aif.ru counter
21.10.2013 12:17
Ирина КОСТЕНКО
274

В Воронеже вероятность погибнуть от рук убийцы или в пожаре одинакова?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аиф-Черноземье 16/10/2013

На прошлой неделе в Воронеже побывал глава МЧС России Владимир Пучков. Здесь он провёл выездное заседание коллегии, подчеркнув, что выбор места был неслучаен: в Воронежской области Главное управление МЧС, комиссия по чрезвычайным ситуациям региона и все соответствующие структуры работают эффективно. Вопросы безопасности жизнедеятельности населения, функционирования критически важных и социально значимых объектов на территории области находятся на высоком уровне.

Но, как обычно бывает, всё хорошо, пока не грянул гром. А потенциальных угроз на территории нашего региона немало, и можно с уверенностью утверждать: живём на бочке с порохом.

Нет плохой погоды?

Официально
Половина населения - в зоне риска. Как сообщили в региональном ГУ МЧС, 4 города области отнесены к группе по гражданской обороне - то есть к территориям, имеющим важное оборонное и экономическое значение, с находящимися там объектами высокой степени опасности возникновения ЧС. Там проживает 1,041 млн чел. 111,4 тыс. чел. живёт в зоне возможного радиоактивного заражения, около 276 тыс. - в зоне возможного химического заражения и 1,5 тыс. чел. - вблизи взрывопожароопасных объектов. В прошлом году произошло 3 чрезвычайные ситуации - одна техногенного характера, одна - природного и одна - биолого-социального. В результате погиб один человек, пострадало - 12. Ущерб, нанесённый ЧС, составил 1 155,4 млн руб. Сведения о количестве защитных сооружений гражданской обороны, их состоянии и вместимости функционирующих убежищ являются государственной тайной и не подлежат печати в средствах массовой информации.

По среднестатистическим данным, одни только природные явления  ежегодно наносят области материальный урон на сумму до 700 млн рублей!

В историю, например, вошёл ураган с грозой и градом, обрушившийся на Воронежскую область 4 августа 1961 года. Градины в поперечнике достигали 2-3 см, самые крупные – 6-8 см и весили по 200-300 граммов. Скорость ветра при этом была 30-35 м/с, а скорость падения града – более 150 м/с. В  течение одной минуты выливалось от 60 до 100 тысяч литров воды на один гектар. Ураган прошёл с северо-запада на северо-восток и «проветрил» девять районов области – от Нижнедевицкого до Грибановского, досталось и  Воронежу.

Вообще, для нашей области выпадение подобного града – явление редкое, оно наблюдается раз в 75-100 лет. Однако уже в 2007 году в Кантемировском районе был зафиксирован град весом до 120 граммов.

Для сельского хозяйства нашего региона более опасны засухи. По подсчётам экспертов, они в той или иной степени «высушивают» наши угодья через каждые 2-3 года. Наиболее знойными и безводными были  1972, 1975 и, конечно, 2010 годы.

Все помнят, как в 2010 году Воронежская область пострадала от масштабных лесных пожаров. 29 июля 2010 года огонь перекинулся на окрестности Воронежа. Эвакуировали все детские лагеря, пациентов окраинных городских больниц. Огонь унёс жизни 5 человек, пострадало 359 жилых домов, без крова остались 249 семей, или 519 жителей. Стихия показала нашу беззащитность перед лицом большой беды. Когда пожар оставил без электричества несколько пригородных районов, не работали водяные насосы. Тушить огонь было буквально нечем.

В зимнее время – свои напасти. Наряду с аномально низкими температурами, особую опасность представляют метели. Воронежскую область может «заметать» с октября по апрель. Число дней с метелями в году колеблется от 14 на юге до 30 на севере и до 40 в самом Воронеже. Аномальный метельный перенос снега метеорологи отмечали в марте 1940 года в Борисоглебске и Бутурлиновке.

Не следует забывать и события Нового 2010 года, тогда в Подмосковье из-за гололёда были оборваны провода, и тысячи людей на несколько дней остались без тепла и света. Учитывая близость Воронежской области к Чёрному морю и распространённость у нас гололёдных явлений, от подобных ЧП мы тоже не застрахованы.

Наводнения, половодья и паводки – ещё одна угроза. Правда, у нас опасные гидрологические процессы и явления носят локальный характер. Самые масштабные паводки и наводнения, по наблюдениям учёных, происходят в долине Дона. Весной 1947 года на участке железнодорожного полотна от Лисок до Острогожска в результате разлива реки была размыта насыпь, чего не наблюдалось с 1896 года – начала эксплуатации железной дороги.

Эхо войны

В климатической западне
​Леонид Акимов, метеоролог: - Всё дело в том, что территория Воронежской области в силу своего географического положения расположена на границе основных климатообразующих факторов. С запада на неё оказывает воздействие Атлантический океан, с востока - обширный континент, с севера - Арктика, а с юга - Чёрное море. Воздействие того или иного из перечисленных факторов влияет на климат области, а взаимодействие различных по своим характеристикам воздушных масс способствует формированию опасных природных явлений, которые могут вызвать и техногенные катастрофы. Существует множество современных методов, позволяющих предвидеть опасные капризы погоды. А недавно правительство РФ заявило, что планируется развёртывание сети радиолокационных станций. Если такое произойдёт, качество прогнозов существенно повысится. Но не следует забывать и о человеческом факторе, особенно в сфере ЖКХ. Последние события свидетельствуют о том, что в Воронеже делается всё возможное, чтобы увеличить число техногенных катастроф с приходом морозов.

26 июля 2012 года произошла трагедия на полигоне Погоново. При взрыве боеприпаса погибли двое солдат-срочников. Как установило следствие, взрыв произошёл во время уничтожения старых снарядов. Было возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил техники безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц».

Сейчас на площадках полигона Погоново продолжают уничтожать снаряды. И это неудивительно – сводки МЧС пестрят сообщениями, что на территории области регулярно находят боеприпасы времён Великой Отечественной войны, которые потом свозят на полигон. Впрочем, рвануть может где угодно. К примеру, 27 сентября в Павловском районе обнаружили две мины и успели их обезвредить – обошлось без жертв. А буквально через три дня две миномётные мины нашли уже в частном доме Воронежа. И если в этих ситуациях человек неправильно себя поведёт – трагедии не миновать.

В пекле аварий

Как утверждают представители крупных предприятий, на производствах сейчас в чести модернизация и особо трепетное отношение к технике безопасности и экологическим программам. Однако нет-нет, да где-нибудь «грохнет». Благо, пока отделывались «малой кровью».

Два года назад, например, из-за взрыва  на кирпичном заводе в Семилуках один человек погиб, двое получили ожоги. Специалисты МЧС сообщили, что в помещении для изготовления кирпича площадью  48 квадратных метров взорвались два баллона с кислородом и ацетиленом.

Несколько раз за последние годы происходили ЧП на воронежском заводе синтетических каучуков. Свежий пример – март этого года. Воспламенился каучук, 19 единиц техники тушили пожар 40 минут. Обошлось без пострадавших, да и производство было приостановлено только на одной из многочисленных линий. Как убеждали сотрудники правоохранительных структур, пожар не нанёс урона окружающей среде. Однако многие жители Левобережного района долго чувствовали запах гари и жаловались на то, что в «воздухе стоит резкий неприятный запах и чувствуются  какие-то химические испарения»…

А вот в аварии восьмилетней давности, когда на предприятии загорелась ёмкость для полимеров, погибла аппаратчица одного из цехов. Ещё двое людей получили сильные ожоги. Огонь уничтожил четыре этажа заводского здания.

За прошедший год два раза горел завод Тельмана – один раз пламя разбушевалось в нерабочем цеху. Второй раз – в неиспользуемом здании, которое наполовину выгорело.

Впрочем, пожары на подобных предприятиях способны нанести не только локальный урон. Если те же резины и пластмассы заполыхают в промышленных масштабах, мало не покажется жителям всех близлежащих районов.

Есть ещё одна крупная опасность, о которой не устают напоминать спасатели, – это человеческая халатность, неосторожность и некомпетентность. И спрогнозировать вызванные ими ЧС вряд ли кому удастся.

Вещи одного порядка

Сергей Тростянский, профессор кафедры физики Воронежского института ГПС МЧС России:

– Если говорить о рисках ЧС, то это во многих случаях разновидности правонарушений. Преступность и катастрофы – вещи примерно одного порядка. В Воронежской области вероятность погибнуть от рук убийцы и сгореть в огне пожара примерно одинакова. Да и вообще 70 процентов пожаров обусловлено у нас человеческим фактором. Велика значимость человеческого фактора и при возникновении инцидентов в аварийном жилье, в частном секторе и аварий на производстве.

Но надо признать: в регионе снижается количество пожаров и число инцидентов на предприятиях. На производстве сейчас очень жёстки требования к безопасности и налажен весьма строгий контроль. К особо опасным объектам есть повышенное внимание.

А если авария?

Фёдор Ковалёв, депутат городской думы, специалист-коммунальщик:

– Начало отопительного сезона показало, что в городе фактически нет аварийной службы в сфере ЖКХ. Небольшие бригады подрядных организаций не способны выполнить серьёзную работу. В советское время в Юго-Западном микрорайоне находилась производственная база ЖКХ, где работали 320-350 человек. Она как раз и вела все аварийные работы. Потом предприятие обанкротилось – ведь оно работало на город, а тот денег не платил.

Ну, хорошо, обанкротили базу. Но переименуйте вы её в какое-нибудь РСУ! Очистите долги, но сохраните людей! Нельзя же оставлять город без стратегически важного предприятия. Нет, всё развалили! Потом оказалось, что 2,5 гектара земли кому-то понадобились – сами знаете, какое у нас в гордуме строительное лобби. А ведь на территории базы прекрасные помещения, столярные цеха, боксы… Рыночная цена вместе с землёй – больше 150 миллионов, а чиновники хотели всё продать за 32 миллиона. Ушла ли эта территория с молотка – не знаю.

Я как-то звоню в городскую аварийную службу, спрашиваю: «Сколько у вас техники?». Мне перечисляют: кран, погрузчик, вышка, компрессор и т. д. – всё по одной единице. «Как? – спрашиваю. – У вас на миллионный город столько техники? А если авария?» – «Ну, а как же, нас же не финансируют», – вот и весь ответ! Есть аварийная служба при МЧС и ещё одна частная структура – там работает всего 38 человек. Но и эта организация  просто затыкает дырки, ни о каких аварийных работах речь не идёт…

Справка

При определённых условиях взорваться могут даже мука или сахарная пудра. Такие взрывы – одни из первых, с которыми «познакомился» человек. Они были отмечены ещё до нашей эры на мельницах, где взрывалась взвешенная в воздухе мука. Позже подобное происходило на мануфактурах – с растительной пылью. Одними из опаснейших в этом отношении производств являются сахарные и мукомольные заводы.

Большую опасность представляют… сосульки. Смех смехом, а в Воронежской области  чуть не каждый год  регистрируется от 2 до 5 человеческих смертей, наступивших из-за удара сосулькой.

Температуры выше 33°C представляют существенную опасность для организма жителя средней полосы России.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество