aif.ru counter
16.08.2013 16:54
Ирина КОСТЕНКО
1101

Какие тайны скрывают воронежские «подземелья»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Черноземье 14/08/2013

О богатом археологическом наследии региона, утраченных и забытых памятниках, древних жителях наших «угодий» и их следах в современном Воронеже накануне Дня археолога «АиФ-Черноземье» рассказал Александр Медведев, доктор исторических наук, профессор.

Зачем памятники?

АиФ: – Александр Павлович, чем интересна Воронежская область с точки зрения археологии?

А.М.: – В этом году только в Костёнках работают четыре разные экспедиции – в основном из Санкт-Петербурга. А на территории всего региона учтённых археологических памятников более 2000. Я думаю, что на самом деле памятников археологии у нас в десять раз больше. Просто далеко не все районы хорошо изучены.

У нас даже есть два музеефицированных памятника мирового значения: в Костёнках и в Дивногорье. Поток туристов там не прекращается никогда. Если только Дивы в прошлом году посетило около 70 000 туристов – значит, людям это интересно.

Кстати, в Дивногорье сохранилась уникальная хазарская крепость. Некогда сюда, видимо, по указу хазарского кагана, пришли люди с Северного Кавказа – аланы, предки нынешних осетин.

А кроме хазарской крепости, здесь есть и поздний памятник церковной археологии – пещерный монастырь во имя Сицилийской Богоматери. Монастырь его обитатели выбили прямо в скале, а церкви разместили под землёй. Я рассказал про один только памятник, каких в регионе могло бы быть очень много.

                                                                         
Досье
Александр Медведев род. в 1950 году. В 1975 г. окончил с отличием истфак ВГУ. С 2007 г. – завкафедрой археологии и истории древнего мира. Область научных интересов – археология и история юга Восточной Европы и античные памятники Северного Причерноморья.

АиФ: – Почему же их нет?

А.М.: – К сожалению, у нас мало инициатив «изнутри». Так, например, и Дивногорье стало заповедником по инициативе Санкт-Петербурга, а Костёнки – Москвы. Хотя Воронежская область – это, без преувеличения, культурная столица Черноземья. Но сложилось так, что выявлением памятников, постановкой их на учёт и охраной заниматься некому. Особенно это касается самого Воронежа.

АиФ: – Получается, у нас есть ценности, которые мы утратили?

А.М.: – Иногда это был объективный, естественный процесс. Например, застройка города частным сектором после войны – ну кому тогда было дело до городищ! Но иногда это вопиющие случаи вандализма. За границей тоже строят, но цивилизованно – у нас же всё превращается в варварство.

Одно из последних таких событий произошло несколько лет назад: компания ДСК просто похоронила под многоэтажками всемирно известные Частые курганы – те самые, где был найден знаменитый воронежский серебряный сосуд с позолотой. Археологов тогда даже близко к стройке не подпустили.

О происшествии знали отцы города, за археологический памятник пытались вступиться СМИ, но всё бесполезно. Сейчас там улица Мордасовой. А ведь по закону, прежде чем там что-то возводить, строители должны были получить разрешение Государственных органов охраны историко-культурного наследия. Но строительные гиганты, видать, умеют обходить любые законы.

Я предлагал хоть как-то увековечить древнюю историю, например – поставить памятник. Ведь Северному району особо похвастаться нечем, и там памятники создают искусственно: то котёнку, то парашютистам. А тут и выдумывать ничего не надо.

АиФ: – Неужели ничего не удалось спасти?

А.М.: – От Частых курганов осталось несколько холмиков, а вот другой памятник – урочище «Михайловский кордон» – мы отстояли. Казалось бы, этот памятник под государственной охраной, на нём ничего нельзя строить. Но та же компания ДСК вдруг начала там прокладывать коммуникации, уничтожив по пути реликтовую рощу. Благо, археологи добились того, чтобы трубы пролегали в обход памятника.

Первые в мегаполисе

АиФ: – Что интересного осталось в Воронеже? Говорят, под городом когда-то были тайные ходы…

А.М.: – Почти в каждом городе тиражируются такие мифы. Особо ими интересуются спелеологи и диггеры, однако они часто натыкаются не на тайные ходы, а на подземные коммуникации советских времён. Но в Воронеже, действительно, при возведении пристройки ВГУ обнаружили ходы XVIII-XIX веков. Часто при строительстве находят полые пространства. Не думаю, что это нечто из ряда вон выходящее: город жил и развивался. Это могли быть подвалы, сообщения между домами, да те же коммуникации!

АиФ: – А есть ли другие археологические изюминки, которые могли бы прославить регион?

А.М.: – Их много. За примером далеко ходить не будем – возьмём сам Воронеж. В 2011 году нам для раскопок выделили территорию возле ВГУ – вдруг найдём, чем порадовать горожан к юбилею города?! Это были первые серьёзные раскопки в исторической части Воронежа. И получилось! Мы нашли остатки древней крепости и жилище: старая кладка, провалившаяся печь, кухонная утварь и крестик. Это была одна из первых городских построек, и там жили первые горожане. И что же? Хотя бы объявили эту территорию историческим памятником, но вместо этого – городские власти отдали её на торги, правда, вскоре стыдливо сняли с продаж. Теперь там строить нельзя, но толку-то: ведь не поставили никакого знака, и этот небольшой участок земли попросту зарос сорной травой!

АиФ: – А ещё говорят, что именно в Воронеже находится Лысая гора...

А.М.: – На самом деле в Европейской части России мест с таким названием множество, это связано с древними преданиями. На воронежской Лысой горе леса раньше не было. Отсюда и имя. Древние люди полагали, что там собирается всякая нечисть. Но, вместе с тем, наша Лысая гора – особая археологическая ценность. Здесь имеется древний могильник. А возле горы – скопление славянских городищ, которого во всей России не сыскать. Памятник находится под государственной охраной, но его всё равно уродуют. Гору облюбовали любители экстремального спорта. Их не смущает, что они гоняют на велосипедах по захоронениям предков.

Кстати, этот памятник тоже можно музеефицировать. Ведь в нашей стране нет ни одного музеефицированного славянского городища, зато они есть… в Германии – целых пять. В одном из них я побывал – там воссоздано всё, как было больше тысячи лет назад: ров с водой, полые валы. Почему же такого не сделать в России, где в большинстве своём живут потомки древних славян?!  

 

 

Александр Медведев род. в 1950 году. В 1975 г. окончил с отличием истфак ВГУ. С 2007 г. – завкафедрой археологии и истории древнего мира. Область научных интересов – археология и история юга Восточной Европы и античные памятники Северного Причерноморья.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество