aif.ru counter
362

С «Лейкой» и блокнотом. Что Константин Симонов писал о Курской дуге

Все материалы сюжета 75 лет Курской битве

Писатель Константин Симонов в годы войны работал корреспондентом газеты «Красная звезда». 5 июля 1943 года журналистская судьба забросила его на поля сражений под Курском.

Писатель и журналист Константин Симонов беседует с бойцами в минуты затишья.
Писатель и журналист Константин Симонов беседует с бойцами в минуты затишья. © / Российский государственный архив кинофотодокументов

Курские поисковики подробнее изучили воспоминания Константина Симонова о 75-й гвардейской дивизии и её командире. А заодно выяснили, как сложилась судьба героев публикаций.

На позициях Центрального фронта

В дневниках писателя, вошедших в книгу «Разные дни войны» (том I), указано, что с 7 до 10 июля 1943 года по заданию редакции Константин Cимонов вместе с фотокором Яковом Халипом выехал в поселок Поныри — на cеверный фас Курской дуги. Журналист и фотокор находились на Центральном фронте в 13-й армии. Сначала побывали в 129-й танковой бригаде, а в ночь с 7 на 8 июля поехали в штаб 75-й гвардейской Сталинградской дивизии генерала Василия Горишнего.

Записи Симонов делал в командном пункте генерала и ходил в полки и батальоны, расспрашивая солдат о событиях. Собранного материала хватило на четыре статьи. Три опубликовали, а четвертая, рассказывающая о 75-й гвардейской дивизии, в «Красной звезде» так и не вышла. Константин Михайлович сначала напечатал её в журнале в виде рассказа, изменив фамилии героев, а затем в своем дневнике «Разные дни войны».

Вторая поездка на северный фас Курской дуги у Симонова состоялась в конце июля — начале августа 1943-го. Он побывал в войсках Центрального и Брянского фронтов, в 13-й армии, наступавшей южнее Орла на Кромы, в 70-й армии генерала Галанина.

А в третий раз приезжал в Поныри как гость: уже в мирное время — в июле 1963 года — на 20-летие Курской битвы.

Блиндажи в семь накатов

В местечке Самодуровский курган на территории Ольховатского сельсовета в 2000 году по инициативе энтузиастов из Железногорска военному корреспонденту установили памятный знак.

«Считается, что памятник стоит на месте штаба 75-й гвардейской дивизии, — рассказал руководитель поискового отряда «Курган» Алексей Сотников. — Но это не так. На кургане до начала сражения находился штаб 6-й Гвардейской стрелковой дивизии. Утром 6 июля 1943 года немецкие войска уже начали атаку, а в ночь на 7 июля это место было захвачено фашистами. Симонов приехал в штаб 75-й гвардейской дивизии генерала Василия Горишнего как раз в ночь с 6 на 7 июля. Как пишет сам поэт, штаб располагался северо-западнее высоты 261,4 в овраге».

«Кургановцы» нашли подробное описание ставки командования, провели раскопки и обнаружили семь блиндажей.

«Каждый — в 5-7 накатов (слои бревен, защищающие сооружение от бомб) — такие обычно строили для высшего офицерского состава, — пояснил Алексей Сотников. — Это и был штаб 75-й гвардейской дивизии».

«Сталинградские головорезы»

Находка заставила Сотникова подробнее изучить воспоминания Константина Симонова о 75-й гвардейской дивизии и её командире — генерале Василии Горишнем и даже дополнить их найденными в архивах Минобороны сведениями.

Генерал Горишний: «Ещё в затишье, когда мы только сюда прибыли, немцы узнали, бросили листовки. Среди всего прочего написали: «Германскому командованию известно, что на Центральный фронт прибыли сталинградские головорезы. Скоро встретимся с вами!». Ну что ж, встретились».

Константин Симонов пишет, что генерал произнёс эту фразу задумчиво, без вызова, а потом вдруг вспомнил: «Между прочим, нашей дивизии выпала такая судьба, что мы в Сталинграде самый последний выстрел дали в районе завода «Баррикады».

«Основу некоторых дивизий, воевавших на Курской дуге, составляли бойцы, прошедшие Сталинградскую битву, — уверен руководитель «Кургана». — Будучи ещё полковником, Василий Горишний в Сталинграде командовал дивизией, которая освободила находящийся в фашистской блокаде военный завод «Баррикады» (производил пушки, гаубицы и снаряды)».

Выброс с самолётов листовок — это психический вид атаки фашистов, направленный на то, чтобы запугать, посеять панику на поле боя. Как рассказывают сотрудники музея Курской битвы в Понырях, немцы были в этом мастерами. Например, фашисты включали перед сражением русские песни, перемежая их из громкоговорителя объявлениями:  «Солдаты Красной Армии! Сдавайтесь, пока наши войска не начали атаку! Мы подарим вам жизнь». Враги сбрасывали с самолётов закрытые с двух сторон пустые железные бочки с просверленными в крышке и днище отверстиями. Когда такой бочонок летел, то издавал жуткий рёв.

Константин Симонов подробно описывает, как генерал Горишний действовал во время атак противника: отдавал приказы командирам подразделений, рассуждал, какие силы применить в тот или иной момент.

«Вот эти низинки впереди мы уже назвали «оврагами смерти». Вчера немцы выдвинулись вперёд по этим оврагам, залегли и ждут свои танки. А мы их задержали огнём, а пехота лежит и ждёт... Мы тем временем подвезли бригаду «катюш» и накрыли сплошняком все эти овраги...»

«Слуцкий, как у вас дела? Отлично? Что отлично? Подождите давать себе оценку, докладывайте обстановку».

Дальше Симонов поясняет: «Через час этот же Слуцкий доносит, что перед его участком сожжено и подбито 28 немецких танков».

«Начальник штаба 212-го гвардейского полка майор Иосиф Слуцкий за сражение на Курской дуге награжден орденом Красного Знамени», — пояснил Алексей Сотников.

Говорил генерал с журналистом и о потерях: «В первый день (5 июля 1943 года) до двух тысяч человек и 48 танков лишились. Люди умирали за пушками, но, в свою очередь, 50 немецких танков набили...»

Есть в повествовании Симонова и бытовые эпизоды, связанные с Василием Горишним: «Приходит ординарец, приносит нам котелок молока. Сам надоил где-то тут в кустах от брошенной коровы...»

Как сообщил Алексей Сотников, генерал-майор Василий Горишний только за Сталинград и Курскую битву награжден двумя орденами Красного Знамени. После Победы генерал служил в действующей армии, умер в феврале 1961 года. Именем Горишнего названы улицы в Волгограде и посёлке Поныри.

Обкатали танками

Мини-зарисовками публикует Симонов интервью с бойцами 75-й гвардейской дивизии. Пётр Стась, сибиряк. До армии был слесарем. Теперь — наводчик противотанкового ружья.

«...Хорошо, что нас до этого танками обкатывали. Начал бить по первому только метров с двухсот. Танк средний. С первого выстрела его остановил, со второго — поджёг. Когда немцы выскочили, их наши автоматчики срезали. А «тигры» от других танков отличаются здорово. Я по ним бил и сбоку и сзади — не пробиваются! Подбил ещё бронемашину. На ходу в неё не попал, а как остановилась — зажёг...»

По рассказам фронтовиков, «обкатка» — своеобразное лечение от «танкобоязни» — производилась так: бойцы спускались в окоп, через который проезжали танки.

«Гвардии ефрейтор Петр Стась, 1919 года рождения, наводчик, после Курской битвы получил звание Героя Советского Союза за уничтожение пяти немецких танков и бронемашины, награждён орденом Отечественной войны I степени», — дополнил Алексей Сотников.

Следующий герой очерка — Бухан Сулейманов из Кзыл-Ординской области, 1924 года рождения. Побывал в бою в первый раз, как уточняет Константин Симонов. Говорил рядовой Сулейманов с акцентом, и автор намеренно не исправляет его речь.

«Думал танка страшно. Нет, не так страшно. Наша отступал, за ним немецкая танка, двадцать танка. Со мной второй номер старик был. Он раненый, в госпиталь ушёл. Я один с бронебойка остался, воевал ничего».

Константин Михайлович уточняет, что у парня в руках была открытка, исписанная убористым почерком. «Есть письмо от мамы», — сказал боец.

«Бухан Сулейманов, наводчик противотанкового ружья, за уничтожение двух немецких танков награждён орденом Отечественной войны I степени», — отметил Алексей Васильевич.

«Немцы уже ничего не смогут...»

Рассказ о дивизии Константин Михайлович заканчивает повествованием о генерале Горишнем:

«Очень хорошо помню то утро, когда немцы прекратили наступление на участке 75-й гвардейской. Мы сидели на наблюдательном пункте и ждали, что вот-вот снова начнётся. Ждали час, потом ещё… Потом Горишний вдруг сказал фразу, которая в первую секунду показалась мне странной: «Боюсь, не пойдут они сегодня на меня». Я не понял и переспросил. И он спокойно, как маленькому, стал объяснять мне, что его дивизию сегодня поддерживают восемь артиллерийских полков, и чем больше он перебьёт наступающих немцев, тем ему легче будет потом, когда самому придётся наступать на них. И я запомнил то утро и эту фразу, потому что она была связана с внезапным и острым ощущением, что немцы уже ничего не смогут с нами сделать».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество