aif.ru counter
29.10.2012 13:18
Елена ДЕРЕВЯНКИНА
33

Как система инженерные кадры потопила

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Черноземье 24/10/2012

Воронеж, 29 октября – АиФ-Черноземье

Об уровне образования, степени востребованности и размере заработной платы специалистов с высшим техническим образованием мы говорим с Семёном Подвальным, доктором технических наук, профессором Воронежского государственного технического университета.

Потребности без перспектив

«АиФ»: – Семён Леонидович, насколько востребована сейчас профессия инженера?

С.П – Востребованность есть, но ситуация критична. Если говорить об отраслях механического производства, то у нас уже закрылась большая часть заводов. А те, которые остались, далеко не в самом перспективном состоянии. С другой стороны, инженеры в области информационных технологий очень востребованы. Мы даже не можем покрыть всю потребность региона. 

Сейчас практически на всех механических заводах есть острейшая проблема: рабочие старой формации не могут работать на новом оборудовании. Его стоимость десятки миллионов рублей, но оно простаивает без дела, потому что нет кадров соответствующей квалификации. При средней зарплате в регионе - 20 тысяч рублей, таким людям платят и 70. Но у нас нет этой прослойки - комбинации рабочего и инженера: вузы не готовят, ПТУ исчезли как тип учебного заведения.

Я, конечно, оптимист. И думаю, что всё выправится. Но пока мы катимся вниз, и я не вижу сильных подвижек. Ситуация в инженерной индустрии грустная. И в регионе, и в целом в стране число заводов уменьшается, людей, занятых в этой сфере, – тоже. Кадры стареют. Нужно готовить новые. А условий нет…

«АиФ»: – С увеличением стоимости обучения инженерным специальностям до 112 тысяч рублей договорников стало меньше?

С.П – Если раньше на одну бюджетную группу наша кафедра принимала три внебюджетных, т.е. на 20 бюджетников набиралось 60 «платников», то в этом году мы набрали 15 бюджетников (нам больше мест не дали) и три «платника». Не три группы, а три человека! Потому что цена не рассчитана на наш регион. Аспирант вообще должен заплатить 128 тысяч за год. У людей просто нет таких денег! С другой стороны, у нас полно экономистов и юристов, которые учатся за 60 тысяч рублей. Если говорить резко и по существу – инженеров выдавливают. Скоро мы не будем строить корабли и самолёты, а будем только надеяться на доходы от нефти и газа. 

Если так и дальше пойдёт, мы вообще лишимся платных студентов! А они составляют бюджет вуза. За эти деньги университет приобретает новое оборудование, технику и т.п. Откуда возьмётся подготовка кадров на мировом уровне, когда нет технической базы? А теперь у нас забрали и возможность зарабатывать деньги. Поставив такую планку, нас обрекли на жалкое существование.

«АиФ»: – Почему инженеров так «опускают»? Стоимость обучения огромная, а зарплата меньше, чем у рабочих… 

С.П – У нас неправильная политика оплаты труда. Если средняя зарплата в регионе 20 тысяч рублей, то инженерам часто предлагают 12, а иногда и ещё меньше. Но человек ищет, где лучше, поэтому часть ребят утекает в крупные мегаполисы. Ведь в той же Москве можно иметь в пять раз больше. 

Слияние в оправдание

«АиФ»: – Министр образования критиковал качество подготовки инженеров…

С.П – Я не согласен с этой точкой зрения. Министр поставил задачу сократить количество вузов, некоторые из них объединить. Но это лишь попытка оправдать расходы страны на образование. Конечно, в наших вузах есть недостатки, и их надо исправлять, но не путём объединения совершенно разнородных институтов и университетов. Зачем высшую школу экономики соединять с институтом электронного машиностроения? Что после этого изменится? Я, конечно, не хочу спорить с министром, но это лукавство. У нас в стране создано 15 объединений вузов, так называемых федеральных университетов. И ни один из них себя ни в чём не проявил. В основе слияния вузов лежит простая мысль – объединение по территориальной близости, чтобы освободить кусок земли, на котором можно будет построить дома, потому что земля очень дорога. НИИ связи в центре Воронежа уже переезжает в район Юго-Западного кладбища. Видимо, на его месте хорошо будет смотреться многоэтажный дом. Это так прозрачно, так понятно и так недальновидно.

«АиФ»: – Кстати, о научной деятельности. Раньше она была хорошо развита в Воронежской области. Почему сейчас загибается?

С.П – Эти НИИ есть и сейчас – их у нас около 10 – разной ведомственной принадлежности, но они влачат жалкое существование. Финансирование идёт по линии государства, но оно очень скудное. И если академические институты в стране хоть как-то сохранились, то от отраслевых НИИ, кроме вывески, ничего не осталось. Они на стадии вымирания. Наука и образование находятся в одной строке финансирования, и эта строка всё меньше и меньше. 

За наукой или от армии?

«АиФ»: – Какие сегодня первокурсники? С каким багажом знаний они приходят в вуз? 

С.П – От натаскивания на ЕГЭ знания только ухудшаются. На нашу специальность 20 лет назад был конкурс 10-15 человек на место. Ребята были уверены: чтобы поступить и учиться, нужны знания. А теперь они приходят с хорошим результатом ЕГЭ, а на первом курсе выясняется, что эти результаты не соответствуют необходимому уровню. 

Да, бывало, порой, что экзамены в вуз лоббировались. Теперь вся коррупционная составляющая перетекла в школы. Около 30% школьников пишут ЕГЭ не самостоятельно. И мы пожинаем плоды. Многие ребята из южных регионов, приезжающие к нам с огромным баллом по ЕГЭ, не могут даже заявление по-русски грамотно написать. Кроме того, лучшие ученики уезжают в столицы. Они за счёт ЕГЭ поступают в десятки вузов, а к нам подают заявления «на всякий случай». Мы же работаем с теми, кто останется. На некоторые специальности проходной балл равен 150. Но что такое 150 баллов? Это с трудом тройка по каждому из трёх предметов.

«АиФ»: – Стремятся ли современные студенты к научной деятельности?

С.П – Человек 10-15 из набора идут в аспирантуру. Но в лучшем случае 40% защищаются. Остальные отсидят положенный срок и исчезают неизвестно куда. Аспирантура для многих из них – способ «откосить» от армии. 

«АиФ»: – Вам приходилось работать с иностранцами? Чем их система образования отличается от нашей?

С.П – Там есть то, до чего наши предприятия ещё не доросли. Там вся система высшего образования является частно-государственной. Крупные фирмы и корпорации понимают, что если они не будут вкладывать деньги в образование, то ничего не добьются. Компании на младших курсах отбирают для себя студентов, платят им повышенную стипендию, оплачивают их дополнительное целевое обучение. В Воронеже только пара-тройка фирм это понимают. У нас до сих пор действует совковая идеология – студенты после окончания вуза придут сами. Но этого скоро уже не будет… 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество