aif.ru counter
170

Сохраните мир! Ветеран ФСБ Нина Прокопова - о цене Победы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-Белгород 13/05/2015

Каждый из нас должен знать и помнить, какими усилиями в войну отвоевывался каждый метр родной земли, какой ценой досталась эта воистину Великая Победа. Но самое важное – помнить и чтить память тех героев, которые подарили нам эту свободу и мир.

В преддверии 70–летия Великой Победы нам выпала честь побеседовать с ветераном Великой Отечественной войны, а также сотрудником самого первого с момента основания области отделения ФСБ (КГБ) в городе Белгороде Ниной Прокоповой. В свои 90 лет Нина Григорьевна сохранила активную жизненную позицию и бодрость духа.

О своей профессиональной деятельности она старается рассказывать не очень много, скорее всего, это «издержки профессии».

«В войну было ужасно…»

– Нина Григорьевна, как лично для вас началась война?

– Войну я узнала, будучи совсем юной девушкой. Только окончила саратовский педагогический институт, а в марте 44–го меня призвали в органы госбезопасности. Сказали, чтобы никуда не уезжала и ждала вызова. Через полгода работы на территории Советского Союза меня направили в Прибалтику.

В период войны я находилась в Литве, работала в почтовом отделении. Во время войны работать было ужасно. Во–первых, здание, в котором работали, мы охраняли самостоятельно. Стояли вокруг с автоматами. Во–вторых, полы в здании были кафельные, а отопления не было вообще. И мы замерзали так, что наши пальцы не могли шевелиться. Нам не удавалось даже обрабатывать документы.

Одна из комнат отделения была полностью забита немецкими письмами, и нам удавалось делать маленькие костры, чтобы отогреть руки для работы, не говоря уже о том, что ног мы совсем не чувствовали. А работы было очень много, и требования очень серьёзные. Пока всё не сделаешь, никуда не уйдёшь. 

– А какая обстановка была тогда в Литве?

– Литва в конце войны, как и многие страны в европейской части, была под контролем наших войск. И хотя масштабных военных действий там не происходило, но людей гибло очень много – от рук орудовавших там националистических групп, так называемых «лесных братьев». Сами же они себя называли «партизанами – воинами свободы». Как раз в период 1944–1947 гг. в Литве это движение приняло серьёзный размах. Они сформировали свои штабы, единое командование, а в дальнейшем даже умудрились создать офицерское училище, в котором преподавали офицеры.

Помню, всех нас заранее предупреждали о том, чтобы при выходе за территорию отделения мы как можно меньше разговаривали – чтобы никто не слышал русской речи. И обязательно, выходя, военную форму переодевать на гражданскую одежду.

 Ещё мы помогали работать в госпитале: перестилали постели, писали раненым письма, кормили их. Было несколько палат, в которых лежали обгорелые танкисты. И некоторые настолько обожжены, что на них нельзя было никакое бельё надевать, и мы их накрывали как бы цыганскими кибитками. Какими средствами мы их только не лечили, чем только не мазали! В конце концов решили, что с воздухом и открытым телом быстрее будет заживать. Вот так и ходили им помогать. Кто без рук, кто без ног, у кого–то лица изуродованы. Тяжело там работать было! Когда война закончилась, то госпиталь этот расформировали и отправили кого куда. Некоторых, и меня в том числе, оставили на месте. А я писала рапорт, чтобы меня отпустили в институт дальше учиться. Войны–то больше нет. Приходили вызовы из университета, в которых говорилось, что нас обязаны отпускать на учёбу с работы. Но мне всегда отвечали: «Нам и тут нужны работники!». И я осталась работать там же. Позже вышла замуж за демобилизовавшегося пограничника.

С первых дней области

– Как вы вернулись в Белгород?

– У нас с мужем в Литве была хорошая квартира в центре города, все необходимое, работа. Но всё равно со временем всё больше нас тянуло на родину. И вот в марте 1954 году мы с мужем переехали в Белгород – как раз к моменту формирования Белгородской области. И я стала сотрудником управления госбезопасности – оно тогда тоже как раз сформировалось, и я была там с самых первых дней, проработала в управлении более 40 лет. Имею награды и медали – за победу над Германией, за трудовые заслуги, юбилейные медали и орден Жукова.

– А что вы можете сказать о сегодняшнем дне нашей страны?

– Знаете, я очень переживаю за нынешнюю молодёжь! Особенно потому, что финансовая ситуация в стране нестабильная. Много думаю – а как было бы, будь ко всему советский подход? Как много крупных предприятий было закрыто и, соответственно, рабочих мест утрачено! Поэтому молодые и уезжают работать за границу – там и зарплаты выше, и перспективы больше. Пенсионеры – они своё уже пожили и на пенсию наработали. А молодым как? Где работать? А зарплаты какие маленькие! А наверху потом удивляются – почему у нас рождаемость не растёт и не женится никто? Да потому что семью же не на что содержать! Вот и не женятся.

Сердце болит за нашу молодёжь! Ведь мы сражались за их светлое будущее, хранили нравственные устои, боролись с фашизмом и геноцидом. И подумайте, каково нам видеть, что через 70 лет после Победы эти понятия снова имеют место быть, причём в тех странах, которые когда–то были и всегда считались единым целым и с Россией. Как легко у них на Украине сейчас переписывают историю! Больно это осознавать! В такой великий день мы должны благодарить судьбу за то, что дожили до него. И каждый год только преумножать свой вклад в этот мир, чтобы он оставался светлым и свободным.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах