18

Регион

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 29/07/2009

- Нет такого понятия "человек-инвалид". Есть общество-инвалид, у которого лестницы слишком высокие, а двери слишком узкие, чтобы могли пройти все, - говорят в Швеции. Россия не Швеция. И проблемы инвалидов у нас решаются крайне проблематично. Или не решаются вообще.

В сентябре Россия собирается ратифицировать конвенцию ООН по правам инвалидов, что требует от страны изменения не только законодательства, но и инфраструктуры. Для решения этих задач по рекомендации президента при главах регионов были созданы советы по делам инвалидов. Какие вопросы решает курский совет и как оценивают заботу власти сами инвалиды, заинтересовался "АиФ-Курск".

Заветам Черномырдина верны!

- При правительстве области совет по делам инвалидов существовал в области с 2006 года, - говорит заместитель председателя совета Владимир ПРОСКУРИН. - А с появлением совета при Президенте РФ мы просто реорганизовали его в совет при губернаторе для повышения статуса.

Последует ли за повышением статуса рост эффективности - вопрос сложный.

- Конечно, хотелось бы оборудовать все курские здания лифтами и пандусами, но на всё сразу не хватает средств, - рассказывает Владимир Проскурин. - Поэтому работаем постепенно. В прошлом году почти все светофоры заменили на звуковые. Поддерживаем предприятия инвалидов госзаказами, квотируем для них рабочие места. Контролируем наличие пандусов в новых зданиях. Но хотелось бы, чтобы юридические лица не ждали власть, а сами сделали пандусы в своих зданиях. Ведь стоит это копейки!

- А есть ли пандус в областной администрации? - спрашивает председатель курского отделения ВОС Валентин ТВЕРДОХЛЕБ. И это далеко не единственный его вопрос к власти: - Хотелось бы больше внимания к нашим проблемам лично от Александра Николаевича. Почему, например, у нас совет по делам инвалидов возглавляет не глава региона, как везде, а его заместитель?

Но даже когда власть хочет помочь, получается по Черномырдину: не так, как хотели, а как всегда.

- Слепому в год по законодательству положены 2 трости, - рассказывает Валентин Твердохлеб. - Активному человеку одной хватает месяца на два. Чтобы получить трости через комитет соцзащиты, нужно потратить примерно месяц, а если инвалид из района - еще и немало средств на дорогу. Мы предложили губернатору выделить на трости дополнительные 100 тысяч рублей, чтобы ВОС, отчитываясь за каждую, распределяла их между нуждающимися. Средства выделили. Но - на комитет соцобеспечения, который выдавал их по обычной схеме.

Душевная слепота

Однако не все проблемы инвалидов по зрению решаются на уровне власти:

- В Курске просто не осознают, что в городе живут люди, которым нужны более щадящие условия. Поэтому транспорт не оборудован подъёмниками для инвалидных колясок, в нём никогда не объявляют остановки, а водители могут останавиться то на 10 метров раньше остановки, то на 10 метров после неё, - говорит Валентин Твердохлеб. - Для здоровых это мелочь, а для инвалидов - причина неприятностей, а иногда и трагедий.

Открытые канализационные люки, неосвещённые улицы, отсутствие предупреждений о дорожных работах - за проступки общества инвалиды нередко расплачиваются ценой своей жизни и здоровья.

- Несколько месяцев назад слепой человек вышел из дома утром, - рассказывает Валентин Твердохлеб. - А днём дорожники выкопали перед его зданием яму, заранее, естественно, никакого объявления не сделав. В неё инвалид вечером и угодил. Вернуться к привычной жизни не может до сих пор.

"Фокусы" МСЭК

Не меньше проблем и у инвалидов по слуху. Первая - поддержка предприятий ВОГ, которой, по словам председателя курского отделения Александра Качергиса, почти нет:

- Глухие, которых не берут на работу другие предприятия региона, теряют последнюю возможность заработать на хлеб. При этом государство ещё лишает многих пенсии! После того как инвалид заканчивает обучение в училище, МСЭК дает ему III группу инвалидности со степенью 0, при которой глухой не имеет права на пенсию. А на работу его, несмотря на полную "трудоспособность", не берут. Такой замкнутый круг.

О "фокусах" МСЭК среди глухих ходят легенды.

- У меня хорошие личные отношения с руководителем МСЭК, но недавно я ему сказал: "До встречи в суде!". Потому что то, что они делают, ни в какие ворота не лезет, - возмущается Александр Качергис. - Например, могут самовольно вычеркнуть из списка средств реабилитации, назначенных врачом, отдельные наименования: если есть телевизор с бегущей строкой, то зачем слуховой аппарат, мол? Их не интересует, как глухой будет ходить по улицам. Доходит до абсурда. Недавно член МСЭК долго доказывал, что пациентке радионяня (прибор, подающий глухой матери световой сигнал, когда плачет ребенок) не нужна. А когда я возмутился, вдруг спросил: "А радионяня - это вообще что такое?".

Несмотря на старания объять необъятное, масса проблем курских инвалидов всё-таки остались за рамками этой статьи. С ними они снова обратятся к власти. Как отреагируют чиновники, предсказать, увы, не трудно. Государство ведь не стыдится называть свою слепоту и глухоту "ограниченными возможностями". В отличие от многих инвалидов.

- Не люблю я это модное словосочетание, - говорит Александр Качергис. - Потом что возможности у нас безграничные! Нужны только условия, чтобы их реализовать.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах