aif.ru counter
270

Космонавт Тарелкин в Воронеже: «Космос – это большая микроволновка»

Ирина Евсюкова / АиФ

Тихо! В воронежской гимназии №5 идет… пресс-конференция. Руки нетерпеливо подняты вверх, слышны щелчки фотокамер на телефонах, корреспонденты встают, представляются и задают каверзные вопросы. Отвечает настоящий космонавт в парадной форме и с очень добродушной улыбкой. Оказалось, что черных дыр герои боятся как и обычные люди, из тюбиков в космосе больше не кормят, а голова в невесомости кружится у всех – даже у бывалых покорителей небес.

В роли журналистов – юные «морячки», «летчики» и «десантники».  В жизни - ученики младших классов. У микрофона – Герой России, 115-ый летчик-космонавт в России. В жизни – веселый и добрый отец двух дочерей Евгений Тарелкин. Визит Евгения приурочен ко Дню космонавтики и воспитательно-патриотическому проекту «Герои без войны». Он уже бывал в Воронеже в 2014 году по приглашению воронежского отделения СОБР. В этот раз он зашел в гости в несколько воронежских школ.

«А вы видели черную дыру?»

Вопросы, которые сыплются на космонавта, сначала робкие и как будто написанные взрослой рукой: «Как Вы оцениваете проект Mars On?» или «Какая была цель Вашего полета в космос?». Но скоро, забыв про звания и награда, «корреспонденты» смелеют: «Что Вы кушали в космосе?», «В ракете может закружиться голова?».

Евгений Тарелкин открыл секреты «Байконура» - рассказал, чем же занимаются космонавты перед самым полетом.

- За две недели до старта мы приезжаем на «Байконур». И до старта находимся в изоляции - для того, чтобы не завести на космическую станцию бактерий. Мы тренируем вестибулярный аппарат и наедаемся земной пищей. Самое приятное – это когда нас целиком обтирают спиртом перед облачением в скафандры. Самое страшное – метровое расстояние между лифтом, который поднимает нас на уровень ракеты, и люком. Для того, чтобы его преодолеть, надо переползти по обычной доске из лифта в ракету. Высота 60 метров. Вся конструкция «ходит» от ветра. В скафандре неудобно. Вот вам и космические технологии!

От Евгения школьники узнали, что и космонавты, оказывается, порой чего-нибудь боятся.

- Я очень сильно боялся, что меня заменят перед полетом. Дублеры дышат тебе в спину. Стоит чихнуть – и другой становится на твое место. Я выдохнул, только когда закрыли люк и все загромыхало. Теперь-то меня никто отсюда не достанет!

- А Вы видели черную дыру? – спрашивает малютка из третьего класса.

- Слава Богу, не видел. Черная дыра от нас очень далеко. Честно говоря, я и не хотел бы ее видеть. Потому что боюсь. Она еще не изучена. Может быть, вы как раз и изучите.

«Я бы не хотел, чтобы мой ребенок стал космонавтом»

- На Ваш взгляд, проект MarsOn осуществим? – звучит недетский вопрос от восьмиклассника.

- Ближайшие 30 лет – это фантастика, - уверенно отвечает Евгений. – Во-первых, это очень тяжело финансово. Должен быть международный проект - одна страна такой не потянет. И во-вторых, это невозможно по медицинским показаниям. Космос – это большая микроволновка. Когда молодые люди по телевизору говорят: «Я готов лететь на Марс в одну сторону и не возвращаться», они просто не понимают, с чем столкнутся. Даже очень смелый и подготовленный человек на другой планете будет ощущать себя не очень комфортно. Должно быть целое поколение людей, которые будут всю жизнь воспитываться и готовиться к этому полету. Возможно, это будет полет в один конец.

- Как Ваши родители отнеслись к Вашему полету?

- Родителей я давно приучил к этой мысли. С 13 лет я начал прыгать с парашютом. Даже немножко обманывал инструкторов. Тогда я весил мало и расписывался в разрешении на прыжки за маму. Но я понимаю, что для родителей это очень тяжело. Я бы не хотел, чтобы мой ребенок стал космонавтом. Мой папа – герой России, парашютист-испытатель. Он гордится мной. А мама – медик. Благодаря ей я и прошел комиссию. Знал, где какую таблетку выпить, как подышать, как встать.

«Тюбиков с едой в космосе давно нет»

Несмотря на все трудности, в космосе Евгению Тарелкино было вполне комфортно. На 143 суток МКС стал его родным домом. Конечно, землян интересовало, что в этом доме едят и как справляются с невесомостью.

- А какие способы питания в космосе? – задает вопрос детский голосок.

- В основном, глотание. Как и на Земле, - шутит Евгений. - Но наверное вы спрашиваете о еде в тюбиках. Тюбиков уже давно нет. У нас есть и консервы, и жареная картошка, грибы, рыба. Очень вкусная пища. Сублимированная, конечно, но на это внимание не обращает. Добавил водички и кушаешь.

- В ракете может закружиться голова?

- Конечно, как только челнок выводят на орбиту, начинает всех тошнить. Адаптация к невесомости проходит около месяца. Работать через неделю уже начинаешь. Кровообращение работает по-другому - кровь почти не поступает в ноги. Идет деградация мышц. Потом на Земле очень тяжело восстанавливаться, если в космосе не тренируешься – не бегаешь на дорожке, не крутишь велосипед. У американцев есть даже «качалка». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество