16

Жизнь на распутье

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17 23/04/2008

Весна - пора перемен, начало нового жизненного цикла. Через пару месяцев в школах начнутся экзамены, зазвенят последние звонки, провожая выпускников во взрослую жизнь. Прозвенит такой звонок и в Орловской специальной (коррекционной) школе-интернате II вида, где учатся ребята, которых называют слабослышащими. Среди прочих выпускников ждет конца учебного года и ученица 12 класса Оля. Но ни саму девушку, ни ее учителей это обстоятельство не радует. После окончания интерната идти Оле некуда.

Жила-была девочка

ОЛЯ Юдина (имя и фамилия изменены) - инвалид по слуху с детства, живет и учится в интернате уже 10 лет. Как признается директор Валентина ЮШИНА, все сроки содержания под государственной опекой вышли еще 3 года назад, когда Оля окончила 9 класс. Но преподаватели пекутся о девушке до последнего, потому что просто не знают, куда ее выпускать. Она уже давно не ребенок, ей неполных 20 лет, и, обделив в одном, природа щедро наградила ее красотой. У девушки есть квартира и деньги. Нет родителей, зато есть тетя и даже... поклонник. Не хватает главного: здоровья и такого человека рядом, который станет по-настоящему родным, поможет и поддержит. Не обидит.

В православной традиции бытует отношение к людям, обделенным судьбой, как к мученикам, божьим детям. Таким, как Оля Юдина, от окружающих нужно только одно - милосердие. По заключению специалистов, одной, без посторонней помощи, ей не прожить: навыки самообслуживания Оля осваивает медленно, не понимает смысл общественных поручений (а значит, вряд ли сможет работать), плохо ориентируется за пределами интерната, не умеет делать покупки. Помимо проблем со слухом у девушки еще и отклонения в умственном развитии.

После смерти матери, когда Оля была совсем малышкой, опеку над ней оформила тетка. Но очень скоро выяснилось, что родственница воспылала любовью вовсе не к племяннице, а к ее сберкнижке, счет на которой исправно пополнялся пенсией по инвалидности, пособиями. Да и квартира - тоже лакомый кусочек, что уж говорить. Как выяснилось позже, племянница интересовала тетушку только как приложение к материальным ценностям. По настоянию Валентины Юшиной девочку отдали под государственную опеку. Вопреки расхожему мнению, только оказавшись в школе-интернате, Оля наконец получила жизненно необходимую заботу и помощь взрослых людей.

Дюймовочка и жабы

ДЕТИ уже по сказкам узнают, что мир не без "добрых" людей. Помните историю про Дюймовочку? Безобразная жаба присмотрела глупому сынку красивую девочку, да еще со своей скорлупкой: "Коакс, коакс, брекке-ке-кекс!" - только и мог он сказать, когда увидел прелестную крошку". Сказочный сюжет едва не повторился в жизни Оли Юдиной.

Валентина Юшина рассказала, что недавно в интернате объявился бывший выпускник, лет этак на 12 старше Оли, и начал проявлять к девушке интерес. Взрослый детина нигде не работает - может, но не хочет - зато хочет жениться. Перед Новым годом подошел к директору и попросил отпустить Олю к нему - праздник отмечать. Мол, и мама приглашает. Однако бывший ученик коррекционной школы прокололся: в разговоре о празднике не выдержал тему и зачем-то спросил про ключи от Олиной квартиры. Мол, ремонтик бы там сделать...

Директор была возмущена: какое, мол, отношение он имеет к этой квартире, почему ему надо давать ключи, и вообще с чего он взял, что там ремонт надо делать?! Поняв, что проговорился, смущенный "благодетель" поспешил ретироваться.

"Вот и куда ее отдавать, - вздыхает Валентина Ивановна. - Все, как вороны, кружат над ее квартирой".

Куда глаза глядят?

В ШКОЛЕ-интернате для слабослышащих детей впервые оказались в ситуации, когда выпускника в прямом смысле некуда выпускать - у учеников есть родители, есть куда пойти. Всем, кроме Оли. Жить самостоятельно она не сможет. "Близкие" люди проявили себя не с лучшей стороны. Остается только признать девушку недееспособной и найти ей опекуна. Это может быть госучреждение или частное лицо. Второй вариант представляется сомнительным: как угадать намерения незнакомого человека или семьи, желающих оформить опеку над взрослой девушкой с жилплощадью?.. А если это снова "вороны"? Полагаться на авось в интернате не захотели и обратились в прокуратуру с ходатайством о признании Оли Юдиной недееспособной "в целях дальнейшей безопасности".

Как объяснила помощник прокурора Советской прокуратуры Екатерина ЛЕСИК, в силу психического заболевания Оля Юдина не может надлежащим образом защищать свои права. Признание недееспособности для нее - практически единственный выход. Дальнейшим устройством Оли будут заниматься органы опеки и попечительства. Скорее всего, девушка попадет в интернат, теперь уже "взрослый".

Такое развитие событий Валентину Юшину, например, не пугает. Сама руководитель госучреждения, она уверена: в интернате Оле жилось ничуть не хуже, чем детям в семье. И директору не безразлично, как сложится судьба ее воспитанницы дальше: "Олю должны определить в интернат для взрослых. Но в какой? Как только выяснится, я туда обязательно поеду, посмотрю их условия, поговорю с коллегами. И только если буду уверена, что все нормально, отпущу ребенка. Главное, чтобы Оле было хорошо. Кто сказал, что в госучреждении ей будет плохо?".

Хочется разделить надежды Валентины Ивановны на лучшее. Но будет ли одинаковым отношение к подопечным в школе-интернате и "взрослом" интернате? Будет ли хорошо там 20-летней девушке? И есть ли у нее выбор? Оля Юдина не может услышать ответы на эти вопросы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах