131

«Мы первые в поколении 3+»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. АиФ-Черноземье 20/12/2017

Нововоронежская АЭС — одно из предприятий, которые составляют основу экономики региона, определяют его имидж и формируют его будущее.

Между тем большинство жителей области весьма смутно представляют себе работу атомной станции. Чтобы ликвидировать этот пробел, в редакции «АиФ-Черноземье» впервые прошла «прямая линия» с директором НВАЭС Владимиром Поваровым, который ответил на все вопросы журналистов и читателей.

Конкуренты — позади

Уже больше года действует 6-й энергоблок. Недавно журнал «Пауер» признал его победителем в номинации «Лучшие станции». Чем заслужил наш блок международное признание?

Ю. Светачев, Воронеж

«Это блок поколения 3+ с повышенным уровнем безопасности, учитывающим требования, которые сформулированы мировым ядерным сообществом после аварии в Фукусиме. С точки зрения экономики блок тоже выглядит неплохо: срок его службы — 60 лет, и технические параметры лучше, чем у блоков, которые до сих пор строились в России.

Сейчас в Китае конкурентами — американской компанией «Вестингауз» — сооружается блок AP-1000. Они от нас отстали, пока не было даже физического пуска. Блоки большой мощности на АЭС «Фламанвиль» во Франции и АЭС «Олкилуото» в Финляндии тоже пока не получили разрешения надзорных органов на физический пуск и включение в сеть. Мы первые в поколении 3+ и разгоняем этот локомотив».

Ввод в эксплуатацию энергоблока новой серии — это всегда научный прорыв. Недавно вы получили правительственную премию в области науки и техники. Какая научная работа ведётся на станции?

Д. Орловский, Воронеж

«Мне всегда была интересна научная деятельность, я начинал свой профессиональный путь в НИИ атомных реакторов. Хочется изучать новое, а нового на шестом блоке — в избытке. Недавно мы анонсировали научный журнал «Ядерная энергетика», который выпустили по результатам пуска блока. В нём — статьи наших специалистов, инженеров разного профиля. Исследования связаны с режимами работы оборудования, водной химией и т. д.

Молодому человеку с карьерными устремлениями нужна научная биография — и в том числе статьи в хорошем ВАКовском журнале, он переводится на английский язык и входит в научную базу данных, которая называется Scopus. Человек начинает по-другому мыслить, у него появляются способности к обобщениям — это потенциал, необходимый для будущего руководителя структурного подразделения».

Дополнительные налоги, которые по соглашению с регионами платит госкорпорация «Росатом», идут на повышение качества жизни в городах присутствия АЭС. В Нововоронеже в последние годы провели масштабное благоустройство, построили спорткомплекс, фонтан в центре города, строят ледовую арену. Какие ещё перемены ждут город атомщиков?

А. Ещенко, Воронеж

«Мы продолжаем заниматься инфраструктурой. Так, в этом году — отремонтировали дороги. Преобразилась набережная. Сейчас мы сооружаем аллею Славы: там будут увековечены имена пяти выдающихся нововоронежцев — Героев Советского Союза и Соцтруда».

«Станции российского дизайна за рубежом — это престиж страны и отрасли».

«Станции российского дизайна за рубежом — это престиж страны и отрасли». Фото: АиФ

Что с закрытыми блоками?

На Нововоронежской АЭС запускают новые энергоблоки, а какова судьба старых? Что будет с закрытыми блоками? Их разберут и утилизируют?

С. Певцов, Воронеж

«Первый и второй блоки мы закрыли уже довольно давно, в декабре прошлого года был закрыт энергоблок № 3. Срок службы соседнего четвёртого энергоблока будет продлеваться, поскольку состояние оборудования позволяет это сделать. Пятый блок уже работает в режиме продлённого срока эксплуатации. А на базе первого и второго блока у нас создано предприятие — «Опытно-демонстрационный инженерный центр по выводу из эксплуатации». Ядерного топлива там уже нет, а есть оборудование, на котором отрабатываются технологии дезактивации или кондиционирования радиоактивных отходов. Эти технологии востребованы на рынке. Поэтому закрытые блоки не надо превращать в зелёную лужайку, это нерационально. Лучше продолжать использовать помещения в промышленных целях. Так же поступают и в других странах, например в Германии».

Мои родственники живут в Липецкой области и за свет платят меньше, чем мы. А ведь АЭС — в нашем регионе. Почему же у нас нет никаких льгот?

С. Ермоленко, Воронеж

«Дело в том, что атомная станция не устанавливает тарифы. Это забота федеральной антимонопольной службы. Наша функция — производить электроэнергию, вопросы её распределения и сбыта — не в нашей компетенции».

Строить и продавать

В СМИ писали, что наша специалисты собираются строить АЭС в Турции. Но с Турцией мы сначала дружили, потом поссорились, теперь помирились. В каком состоянии этот проект сейчас? И если всё-таки строим, не плодим ли конкурентов для «Росатома»?

А. Павлов, Воронеж

«Строительство АЭС «Аккую» в Турции — на подготовительном этапе. Работы там не прекращались, сейчас идёт подготовка нулевого цикла. Это будет четырёхблочная станция — Турция остро нуждается в электроэнергии. АЭС сооружается по контракту «Строй, владей, эксплуатируй»: владельцем станции будет РФ, и доход от продажи электроэнергии получит наша страна».

Постфукусимские проекты имеют новый уровень безопасности. А что с блоками НВАЭС, которые были построены до Фукусимской аварии? Там проводились какие-то работы для соответствия новым требованиям?

В. Сальников, Воронеж

«Россия — страна, которая первой начала создавать дополнительные средства управления тяжёлыми авариями. Пока Запад только собирался провести так называемые стресс-тесты, у нас ещё в 2011 г. прошли дополнительные исследования всех внешних воздействий, которые могут привести к катастрофическим последствиям. Наша страна оснастила все десять АЭС мобильной техникой, которая позволяет справиться с любой аварией, не предусмотренной в проекте — наводнением, землетрясением и т. д. На каждом блоке есть передвижные дизель-генераторные и насосные установки: в случае аварии нужно подать электроэнергию, даже если разрушены все внешние сети электроснабжения, и воду — для охлаждения активной зоны реактора».

Надёжная охрана

Нововоронежская АЭС находится рядом с Доном. Нет ли опасности заражения реки?

О. Теплякова, Россошанский район

«Это невозможно. У нас есть лаборатория внешнего радиационного контроля, которая следит за всеми выбросами, включая тепловое загрязнение. За всё время существования АЭС — а в 2014 г. мы отпраздновали её 50-летний юбилей — никакого значимого влияния на экологию она не оказала. Идёт постоянный мониторинг здоровья населения, особенно детей».

Нет ли опасности, что кто-нибудь может заминировать АЭС?

С. Пробкин, Семилуки

«На всех российских атомных станциях — одна из самых передовых систем физической защиты. Нас охраняют войска Росгвардии, периметры всех блоков оснащены инженерно-техническими средствами охраны, работает система допуска».

А как насчёт компьютерной безопасности?

С. Хохлов, Новая Усмань

«Внешние атаки на наши автоматизированные системы управления исключены. Это внутренняя сеть, которая защищена специальными кодами. Просто так из Интернета совершить несанкционированные действия невозможно».

Насколько опасно для здоровья проживание вблизи АЭС?

Ю. Грибанова, Воронеж

«Вы можете быть спокойны. Я 40 лет живу рядом с различными реакторами. У меня взрослые дети, четверо внуков. Внуки от младшего сына живут вместе со мной. Воронежская область — не в лидерах по онкозаболеваниям и заболеваниям щитовидной железы. А в Нововоронеже, благодаря качественному медобслуживанию, которое ведёт наша медсанчасть № 33, ситуация более благополучна, чем в целом по региону».

У меня знакомые живут в Нововоронеже и нахваливают урожай грибов, зовут в гости. Но я опасаюсь — грибы ведь всё впитывают…

О. Мищенко, Воронеж

«Ешьте без колебаний. Этим летом у нас действительно было много грибов, причём появились белые грибы. Я по вечерам гулял с внуком по лесу и каждый раз приносил корзинку. Теперь эти грибы — и в банках, и в сушёном виде. Никаких радионуклидов, кроме тех, что содержатся во всех объектах живой природы — радия, тория, калия, — там нет».

Престиж страны и отрасли

Я много слышал о том, что наши атомщики строят станции в Белоруссии, Венгрии, Турции и других странах, и причём за российские же деньги. Зачем это надо россиянам?

В. Гришин, Воронеж

«Россия утверждает себя в качестве ядерной державы. Поэтому станции российского дизайна за рубежом — это престиж страны и отрасли. Каждый проект предполагает сложный набор условий. Да, Венгрии мы даём кредит. Но это загружает наши машиностроительные заводы — мы поддерживаем свою промышленность, и венгры всё равно должны будут расплатиться. Мы будем сооружать станцию в Финляндии, а там кредитный компонент уже гораздо меньше. В Иране, где мы построили АЭС Бушер, были другие условия: иранцы платили за всё».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах