1116

Почему разорены наши дворянские «гнёзда»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. Аиф-Черноземье 06/05/2015

Плодородные почвы, умеренный, здоровый климат – что ещё нужно для устройства родового гнезда?  Не случайно в Воронежскую губернию стремились многие титулованные особы и богачи. К строительству усадьбы подходили очень серьёзно – ведь это место, где должны были расти дети и внуки, впитывая лучшие традиции семьи.

Почти все наши памятники известны и упомянуты в книгах. Но сейчас за состоянием построек следят разве что краеведы да энтузиасты–любители. И пока в соседних регионах восстанавливают своё прошлое, наши «жемчужины» тускнеют на глазах. Так что же сохранила Воронежская область из уникальной культуры дворянской России?

Что дороже?

официально
Как сообщили в департаменте культуры, в 2014 г. было проведено четыре плановых проверки состояния объектов культуры. Всем проверяемым выдали предписания об устранении нарушений. По итогам проверок суды наложили шесть штрафов на общую сумму - 162 тыс. руб. Особое внимание уделялось наиболее «проблемным» объектам культурного наследия города и области: усадьбе Быстржинских (г. Воронеж, ул. Платонова, 9,11), дому Дорохина (г. Воронеж, ул. М. Горького, 19), дому Балашова (Воронеж, ул. Куколкина, 18а), комплексу чижовских казарм (г. Воронеж, ул. Краснознамённая, 103). Составлены историко-архивные и библиографические исследования по 18 объектам культурного наследия. Проведены научно-исследовательские работы по выявлению и описанию особенностей 64 объектов культурного наследия.
– Интересно, что сразу после окончания Великой Отечественной войны Воронежская область показывала пример в работе по выявлению и охране памятников культуры, – отмечает краевед Николай Сапелкин. – Большинство становилось сельскими клубами и административными зданиями. А, например, во дворце Ольденбургских в Рамони находился корпус технологического института.

Сегодня дворец восстановлен снаружи, но пустует внутри – не развивается как туристический объект. Знаменитый замок, дом Веневитиновых в селе Новоживотинное да водяная мельница у села Колодяжного – вот, пожалуй, и всё, что могут записать себе в актив чиновники. Зато, например, усадьбу Веневитиновых в Горожанке, похоже, восстановить уже невозможно. Запущены усадьбы Веневитиновых в селе Русская Гвоздёвка и Нечаевых в селе Пекшево. Разрушено родовое гнездо Чертковых в селе Хвощеватка, быстро ветшает знаменитая дача Башкирцевых – в последние годы она не раз меняла собственника, но в восстановление дома никто не вложил ни копейки.

– Я думаю, кто–то ждёт, когда она окончательно разрушится, – считает краевед. – Ведь коммерческую ценность имеет уже не само здание, в котором бывал Алексей Кольцов, а живописный лесопарк в междуречье Девицы и Дона.

Мы почти потеряли усадьбу Потаповых в селе Семидубравное, в которой гостил Михаил Лермонтов, усадьбы Лосевых–Сомовых в Губарёво и Титовых в Богоявленке. А ведь когда в них закрывались школы, местные предприниматели предлагали открыть музеи, но региональная власть навстречу не пошла. Несколько зим старинные дома простояли нетопленными, с разбитыми окнами и прохудившимися крышами, и сегодня уже вряд ли кто–то решится вложить туда деньги.

В Липецк за готикой

Зато в соседних областях усадьбы активно восстанавливаются и получают новую жизнь. Так, в селе Полибино Липецкой области ремонтируется усадьба Нечаевых со своим знаменитым гиперболоидом – башней инженера Шухова. А ведь село находится в настоящей глуши – на границе с Тульской областью, и нет под боком города–миллионника, который бы гарантировал непрерывный туристический поток. Неподалёку, в селе Баловнёво, идёт работа по спасению усадьбы Муромцевых. Преобразился уникальный памятник – православная церковь в готическом стиле в селе Вешаловка.

Ещё несколько лет назад в селе Скорняково на заросшем крапивой пустыре одиноко стояла заброшенная церковь, вдали виднелись развалины конного завода –

всё, что оставалось от усадьбы генерала Муравьёва–Карского. Сегодня белоснежный Михайло–Архангельский храм поражает воздушной красотой снаружи и изнутри. Почти все здания усадьбы восстановлены и получили новую специальность: в одной из хозяйственных построек открыт ресторан – не одна воронежская пара уже отметила там свадьбу, а дома прислуги превратились в гостиницу.

По–хозяйски липчане обошлись и с расположенной неподалёку, в селе Пальна–Михайловка, усадьбой Стаховичей – радует глаз господский дом с колоннами в английском стиле.

– Памятники восстановлены за короткий срок, живут и работают на регион, – говорит Николай Сапелкин. – Достаточно сравнить бюджеты Воронежской и Липецкой областей – 76 млрд и 43 млрд, –  чтобы позавидовать умению соседей сохранять историческое наследие.

Впрочем, не только липчане по–хозяйски относятся к своему наследию. В Волгоградской области восстанавливаются памятники в г. Серафимович, бывшей станице Усть–Медведицкая.  На Тамбовщине полным ходом идёт реконструкция Арженки – усадьбы Асеевых в селе Рассказово. Даже белгородцы, которым меньше всех повезло с историческими памятниками, не только сохранили всё, что есть, но и разработали программу агротуризма – гостевые дома и небольшие этнические музеи есть чуть ли не в каждом селе.

Не мамонтом единым

в тему
Пожалуй, даже 90-е годы, когда, кажется, всем было не до культурного наследия, могут дать фору нынешнему времени. Ведь именно в 90-е Воронеж украсили памятники Бунину, Платонову, Пушкину... Зато в последние сытые годы о культуре больше ведутся разговоры. Так, по-прежнему только в эскизах существует памятник Маршаку, идея монумента основателям Воронежа - воеводе Сабурову и казачьему голове Биркину - тоже не воплотилась в жизнь. В канун 65-летия Победы чиновники и общественность активно обсуждали планы по созданию мемориального комплекса «Осетровский плацдарм» в Верхнемамонском районе на высоте 191,1. За эту высоту развернулись тяжёлые бои во время наступательной операции «Малый Сатурн» в декабре 1942 г. Здесь же планировалось поставить памятник герою повести «Судьба человека» - Андрею Соколову, который, по книге, жил в Воронеже, в районе авиазавода. Сообщалось о том, что утверждён план-график проекта - открытие намечалось на май 2015 г. Но и к 70-летию Победы, и к 110-летию Шолохова воронежцев на открытие мемориала не приглашают.
А ведь в Воронежской области достопримечательностей гораздо больше. Так, не востребован потенциал Петровского – усадьбы Северцовых в селе Ясенки Бобровского района, раскинувшейся на высоком берегу Битюга. Это родовое гнездо Алексея Северцова, участника Отечественной войны 1812 г., и его сына, Николая Северцова, выдающегося русского путешественника и зоолога. Сегодня постройки используются как административные здания и склады.

Окружённая лесом усадьба Трощинских–Шлихтингов в Верхней Тишанке способна привлечь толпы туристов, если в ней будет сделан качественный ремонт. А недалеко от кладбища в Костёнках, благодаря мощной кладке, по–прежнему стоит построенная в XIX веке церковно–приходская школа, вполне подходящая под музей крестьянского быта, – одних костёнковских мамонтов избалованным туристам уже маловато. На юге области, особенно в Богучарском и Калачеевском районах, стоит в запустении множество больших старинных храмов, которые могли бы привлекать паломников.

Но историки, краеведы и активисты местного туризма не теряют оптимизма и надеются: однажды беречь культурное наследие научатся и в Воронежской области. Вопрос лишь в том, скольким памятникам удастся дожить до этого прекрасного времени.

Мы потеряли технологии

У дореволюционных памятников архитектуры была стальная кровля, которая могла защищать здание десятилетия.

Все декоративные детали фасадов были защищены железом и не разрушались. Но как только коррозия сделала своё дело, усадьбы в считанные годы превратились в руины. Беда в том, что сегодня кровельные технологии утеряны.

Например, к 425–летнему юбилею Воронежа реставрировались здания на проспекте Революции. Но защиту сделали так, что она, наоборот, направляет воду на фасады и ускоряет разрушение. Или возьмём высотку возле цирка. Она уже начала разрушаться после недавнего ремонта – защиту частично сорвало ветром. Важно, чтобы и строители, и реставраторы делали свою работу так, чтобы памятниками можно было любоваться многие годы. 

В Россошанском районе есть ремесленная школа, построенная ещё графом Чертковым. Рухнула крыша, сгнили перекрытия, но кирпичная кладка пока держится. Чиновники совершенно не заботятся о том, чтобы защитить этот памятник. А ведь молодёжь надо учить ремёслам! В Германии – мощнейшая кровельная индустрия, они воссоздали очень многое из того, что было разрушено в войну. А на том же свитском корпусе усадьбы Ольденбургских сделали кровлю с вопиющим нарушением технологий –

просто накрутили саморезы. Через пару лет корпус снова начнёт разрушаться. 

Николай Савченко, президент союза кровельщиков

Нужны деньги

Владимир Елецких, краевед:

– Я не согласен, что мы отстаём от соседей. Например, активно восстанавливается замок Ольденбургских. Уже приехал английский архитектор, начинаются работы внутри здания. Полностью отреставрирован свитский корпус.  Сделан парк перед дворцом. Будет приводиться в порядок нижний парк. Отреставрирована церковь XVIII века в Репном – Москва отдыхает! А усадьба Сталей даже интересней веневитиновской. Восстановили рядом с ней пруд, поставили памятник. Сейчас там появляются старинная мебель, подлинные картины. На третьем этаже – концертный зал.

Секрет липчан прост: они умудрились влезть в государственные программы, а мы не смогли оформить свои проекты. Если мы выхлопочем эти миллиарды, то обойдём всех соседей. Ведь у нас столько памятников в Павловском, Борисоглебском, Новохопёрском районах! Какие фигуры вокруг этих усадеб! Можно многое сделать в Юрасовке, на родине Костомарова. Совершенно заброшена усадьба Суворина в Коршево, а ведь она помнит и Чехова, и Егора Исаева. Место удивительное – рядом река. А местный руководитель подогнал экскаватор и сломал больницу, где Чехов принимал пациентов. Нормально? Кому она мешала?!

Главное – идея

Дмитрий Нечаев, политолог:

– В Липецкой, Белгородской, да и Тамбовской областях власть ориентируется на традиционные ценности. Восстановление усадеб там – составная часть региональной культурной политики. Поэтому и получается многое: опираясь на историческое наследие, власть находит региональную объединяющую идею. На Белгородчине такая идея уже озвучена – это солидарное общество. И культурный компонент с этой идеей очень сильно связан. Например, там в полном порядке сельские Дома культуры – это настоящие дворцы. В них собираются самобытные народные коллективы.

А вот наша власть более либеральна и космополитична. Сегодняшние советники по культуре стараются навязать образцы нового искусства, которое встречает и отторжение. Какие–то подвижки, конечно, есть, кое–что сделано в замке Ольденбургской. Но это отдельные инициативы, а не системная политика. Я верю, что влияние общественности принесёт успех и, несмотря на трудные времена, мы всё–таки перейдём к системной работе по восстановлению усадеб.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах