aif.ru counter
22.05.2013 13:01
64

Экс-мэр Воронежа: как вернуть славу городу?

Воронеж, 22 мая – АиФ-Черноземье

Какие проблемы города уходят корнями в прошлое? А чего бы и в страшном сне не могло присниться лет 30 назад?

Об успехах и ошибках своего поколения и о том, чем радует и огорчает сегодняшний день Воронежа, рассказал Владимир Анищев, бывший первый секретарь горкома партии, руководивший областным центром в 1979-1985 годах.

«Подумаешь, ямы…»

АиФ: – Владимир Петрович, как раньше строилась дорожная сеть? И можно ли было избежать нынешней ситуации с пробками?

В.А: – Не зря классики говорили о двух бедах России – «дураках и дорогах». И нужно сказать, что мы, прошлые руководители, так и не справились с задачей правильного видения транспорт­ного развития Воронежа. Почему-то не получалось. Была общая стратегия – на жильё-то деньги отпускались со скрипом, а про инфраструктуру и вовсе говорили: «подождёт». 

Однажды вышло постановление, которое запретило строить в городах развлекательные центры. Категорически, под страхом заведения уголовных дел. Кстати, я как раз строил кукольный театр и сам чуть не попал под эту «гильотину».

Да и в целом по Советскому Союзу финансирование социальных объектов шло по остаточному принципу. Прежде всего – грандиозные стройки: водохранилище, крупные промышленные предприятия, и уже во вторую очередь – больницы, поликлиники, детские учреждения. Что уж говорить о дорогах?! «Ну, подумаешь, ямы… Ничего, проедете…» Спасало то, что не было столько автомобилей. Хотя в новых микрорайонах – Юго-Западном, Северном – мы строили широкие проспекты и улицы.

А вот сегодня в Воронеже кое-что делается для развития инфраструктуры. Очень много проблем решил проезд по набережной. И я благодарю нынешнее руководство за то, что была воплощена такая удачная идея. И подъезд к Воронежу, развязку на Тамбов тоже сделали отлично. Активно идёт строительство кольцевого объезда. И в этом чувствуется залог развития транспортной системы Воронежа.

Так что я не могу сказать, что наше поколение оставило нынешним руководителям хорошие задумки в решении транспортных проблем. Мы барахтались в соусе плановой экономики, почти на коленях стояли перед Госпланом и Совмином, лишь бы дали что-то для города. Но на нас работала мощная промышленность. Директора заводов очень помогали своим авторитетом. Кроме того, очень много воронежцев попало в руководящие органы страны. Например, многое сделал для Воронежа председатель Совета министров Виталий Воротников. Он помог выделить средства для строительства Северного моста, Кукольного театра.

Кстати, и Кукольный театр, и «Юбилейный», и ТЮЗ, и Дом актёра были построены исключительно на средства промышленных предприятий. Я каждый рабочий день начинал с планёрки на стройке в семь утра. Так мы построили монументы «Чижовский плацдарм», «Песчаный лог», облагородили Ротонду. Мы многое сделали к 40-летию Победы.

Крик души

АиФ: – Как считаете, власти сейчас сложнее регулировать вопросы градостроительства? Ведь вся земля –- в частных руках…

В.А: – Надо настроить себя на строгость. Почему не призвать к порядку всех владельцев зданий и сооружений? Просто сказать: «Дорогой мой, вот это – твоя территория. И если она будет не ухожена, мы тебя задавим. У нас есть инспекции, надзоры, у нас есть всё. И в конечном итоге мы тебя закроем». Но ведь этого нет. Бизнесмен подмигнул, угостил, и всё осталось по-прежнему. Так идёт эксплуатация Воронежа. 

Коррупция - это само собой. Но ведь есть и морально-нравственный подкуп чиновников. Оба­янием, ресторанным сидением, родственными отношениями. И на этих отношениях выстраиваются многие объекты. Возьмите торговый центр «Европа». Здание возвели на месте кладбища, оно закрыло цирк, рядом – могилы Кольцова и Никитина. Разве можно так было испохабить эту территорию? Ухудшилась транспортная ситуация. И такое впечатление, что всё делается одним-двумя людьми.

А возьмём эпопею с электротранспортом. Я когда-то и сам был сторонником того, чтобы кое-где убрать трамваи. Они шумные. Я мечтал благоустроить прирельсовые участки, закрыть их шумопоглощающей плиткой, как в Европе. Но новые руководители решили пути снести. Во-первых, возникает вопрос: куда делся металл? 170 километров рельсов  то тысячи тонн металла. А медный провод? А шпалы? И самое смешное – сегодня в автобусах висят объявления:

«Дорогие воронежцы! Восстановим электротранспорт!» Настолько откровенно вредоносно делаются некоторые вещи…

Когда едешь по Воронежу, удивляешься многому. Массово вырубаются деревья – например, в Отрожке, Боровом, Северном районе.

В общем, у меня получается даже не стон, а крик души. Но я думаю, что у городской власти, несмотря на коррупцию, которая стоит стеной, есть рычаги управления. Почему-то считается, что если кто-то получил в частную собственность участок земли, то он может делать с ним всё, что угодно. Ничего подобного! Должны соблюдаться законы и стандарты.

Грубый – не злой?

АиФ: – Сегодня в Воронеже вновь меняется власть. Какой должна быть работа будущего градоначальника?

В.А: – Мэр Воронежа должен постоянно требовать от глав районных администраций заниматься благоустройством, регулярно объезжать с ними город, тыкать их носом в грязь, в кучи мусора и нещадно наказывать. Он должен предъявить жёсткие требования к бизнесу и поставить условие: «Сначала развивай инфраструктуру, а потом строй жильё. Нет инфраструктуры – не садись на городские сети! Ты должен построить дороги, поставить столбы, отремонтировать канализацию и водопровод». 

И я очень хочу, чтобы у города был такой мэр, как Геннадий Чернушкин. Он молод. Он начал с честных шагов. Он отказался от зарплаты, потому что у него есть деньги, отказался от служебного автомобиля. И пусть говорят, что это показуха. Этим он дал понять: «Люди, мне ничего не надо от этой должности. Я не буду воровать. Мне не нужны городские деньги. Мне нужны удовлетворённые глаза воронежцев. И я буду этого добиваться».

Все политики, когда идут к власти, много обещают. Но я верю этому человеку. Я слышал, что, руководя компанией, он не забывал мелкие, но важные вещи. Например, он знал все дни рождения своих работников, и ни один из подчинённых не остался без его поздравления. На днях при встрече я сказал Чернушкину, что ни разу не ходил на выборы после развала Советского Союза, но теперь пойду и проголосую за него. Я жду начала избирательной кампании, надеюсь, что Геннадий Викторович выставит свою кандидатуру. Я от всей души его поддержу.

АиФ: – Вы много лет прожили в Москве, а недавно вдруг вернулись в родной город. Почему?

В.А: – Во многом это объясняется личными причинами. Кроме того, за 20 лет я так и не привык к Москве. И не потому, что это плохой город. Если бы не поменялась общественная формации, я, может быть, и остался бы там. Но теперь я стал «из бывших». Я в Воронеже не востребован, а уж тем более – в Москве. 

Но самое главное – я безумно люблю воронежскую землю и воронежцев. Я здесь себя лучше чувствую. Когда я разговариваю с воронежцем, у меня по сердцу разливается тепло. Я люблю воронежские лица и глаза, люблю воронежских женщин, самых красивых в мире. Я люблю ходить и ездить по старинным улочкам. Воронежцы – необычные люди. В них, на первый взгляд, много грубости, но ровно столько же, а может и больше, доброты.

Когда я работал вторым секретарём ЦК компартии Узбекистана, все узбеки знали, что если проезжающий по республике воронежец хочет ко мне попасть, ему лучше не мешать. Однажды первый секретарь Иномжон Усманходжаев спросил: «А за что ты так любишь воронежцев?» Я пошутил: «Вот ему в автобусе наступил на ногу, и он тебя послал. Ты сходи туда, куда он тебя послал. А потом вернёшься – вы выпьете по стакану водки и станете друзьями». В Воронеже есть озлобленность, но нет злопамятства. Здесь не найдёшь человека, который бы стал тебе врагом на всю жизнь. По крайней мере, мне так кажется.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество