aif.ru counter
19.11.2012 14:07
Денис КОНСТАНТИНОВ
150

Парашютист Артем Коваленко: «Чем выше риск – тем больше положительных эмоций»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Орёл 14/11/2012

Орёл, 19 ноября – АиФ-Черноземье

Дело жизни

«АиФ» –  Артём, расскажи, как ты пришёл в парашютный спорт?

А. К : – Самое смешное, что пришёл я в него совершенно случайно. Тогда я учился на первом или втором курсе института, и кто-то из знакомых предложил прыгнуть. С этого всё и началось. Была шикарная погода, мне повезло оказаться за облаками: на земле было пасмурно, а там солнышко и голубое небо. 

После этого я решил пройти обучение, занявшее полгода. Всё это время приходилось учиться выполнять различные упражнения в свободном падении. Сначала прыгал с обычным – круглым – парашютом. Когда набралось 50 прыжков, перешёл на «крыло» (спортивный парашют. - Ред.). Со временем я увлёкся данным видом спорта, и в какой-то момент он стал существенной частью моей жизни.

«АиФ» –  Сколько прыжков у тебя сейчас?

А. К : –  В ближайшее время я планирую совершить свой 500-й прыжок. Есть задумка сделать это наиболее артистично и эффектно, но пока мне не хотелось бы раскрывать карты.

«АиФ» –  Я знаю, что ты являешься единственным человеком в городе, кто занимается бейсджампингом. Объясни, что это такое и как к твоему увлечению относятся родители, учитывая, что прыжки с парашютом всегда связанны с определённым риском?

А. К : – Бейсджампинг – это прыжки с неподвижных объектов, часто запрещённых. Я прыгал с порядка тридцати серьёзно охраняемых объектов, в числе которых можно выделить 30- этажный корпус гостиницы «Измайлово», «Башню-2000» высотой 104 метра, а также 45-этажный комплекс «Эдельвейс» на Кутузовском проспекте Москвы. Ощущения, которые получаешь от этих прыжков сложно передать. Это что-то запредельное.

Поначалу родители были против моего занятия. Опасались, что со мной может что-нибудь случиться. Но, тем не менее, я свой выбор сделал, и им пришлось смириться.

Рискнуть, чтобы не попасться

«АиФ» –  Ты сказал, что многие объекты охраняются. Как тебе удаётся проникнуть вовнутрь и забраться на крышу?

А. К : –  Всё зависит от смелости и артистизма. В «Измайлово», например, мы попадали как туристы, по пропускам на американца с женой. Парашюты и снаряжение проносили в дорожных чемоданах. А в здание «Москва-сити» нас проводили столичные руферы; это такие люди, времяпрепровождение которых заключается в проникновении и пребывании на крышах зданий и сооружений.

В столице есть 194-метровое здание – «Триколор». Прыжок с него мы выполняли ночью. Прибыли на автомобиле. Я с товарищем пошёл к зданию, а водитель остался дожидаться нас на улице. После долгих поисков нам удалось найти единственное место, где можно было проскочить незамеченными под камерами. Когда мы были уже на самом верху, нас окружили. В итоге, предварительно позвонив товарищу и сказав ему, где будем приземляться, а заодно ответив отказом на предложение охранников сдаться, мы прыгнули. Выбор перед нами стоял сложный: либо сесть безопасно, но быть схваченными, либо – рискнуть и перелететь проспект. Выбрали второе. Машина нас забирала из скверика с буксом колёс, так как на момент приземления к месту уже приближалась толпа разъярённых охранников. В общем, всё как в фильмах.

«АиФ» –  А были случаи, когда ты всё же попадался в руки полиции?

А. К : –  И в Москве, и в Питере приходилось оказываться задержанным. Но самый интересный случай произошёл во Франции этим летом, во время нашего с друзьями путешествия по Европе. Там имеется самый высокий мост в мире – Виадук Мийо, – с которого я и хотел прыгнуть. Однако подоспевшие не вовремя жандармы сорвали мою попытку. За такого рода прыжки во Франции большие штрафы. Впрочем, если окажусь в Мийо вновь, то обязательно закончу начатое.

Рассчитывай только на себя

«АиФ» –  Как обстоят дела с парашютным спортом в Орле? 

А. К : – Парашютный спорт в нашем городе развит, мягко говоря, слабо. Существует очень много проблем и главная из них заключается в отсутствии финансирования. Средства из бюджета выделяются только клубу «Десантник», но дети и подростки там обучаются и рукопашному бою, и стрельбе – парашютный же спорт всего лишь входит в общую программу. Остальные ребята прыгают за свой счёт. Например, в Курске, Туле и ряде других городов прыжки осуществляются за счёт города. 

Помимо этого, у нас существуют проблемы с ремонтом самолётов. Наш самолёт не может подняться на большую высоту. Максимум, что нам дают, – это 2 000 метров, и то по праздникам. В Москве прыгают с 4 000.

Если сравнивать с другими городами, то в Брянске, к примеру, всё замечательно развито. Пусть там летает тот же кукурузник, но руководство их клуба заинтересовано в рекламе, в новых спортсменах и их продвижении. У нас же учить – учат, а дальше… Рассчитывать приходится только на себя.

«АиФ» –  Представим такую ситуацию. Я хочу совершить свой первый прыжок с парашютом. Что мне для этого нужно?

А. К : –  Прежде всего, конечно, деньги. Сейчас в Орле прыжок стоит около 1 300 рублей. Если такая сумма имеется, то необходимо приехать в аэроклуб и пройти инструктаж. После чего в выходной день, в составе организованной группы, ты выдвинешься на поле. Там тебя оденут, посадят в самолёт и из него же выбросят на высоте километра. Могу добавить, что страшного в прыжках ничего нет. Чем выше риск – тем больше положительных эмоций и адреналина. Так всегда бывает.

«АиФ» –  Есть ли у тебя какая-то необычная мечта?

А. К : –  Мне хочется прыгнуть с самого высокого водопада в мире -– Анхель. Для осуществления этой мечты мне осталось разрешить лишь финансовый вопрос, так как прыжок и сама поездка обойдутся довольно дорого. Но он обязательно состоится (водопад Анхель находится в Венесуэле, на территории Национального парка Канайма. Его высота – 978 м – Ред.).

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество