41

Служить Отечеству и Богу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 02/11/2011

О будущем российских Вооружённых сил было много споров. Предлагались разные пути их реформирования. Среди множества проблем, которые необходимо решать нашей армии, особо выделяются отношения между военнослужащими и их боевой дух. Минобороны тоже старается предпринять некоторые шаги в этом направлении, одним из которых является возрождение института полкового духовенства.

"Армия без Бога, - писал русский философ Иван Ильин, - похожа на ржавое железо, государство - на каторгу, а культура - на Вавилонскую башню". Это же утверждал и великий полководец Александр Суворов ещё почти два века назад. "Безверное войско учить - что перегорелое железо точить", - частенько говаривал фельдмаршал.

После 1917 года на смену полковым священникам в войска пришли политработники. Девиз "За веру, царя и Отечество" заменили политическими лозунгами. Пока новая идеология набирала обороты, броня была крепка, а люди полны энтузиазма. Но с десятилетиями система, построенная на подмене истинных ценностей, буксовала всё чаще. Советская идеология, в течение 70 лет культивировавшаяся в армии и на флоте, рухнула, новой же на замену прежней предложено не было.

Проблемы везде одни и те же

В 2011 году в бригаду спецназа, дислоцирующуюся на территории города Тамбова, после необходимых согласований с Министерством обороны, на должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими был назначен священник Андрей Финаев.

"Все те проблемы, которые существуют в армии, - поясняет батюшка, - знакомы мне не понаслышке, так как я был офицером. Священник в части, - продолжает пояснять отец Андрей, - в первую очередь должен свидетельствовать об Истине".

Но, кроме этого основного предназначения, есть у помощника командира части и другой круг обязанностей, обусловленный специфическими условиями армейской среды. "Например, - рассказывает батюшка, - проходит у нас воинская присяга. Я обязательно на ней присутствую, обращаюсь к солдатам с напутственным словом, служу молебен, при условии, если там все православные. Если же встречаются в части и мусульмане (обычно процент их очень маленький, но они есть), то молебен не совершается. Тогда я говорю только напутственное слово, с родителями беседую. Родители могут напрямую ко мне обратиться".

Личным примером

Отец Андрей старается участвовать во всех мероприятиях, проводящихся в части как для солдат, так и для офицеров, используя любую возможность пообщаться с составом бригады. "Вот командир, - приводит пример батюшка, - организует для своей роты поход в город и говорит: "Батюшка, не желаете принять участие?" Я говорю: "Желаю", - и предлагаю включить в план маршрута посещение храма. Во время такой экскурсии рассказываю об истории и всех событиях, связанных с этим храмом, о святых, которые, может быть, в нём служили когда-то. Солдатам интересно, они напитываются в такие минуты пищей духовной".

Но одними разговорами делу не поможешь. "Всё опять-таки держится только на личном авторитете, - делает вывод священник. - Поэтому и приходится соответствовать этому высокому идеалу, или хотя бы стараться, а все это чувствуют".

Из опыта работы отец Андрей давно понял, что даже если нет у священника никаких мероприятий, его присутствие в части очень полезно. "Например, я прохожу мимо строя, в казармы захожу, - делится он своим наблюдением, - военнослужащие перестают ругаться матом. Нецензурщина - это просто бич нашего общества. Но даже само присутствие священника уже дисциплинирует и останавливает, а если к этому ещё добавить добрые отношения? - еле заметно улыбается отец Андрей и, на мгновение задумавшись, добавляет, - конечно, этого непросто достичь, но стремиться надо".

Есть священник - будет и храм

Общаясь с военнослужащими, батюшка пытается кому-то своевременно помочь советом в трудной ситуации, кого-то приободрить или просто по-мужски поддержать. "Они приходят, - рассказывает о новобранцах, - оторванные от семей, в новой среде им очень трудно бывает. У всех свои особенности характера, свои недостатки и трудности, и я, как духовник, стараюсь помочь, поддержать".

Одно из главных предназначений священника, как приходского, так и военного - совершать богослужения. На территории части нет храма, и построить его пока не представляется возможным. Отец Андрей решает эту проблему так: "Собираю военнослужащих, - рассказывает он, - и иду с ними в Вознесенский монастырь. Там находится ближайший к нам храм. Накануне, - продолжает батюшка, - составляю списки тех, кто хотел бы исповедаться и причаститься. Вечером в субботу я провожу исповедь, а утром, в воскресный день, потому что во все остальные дни - боевая подготовка, идём в храм причащаться. Когда приходят новобранцы, их первое время не выпускают в город, - объясняет батюшка, - у меня есть свой кабинет, в нём можно поговорить с военнослужащими, совершить Таинство Исповеди и Причащения. В таких случаях, когда нельзя покидать часть, я причащаю запасными Дарами. Конечно, того, кто хочет, - добавляет он. - Если есть желание, можно окрестить некрещёных".

К счастью, на территории полигона есть часовенка, в которой тоже совершается служба, но она очень маленькая, в неё с трудом помещаются десять человек. Её привезли военные с собой из Чечни. Она - единственная возможность для солдат помолиться на месте несения воинского долга.

Послесловие

Введение института полкового священства до сих пор не получило однозначной оценки в обществе. Хотя большинство населения России поддерживает это начинание, у многих оно вызывает опасение, как бы доброе дело не превратилось в очередную "принудиловщину". Очевидно, поэтому впервые в истории современной России в Ростове-на-Дону с 2 по4 ноября пройдёт сбор штатных полковых священников и должностных лиц по работе с верующими военнослужащими.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах