aif.ru counter
1001

Ловкость рук. Молодой иллюзионист о секретах фаер-шоу и летающем шаре

Денис Ковалев / Из личного архива

Из темноты взгляд выхватывает только полупрозрачный синий шар и руки. Космическая сфера летает, перекатывается, реагирует на подергивание невидимых нитей. Что управляет чем – руки шаром или наоборот – непонятно.

«Держишь шар большим пальцем спереди и безымянным сзади, и тогда со стороны кажется, что ты его совсем не касаешься. Поняла фокус?» – объясняет мне молодой иллюзионист Денис Ковалев. Именно за его волшебством так пристально наблюдали зрители фестиваля «Кубок света», прошедшего в Воронеже накануне.

Пары по волшебству

Ирина Евсюкова, АиФ: Твое выступление на «Кубке света» стало одним из самых захватывающих и неразгаданных. Какие особенности выступления с таким необычным атрибутом?

Денис Ковалев: Когда начинаешь заниматься с шариком, важно хотя бы раз его уронить, иначе страх разбить или поцарапать реквизит будет отвлекать и мешать тренировкам. Он сделан из акрила. Если и упадет, то не разобьется, а надколется. В этом его преимущество перед хрустальным шаром. А еще он легче и теплее. Выступления с шаром всегда камерные. Потому что реквизит не очень большой и издалека его плохо видно. Магия происходит, в основном, благодаря мышцам ладоней, пальцев. Вопрос только в том, чтобы приноровиться.

- Номер с шаром сам придумал, или помогла профессиональная рука?

- Я сейчас учусь на третьем курсе театрального факультета института искусств на актера драматического театра и кино. А на втором курсе у меня был педагог Илья Осенко. Он мне очень помог с актёрской частью номера, с нюансами пантомимы. Потом я продолжал совершенствовать номер, добавлял элементы, что-то сокращал. Минус таких фестивалей света – редко проводятся мастер-классы по актерскому мастерству. Элементарные вещи: сколько должно длиться выступление, как вести взаимодействие со зрителем, оправдание своих действий на площадке. Большинство выступающих думает только о технике. Они круто танцуют, делают элементы, но не играют на сцене.

- То есть на парах в творческом вузе можно и жонглированию научиться?

- Это часть нашего обучения. У нас есть курс сценического движения – учимся владеть телом, работать с партнером и с предметом. Предмет может быть разный. Сюда входит и жонглирование. Но по большому счету я самоучка. На парах такому все-таки не научишься.

Сохранить лицо

- А где подсматриваешь идеи трюков? Есть артисты, которыми вдохновляешься?

- Есть японский фокусник, который сочетает технику мима и контактного жонглера. Он чаще выступает не в залах, а организует экспромт на улице. Его шар летает, парит. Ощущение, что он вообще ничего не касается. Трюк с «подтягиванием» шарика у него посмотрел. Был смешной случай. Выступаю на презентации автомобиля. Смотрю, у людей отстраненные лица. Надо что-то с этим делать. Подхожу к семейной паре и предлагаю «потянуть» за шар. А зрительница забирает его у меня из руки и пытается сделать трюк. Мне до сих пор интересно, сохранил ли я тогда лицо. Потому что когда забирают шар, становится очень страшно.

- Значит, зрителю магические атрибуты лучше не доверять. Есть еще какие-то правила, которым следуешь на сцене?

- Не нужно повторять один и тот же элемент три раза подряд. Это наскучит. Каждый номер должен длиться около 3-4 минут – не больше. За это время зрителю не станет скучно, а ты покажешь ему все, что умеешь. И когда уйдешь с площадки, зрителю захочется на тебя посмотреть еще.

Осторожно, горячо!

- Номер с шаром – это твой козырь? С какими еще необычными предметами ты выступаешь?

- Я артист огненного и светового шоу. Летом, весной и осенью наш коллектив Jet-Set выступает с огнем, а зимой показываем световые номера в помещении. Бывают и экстремальные заказы - например, при температуре -5 выступать на улице с фаер-шоу. Но больше мне нравится работать с шаром и мечами.

Фото: Из личного архива/ Денис Ковалев

- На «Кубке света» мы увидели много номеров со светящимися предметами - и твой, в том числе. Как ты научился этому жанру и стал фаерщиком?

- Когда-то я занимался айкидо. На одном из фестивалей в Таганроге выступал с самурайским мечом. Меня заметили фаерщики и предложили попробовать то же самое, но...с огнём. Особенности работы с ним выявил на своем опыте. Во-первых, его нельзя опускать вниз – пламя поднимется тебе на руку. А еще я понял, что лучше не подбрасывать горящий меч в темноте. В первый раз я перестал видеть его рукоятку, пришлось отбежать в сторону, чтобы он не упал мне на голову. Сейчас я уже знаю, где рукоятка, слежу, чтобы не было полной темноты при выступлении.

Пока работаешь с тренировочным реквизитом, помни, что на настоящем выступлении он будет гореть. Коснулся себя на тренировке мечом, поставь - условный ожог. Отчасти помогает: начинаешь переделывать элементы, искать новые приемы. Чтобы работать с горящим реквизитом, нужно самообладание. За это приходилось бороться дольше всего. А так первые элементы работы, например, с пои - одним из самых популярных и эффектных видов реквизита - обычно учат недели за две.

- Тебя можно увидеть в уличных фаер-шоу?

- Бывает, что выступаю в парке с друзьями. С ребятами иногда непросто. Приходиться объяснять, что если вы находитесь на сцене, надо вести себя соответственно. Зрители видят курение на площадке, слышат ругань. Нужно себя контролировать. В таганрогском театре на стене висит кодекс артиста. В одном пункте, написанном еще лет 100 назад, написано, что актриса не должна появляться на рынке с авоськой, ее не должны видеть в прачечной. Артист – человек отстраненный.

Хороший актер

- Когда-то смыслом светового жанра было показать красивые огоньки в темноте. А сегодня в нем важен артист?

- Когда в России только начали появляться направления светового и огненного шоу, то появились светодиоды в широком доступе и возможность смастерить себе реквизит. Тогда использовали прием черного кабинета. Танцор весь в черном, зрители видят только огоньки. Сейчас же важен танец, пластика, отыгрыши, артистизм. Реквизит может и не быть сверхярким, однако ты обязан что-то предъявить зрителю помимо техники.

Фото: Из личного архива/ Денис Ковалев

- В компании часто просят показать фокус?

- Смотря в какой! Основное время я провожу на театральных репетициях. Сейчас играю роль отца Елпидия в пьесе «Самоубийца» Эрдмана, Камаева и Хомутова в «Провинциальных анекдотах» Вампилова. А тренируюсь в любое свободное время. Например, пока жду начала репетиции, минут 10-15 занимаюсь с шаром. Однокурсники уже привыкли. На творческом факультете у разных людей разные таланты. Некоторые потрясающе работают, например, со стулом. Другие поют. И мне кажется, это даже ценнее.

- Собираешься стать профессиональным иллюзионистом или профессиональным актером?

- Есть выражение, что хороший клоун должен быть и хорошим артистом, гимнастом и жонглером. Также и хороший актер. Вообще я хочу стать актером драматического театра. Сейчас же я играю в постановке Александра Сидоренко «Слово о полку Игореве».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество