aif.ru counter
85

Заслуженная артистка РФ Татьяна Игнатьева об исконной культуре, цензуре и половине арфы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Липецк 13/02/2013

Липецк, 19 февраля – АиФ-Черноземье

26 февраля в областном центре культуры и народного творчества состоится её юбилейный концерт, посвящённый 40-летию творческой деятельности. А накануне этой даты Татьяна Игнатьева побывала в гостях у «АиФ-Липецк» и рассказала, что очень рада совпадению своего юбилея и приближающегося 60-летия её родной Липецкой области.

Без корней нет будущего

АиФ: – Татьяна Павловна, считается, что пробудить интерес к исконной культуре сегодня должна именно народная песня. Но почему к ней такое непочтительное отношение?

Т.П.: – Да потому что появилось такое чудовищное понятие, как шоу-бизнес! Всем правят деньги: если ты можешь заплатить за минуты эфира, значит, тебя будут крутить, причём наличие слуха и голоса совсем не обязательно, а если средств нет- извиняйте. Именно поэтому русские народные песни практически не звучат с экранов телевизоров. Мне лично это обидно. Ведь русская песня – душа народа, наши корни. А мы их утратили. Но без корней у нас нет будущего.

АиФ: – А раньше было по-другому?

Т.П.: – И в советский период народной песне было непросто пробиться в народ. В то время существовала жесточайшая цензура. Помню, как-то мы поехали на международный фестиваль в Берлин, так нас месяц держали в Москве: весь репертуар разобрали по буквам! На концертах не приветствовались задушевные песни о Родине, природе, судьбе человека. Считалось, что народу это не нужно – мол, надо что-нибудь весёленькое. 

АиФ: – Как же вам удалось устоять под таким прессингом?

Т.П.: – Было непросто. Но я всегда любила свою работу, поэтому не изменяла ей даже в самые сложные времена. Однажды отработали мы концерт, вызывает меня к себе тогдашний директор филармонии и говорит: «Татьяна Павловна, я вас послушал – это же Зыкина 50-х годов! Но время-то сейчас другое. Вы от этого уходите, берите пример с Кадышевой». Конечно, я тогда не последовала его совету, потому что убеждена: народная песня вне времени, она – вечная. 

«Мы задыхаемся без зала»

АиФ: – Давайте вернёмся в самое начало вашего творческого пути. Когда в вас проснулась любовь к русской песне?

Т.П.: – В раннем детстве. Я выросла на песнях Лидии Руслановой и Людмилы Зыкиной. Каждый день слушала их по радио и подпевала. А сама мечтала: «Вот вырасту - буду такой же, как они». Правда, сначала пришлось отучиться на мастера мужской верхней одежды. Я сирота, поэтому выбирать не приходилось. Но о своей мечте не забывала никогда. Помню, направили меня на практику в ДК Железнодорожников: мне костюмы надо подшивать, а я там на сцене пою. 

АиФ: – Как же из швеи получилась профессиональная вокалистка?

Т.П.: – Через некоторое время я окончила Орловское музыкальное училище, потом экспериментальную мастерскую прославленного педагога, народной артистки РСФСР Ирмы Яунзем. Много работала, постоянно совершенствовалась. Всего, что я сейчас имею, я добилась сама - своим трудом и стремлением. Конечно, было непросто. Приходилось доказывать, что достойна работать в филармонии: тогда каждые пять лет собиралась квалификационная комиссия и прослушивала наши программы, а потом выносила «вердикт». 

АиФ: – Но зарплата-то у артиста в то время была достойная?

Т.П.: – Зарплата у артистов всегда была копеечная. Когда я приехала в Липецк, у меня была ставка - 11 руб. 50 коп., а Лещенко тогда получал 13 руб. Но это, пожалуй, единственное, что изменилось (смеётся. – Ред.). В остальном отношение к культуре осталось прежним. Возьмите, к примеру, нашу филармонию. Мы даём огромное количество концертов, а у нас даже нет своего зала. Приходится каждый раз выкручиваться – искать свободные помещения. Но вечно так продолжаться не может. Мы уже задыхаемся без зала! 

«Играю на половине арфы»

АиФ: – Вы не только прекрасно поёте, но и играете на очень редком, можно сказать, сказочном, инструменте?

Т.П.: – Так и есть (гостья достаёт гусли. – Ред). Я выучилась на них играть в самом начале моей карьеры, когда поступила в творческую студию Ивана Шамарина. И с тех пор с ними не расстаюсь. Этим гуслям уже 40 лет! И, кстати, с ними связана одна забавная история. Во времена Советского Союза артистам, выступающим со своими инструментами, платили за их амортизацию. И наш замдиректора по хозяйственной части всё никак не мог определиться, по какому тарифу платить мне за гусли. Потому что в списке они не значились. А потом решил: «Я тебе, Таня, буду платить за них как за пол-арфы – 11 рублей». Вот так на половине арфы и играю. А если серьёзно, то, когда выходишь на сцену и поёшь вживую, да ещё под живой аккомпанемент, – это дорогого стоит. И зритель это ценит. 

АиФ: – А перед какой публикой выступать сложнее?

Т.П.: – Сложнее всего выступать перед маленькими слушателями. Дети – они как лакмусовая бумажка. Если им нравится, они будут слушать тебя с таким неподдельным восторгом и радостью, что ты чувствуешь себя на седьмом небе от счастья. Ну а уж если не нравится, то не обессудь. 

АиФ: – Чем порадуете зрителей на юбилейном концерте?

Т.П.: – Это будет совершенно новая программа. В ней я хочу показать себя с самых разных сторон: как исполнительницу и авторских, и русских народных песен, и старинных романсов. Приходите – будет интересно! 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах