224

Поэт Павел Проспектов: «Мою рифму нужно почувствовать»

Поэзия – слово, которое многими современниками воспринимается если не с сарказмом, то с  иронией. Нет времени для «таких глупостей», - скажет занятый погоней за прибылью бизнесмен, «к тому же есть телевизор», - добавит домохозяйка. «И Интернет!», - поставит точку в дискуссии студент. Однако Поэзия не сдаётся и с каждым днём всё громче заявляет о себе. Об особенностях современного поэтического творчества мы говорим с молодым, но амбициозным, орловским поэтом Павлом Проспектовым.

«Асфальтовый век»

АиФ: Не так давно в Интернете появился клип на твоё стихотворение «Космос», который тут же стал популярным в среде орловской молодёжи, а в начале октября ты выступил в Центре своевременного искусства весте с Артёмом Маргуновым, известным как Поэт без Усов. Живое выступление, на удивление, собрало немало людей. Неужели мы вступаем в эпоху возрождения поэзии?

П.П.: Мне сложно давать оценки. Пусть это сделает следующее поколение. А мы просто будем творить дальше. Посмотрите на историю – «Серебряный век» прошёл и наступило затишье. Потом были «шестидесятники» - и  снова неловкая пауза. Так всегда бывает. Равно как и то, что пауза не может продолжаться вечно.  Мы живём в эпоху информационных технологий. Как выразился один мой коллега  по цеху, сейчас наступил «асфальтовый век».  Но это не означает, что все понятно и обыденно, просто сейчас огромная взлётная полоса для творчества: делай, что хочешь, а если есть, что сказать, – всё пойдёт по накатанной.

– Получается так: у одних появилась возможность слушать, а у других — быть услышанными, и дело стоит лишь за тем, чтобы найти те слова, которые заденут даже искушенного современного человека?

– Поэты, музыканты, художники - они всегда появляются вовремя, но волнами. Известный сейчас в стране «Поэт без усов» творил довольно давно, однако популярным стал после клипа,  в котором он выражает своё отношение к происходящему в стране во время зимних событий 2011-2012 годов. Протесты, болотная площадь, суды, процесс над «Pussy Riot». Артём сочинил стихи, прочитал их в маске-балаклаве, получилось сильное видео. И теперь мы видим состоявшегося хорошего поэта, который постоянно развивается, затрагивает темы, небезразличные людям. Парень колесит по России, и его с удовольствием слушают.

– Чем мало кто может похвастать из так называемых традиционных поэтов...

– Да, есть такие люди. Своя компания в каком-либо из городов. Они почитают классиков, но… Дальше этой «тусовки» ничего никуда и не уходит, потому что читать и слушать это невозможно, это шаблоны, собранные из сборников Блока, Пушкина и других великих поэтов.

Родом из соцсетей

– Кто ваша публика? Почему у людей возникает, или пробуждается, интерес к поэзии?

– Наша публика – те, кто читает, смотрит и слушает в интернете различных современных поэтов. Преимущественно – молодежь 20-25 лет. Это «выросшие подростки», я к ним тоже отношусь. Это общество, сформировавшееся в эпоху соцсетей, тяжёлой музыки, развития рэпа. Но теперь мы выросли, стали умнее, читаем и пытаемся развиваться, не стоять на месте, хоть, признаюсь, и много лени. 

А ещё есть энтузиасты, продвигающие новые ценности. Таких людей в Орле мало, но я им очень благодарен - они большие молодцы! Такие ребята объединились в Центре Своевременного Искусства (ЦСИ). Благодаря "выросшим подросткам" и таким организациям, как ЦСИ, наше общество отходит от алкоголя, бандитской романтики девяностых и начинает интересоваться литературой, картинами, фильмами, музыкой, которые имеют смысл и чувства. Наконец-то "образованность" начинает подбираться к "жизненному" топ-рейтингу, а не как раньше. Да чего скрывать - и сам не читал раньше книг...

– Не преувеличивай! Я знаю, что стихи ты пишешь с 14 лет. Или то была не литература?

– В 14 лет, когда мне надоела рок-музыка, я преклонялся перед рэпом.  Тогда в каждом дворе читали рэп. Я подумал: а чем я хуже? И тоже начал сочинять. Мои друзья до сих пор смеются, когда вспоминают те тексты. А я краснею.

Всё моё подростковое творчество было подражательством. Но потом я начал писать по-своему.  И начал читать. Вышло это по "вине" ребят, которые решили выпускать свой  интернет-журнал "Дистопия". Летом прошлого года они опубликовали свою версию "100 лучших книг", и с того момента, как говорится, понеслось.

Первым, что я прочитал, был роман Д.Оруэлла «1984», потом О.Хаксли «О дивный новый мир». Теперь читаю постоянно. И всё изменилось. Раньше я выражал свои эмоции однообразно, одними и теми же словами, теперь эта проблема отпала сама собой. Спасибо книгам!

Мне очень хочется, чтобы люди забыли о быте и окунулись в то, о чём я читаю в данную секунду Фото: АиФ

Без банальностей

– Те, кто слышал твои стихи, заметили, что нередко в них отсутствует рифма. Ты хочешь этим что-то показать или здесь – просто непрофессионализм?

– В моей лирике есть рифма. Но я изначально не хотел, чтобы она была банальной. Это не «белый стих», но в нём нет традиционных размеров. Вы не найдёте здесь ямб или хорей.  Когда я начинал писать, то рифму специально прятал. Мне интересно, чтобы человек слушал, не отвлекаясь на построение рифмы и прочую науку о писании. Давайте просто окунёмся в моё настроение,  и скрытая рифма приведёт в чертоги того, что я хочу передать.

– Во все эпохи поэты искали новое слово для отображения реальности. Есть ли нечто подобное у тебя?

–  Мои стихотворения - это «теплое одеяло». Мне очень хочется, чтобы люди забыли о быте и окунулись в то, о чём я читаю в данную секунду.

– В начале 19 века поэт-декабрист Рылеев написал, по сути, манифест гражданской поэзии -  стихотворение «Гражданин».  Можешь ли ты назвать свою лирику гражданственной?

– Абсолютно нет. Может быть, она должна иметь место в поэзии, но не в моём случае точно. Я хочу увести людей от политики,  от программы «Вести с Д. Киселёвым» и прочего абсурда. Хотя бы на несколько минут выступления я хочу погрузить их в тепло, туда, где можно отдохнуть.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах