82

Чего хочет публика, и кто навязывает ей безвкусицу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ-Черноземье 05/04/2013

Воронеж, 8 апреля – АиФ-Черноземье

Об этом в День театра, который отмечался 27 марта, нам рассказал Лев Кройчик, профессор, публицист, театральный и литературный критик.

Думать не обязательно?

АиФ: – В Воронеже достаточно активная театральная жизнь: у нас есть драматический, камерный, кукольный театры, театр оперы и балета, ТЮЗ... Значит, и с разнообразием репертуара всё в порядке?

Л.К.: – Конечно, воронежская театральная жизнь сегодня поживее, чем несколько лет назад. Это связано с общей тенденцией: большие театры от нас далеко, федеральная культура ещё дальше. Смотреть то, что нам предлагает телевидение, просто невозможно, поэтому горожанин идёт на свои театральные площадки. 

К сожалению, наши воронежские театры, за исключением «Шута» и камерного, не очень заботятся о мозгах зрителя. Они думают о том, как бы заполнить зал, а не мозги. В этом и трагедия наших театральных сезонов. Ведь сила искусства – предлагать то, до чего зритель не додумался.

АиФ: – Насколько доступны театры сегодня?

Л.К.: – Далеко не все воронежцы могут позволить себе потратить 500-700 рублей на билет. И театры могли бы выделять часть социальных мест для пенсионеров и студентов, например. Я уже 60 лет живу в Воронеже и до сих поражаюсь, какая благодарная здесь публика! Есть, для кого работать. И потому вдвойне непонятно, почему действует такая ценовая политика. 

А какие цены на Платоновском фестивале! Не знаю, насколько это правда, но говорят, что Прохоров перестал финансировать фестиваль, потому что не согласился с той ценой, которую устанавливают на билеты в Воронеже. В Липецке проходит аналогичный фестиваль – там билеты дешевле. Фонд Прохорова настаивал на снижении цен, но организаторы фестиваля на это не пошли. Уж не знаю, чем они руководствовались…

В новом формате

АиФ: – Сегодня модно интерпретировать классику, ставить старые истории на современный лад. Удаются ли подобные эксперименты на воронежской театральной сцене?

Л.К.: – У нас в городе достаточно интересных театральных площадок: кукольный театр «Шут», Камерный театр. Последняя работа режиссёра кукольного театра Валентина Козловского «Король Лир» прекрасна. Это своего рода эксперимент, и он удался. По-прежнему хорошие «пироги печёт» сцена Дома актёров – театр «Антреприза». Этот театр всегда считался экспериментальным, но сейчас он просто приходит к доброй классике. И жаль, что так получается. 

Сложнее говорить о Кольцовском театре. Как-то так получилось, что театр вошёл в новое здание и сам изменился – стало в нём холодновато, скучновато, чувствуется, что режиссёр хочет завлечь зрителя необычностью своего представления – к примеру, «Приручение строптивой» по мотивам пьесы Шекспира. Но вместо уКрощения получилось уПрощение. Я не думаю, что это удача театра. Будем надеяться, что новый для города режиссёр найдёт своё место в театральном Воронеже.

Кто не рискует...

АиФ: – Что мешает театру развиваться?

Л.К.: – Осторожность. Отказываться от новых форм – глубокое заблуждение, лучшие сцены России и мира сегодня работают на границе риска – публика в любой момент может от них отвернуться. Кто не рискует, тот не пьёт шампанское. Художник не должен бояться импровизации и риска в своём творчестве. Воронежскому театру никто не запрещает реализовать себя в поиске. Но наши театры и не пытаются прыгнуть выше головы. Помните, один из фантастических подвигов барона Мюнхгаузена, когда он вытащил себя вместе с конём из болота? Что самое невероятное в этой истории? Он вытягивает себя не за волосы, а за ПАРИК! 

Сила творчества такова, что иной раз парика достаточно, чтобы совершить невероятное! Нашим театрам не хватает темперамента, желания вытащить себя из болота. Да, кое-кто вытягивает, остальные робеют. Но искусство не любит трусов.

АиФ: – Ставить что-то абсолютно новое режиссёры боятся, и публика скучает. Но с другой стороны, может, публика не хочет думать?

Л.К.: – Чехов в этюде «Жалобная книга» привёл фразу: «Проезжая через станцию и будучи голоден в рассуждении чего бы покушать я не мог найти постной пиши», а ему в ответ: «Лопай, что дают...»! Вот и в нашей современной культуре, и вообще в нашей жизни формула «лопай, что дают» стала господствующей. В политике, экономике, культуре… 

Публике навязывают отсутствие вкуса, клиповое сознание и т.д. Публика сопротивляется. Тому подтверждение – набитые залы во время фестивалей. И деятели театра должны это понимать и предлагать аудитории то, что она действительно заслуживает. Но зачем утруждать себя, если публика по принципу «лопай, что дают» всё сожрёт? Публика-то голодная, ей не хватает настоящего искусства. И она не виновата в том, что её кормят Бог знает чем.

Вспоминаю давний эпизод. Выхожу из театра. Передо мной две девчонки, и одна другой говорит: «Ну как?». Та отвечает: «Да нормально, хорошо время провели». Разве ходят в театр – храм искусства – проводить время?! Туда ходят думать! Безусловно, получать удовольствие тоже, но никак не для того, чтобы скоротать время. Театр – это нечто более высокое. Не все это понимают, но они не виноваты в этом – их так приучили. Конечно, это очень плохо. Но я думаю, что безумие, в которое погружена страна, всё же пройдёт, и придёт другое время. «Когда мужик не Блюхера, и не милорда глупого – Белинского и Гоголя с базара понесёт» (Н.А. Некрасов. – Ред.). Хочется в это верить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах