатов - вещи и предметы, которые ему принадлежали: "Золотая Звезда" Героя России, шляпа, привезенная из Америки, письменный прибор, долгие годы стоявший у него в кабинете на письменном столе, ваза, подаренная Службой внешней разведки, рукопись "О творчестве в разведывательной деятельности". В фондах музея хранятся другие фотографии, документы, личные вещи Барковского.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество