aif.ru counter
492

Театр для хулиганов. Как «Упсала-цирк» работает со сложными детьми

Все материалы сюжета Детский фестиваль Маршак в Воронеже

В спектакле «Племянник» бывшие беспризорники танцуют и жонглируют, а мальчик с синдромом Дауна делает сальто на батуте.

Сцена из спектакля «Племянник».
Сцена из спектакля «Племянник». © / фестиваль Маршак

В Воронеже стартовал международный детский фестиваль «Маршак». Первыми артистами, выступившими на форуме, стали петербургские хулиганы. «Упсала-цирк» представил постановку «Племянник» - фантазийное путешествие маленького мальчика-медвежонка и его тети по мирам из картин художника Александра Войцеховского. Путешественники встречают летающих детей, жонглирующих барменов и прыгучих морячков, которых играют юные артисты цирка. Глядя на эту радостную и динамичную постановку, забываешь, что актеры – выходцы коррекционных школ или дети наркоманов, а 13-летний Антон, играющий главную роль, - мальчик с синдромом Дауна.

С улицы – в театр

Фото: фестиваль Маршак

«Упсала-цирк» позиционирует себя как единственный в мире цирк для хулиганов. Проект был создан 17 лет назад, чтобы работать с детьми, которые тогда буквально жили на улице. Его создательницы – молодой социальный педагог Астрид Шорн из Германии и выпускница театрального института Лариса Афанасьева – познакомились случайно. Астрид тогда переехала в Петербург, чтобы воплотить в жизнь свой диплом по социальной педагогике, и лицом к лицу встретилась с Россией эпохи 90-х: голодные дети жили прямо на улице, дышали клеем, развивалась детская проституция.

«В то время Астрид ездила по Питеру на моноцикле и жонглировала мячиками. А Лариса Афанасьева только отучилась в театральном институте и совсем не хотела заниматься театром и становиться режиссером. Они познакомились и вместе родили идею цирка для трудных подростков, - рассказал главный тренер «Упсала-цирка» Ярослав Митрофанов. – Сам я познакомился с Астрид и Ларисой в одном кризисном центре, и с тех пор посвятил себя проекту».

Конечно, сегодня на питерских улицах не встретишь бездомных детей, поэтому «Упсала-цирк» работает с детьми из групп социального риска: малообеспеченных и многодетных семей, коррекционных школ, семей, где родители страдают разными зависимостями. Последние четыре года тренеры проводят набор в коррекционных школах и центрах помощи детям. Также у цирка есть проекты по работе с ребятами с синдромом Дауна и с учениками спецшкол для ребят, которые совершили правонарушение. Заниматься в цирке приглашают всех желающих, правда, через неделю первых тренировок половина ребят отсеивается сама, ведь цирк – это не только развлечение, но и работа над собой.

«Почему для сложных детей был выбран именно цирк? В нем есть адреналин, опасность, риск, это очень близко хулиганам, - объяснила социальный педагог «Упсала-Цирка» Тася Мокравцова. - Мотивация у таких детей непостоянная. Сегодня они хотят работать, завтра нет. В цирке надо много трудиться, некоторые ребята через какое-то время понимают, что они не готовы, что они хотят дома сидеть за компьютером. Мы шутим, что сейчас нам сложнее, чем 17 лет назад, ведь тогда нам надо было противопоставлять себя улице, а теперь – гаджетам и соцсетям. Занятия происходят каждый день с понедельника по пятницу, и один день на выходных мы тратим на культурные мероприятия. То есть они проводят в цирке шесть дней в неделю. А летом мы с ними обычно уезжаем на длительное время на гастроли или в лагерь».

Мы шутим, что сейчас нам сложнее, чем 17 лет назад, ведь тогда нам надо было противопоставлять себя улице, а теперь – гаджетам и соцсетям.

«В цирке дети меряют все другими категориями»

Фото: фестиваль Маршак

В 2011 году «Упсала-цирк» открыл в Петербурге и инклюзивный центр «Пакитан», где занимаются творчеством дети с синдромом Дауна. Двое его воспитанников – 13-летний Антон и 15-летний Феофан – играют в спектакле «Племянник». Постановка была задумана Ларисой Афанасьевой специально так, чтобы в ней принимали участие особенные дети.

«Лариса Афанасьева придумала прекрасную историю по картинам Войцеховского. Нашлись все персонажи – морячки, романтичный дворник, бармены. Но не было Племянника, - рассказала Тася Мокравцова. - Она уже повесила нос, расстроилась, что спектакль не состоится. И тут, как в фильмах, открывается дверь, и заходит наш Антон в круглых розовых очках. И все началось. Спектаклю уже пять лет, его играет уже второй состав. Антон в нем участвует уже семь лет».

Кажется, на сцене Антон чувствует себя совершенно свободно. Хотя сценическая «тетя» и водит его за ручку между декорациями, сам актер частенько заигрывает с публикой и совсем не боится участвовать в цирковых трюках. В перерывах между акробатическими этюдами на сцену выходит Феофан и показывает зрителям очаровательные кукольные шоу. По словам педагогов, остальные артисты цирка совсем не замечают разницы между собой и своими «особенными» коллегами по цеху. И участники, и выпускники «Упсала-цирка» в один голос говорят, что после проекта у них полностью изменилось отношение к людям с особенностями здоровья.

«Они много времени проводят вместе – тренируются, путешествуют и отдыхают, и сами находят контакт друг с другом, их даже не надо подталкивать. В цирке дети меряют все другими категориями. Для них важен цирковой навык, а не то, какой у тебя телефон или есть ли у тебя дома еда. Наш Антон делает сальто на батуте, поэтому другие дети его уважают. Таких ребят нельзя заставить делать то, что не доставляет им удовольствия. Мы их даже называем гедонистами. Весело прыгать я буду, а делать то, что мне не нравится, не буду»,  - объяснила Тася.

Педагоги в коррекционных школах часто воспринимают в штыки то, что их ученики будут заниматься цирковым искусством, ссылаясь на их ограничения по здоровью. Мало кто из артистов может заниматься спортом по показаниям врачей, но ни ребят, ни их тренеров в «Упсала-цирке» это не останавливает.

«Если бы врачи увидели ребенка с синдромом Дауна, который делает сальто на батуте, три скорые бы дежурили под окнами на любом нашем выступлении», - шутят ребята.

Прыгнуть выше головы

Раз в год «Упсала-цирк» проводит встречи с выпускниками. В проекте занимаются дети от 7 до 18 лет. Достигнув совершеннолетия, ребята разлетаются кто куда, но мало кто возвращается на улицу и в притоны.

«Трое из наших сегодняшних тренеров – выпускники цирка из первого набора. Их нашли на улице, а сейчас у них семьи, работа, педагогическое образование», - рассказала Тася.

«Один из наших тренеров боролся с собой в течение восьми лет. Занимался, но периодически куда-то исчезал, мы вытаскивали его с вокзалов, притонов. Было очень тяжело. А потом его как перещелкнуло, и он стал профессиональным тренером и артистом, - поделился Ярослав. – Мы даем ребятам навык артиста. А артист, я считаю, не может не заработать себе на кусок хлеба. Я выйду на улицу с мячиками и через полчаса на собранные деньги куплю себе обед. У нас есть очень талантливый мальчик, который рос в семье, в которой просто еды купить было не на что, он ходил по улицам и жонглировал вместо того, чтобы просить милостыню. Когда ты бредешь после длинного рабочего дня и видишь парня, который развлекает публику цирковым искусством, это куда лучше, чем натыкаться на обычных попрошаек».

«Мы помогаем детям научиться мечтать и верить в то, что всегда можно прыгнуть выше головы — в цирке такое очень даже возможно!» - говорят в «Упсала-цирке».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество