322

Урок словесности. Почему в учителя перестали идти по призванию?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ-Курск 14/10/2015

«Учитель в нынешней России пребывает в довольно странном статусе: везде на словах ему декларируются почёт и уважение, только на уровне жизни учителя это как–то мало сказывается. То, что в Курске установили памятник учительнице, – это хорошо. А то, что он стоит  перед банком, – уже символично. Я бы, правда, кое–что в нём изменил: повернул бы учительницу к банку лицом, а вместо классного журнала дал бы ей в руки шапку или баночку для подаяния», – уверен кандидат филологических наук Сергей Романов.   

Карьерные перспективы

– Сергей Сергеевич, в былые времена профессия учителя русского языка и литературы – была если и не престижной, то востребованной. Как сейчас обстоят дела на филфаке? Студенты поступают по призванию?

– Поскольку профессию учителя не назовёшь сейчас престижной и популярной, то тех, кто поступает на филологический факультет с прицелом на педагогическую работу в перспективе, немного. Это, естественно, не значит, что их нет совсем. Многие надеются в дальнейшем обрести себя в журналистике. Впрочем, как правило, люди, поступающие на филологическое отделение, делают это из любви к литературе и русскому языку, не всегда задумываясь о своих карьерных перспективах. И если считать призванием стремление стать квалифицированным читателем – то, конечно, на филфак люди идут по призванию.

– Сейчас многие во властных кругах говорят, что учительскому труду нужно вернуть былую славу. Как Вы думаете, что для этого нужно сделать?

– Уважение к профессии учителя необходимо не только на словах. Мои китайские магистранты были крайне удивлены, узнав, какова зарплата  доцента, кандидата наук с учётом всех доплат за степень и за звание. В Китае, как выяснилось, учителей давно уже активно поддерживают рублём... простите, юанем. Поэтому изобретать велосипед не надо. Надо, чтобы люди, работающие и в школе, и в вузе, ощущали, что их труд необходим государству, и оно по достоинству его оценивает. А ещё – необходимо срочно избавить школу от того колоссального объёма бумаго–творчества, который сейчас на неё обрушился. Если кто–то думает, что составление бесконечных планов, которые иначе как идиотскими назвать нельзя, положительно сказывается на качестве школьного образования, – он глубоко заблуждается.

– Чему сейчас учат учителей русского и литературы? С какой базой выпускники филфака выходят в «белый свет» после вуза?

– Для студентов–филологов приоритетными по–прежнему остаются занятия русским языком и литературой, да иначе попросту и быть не может. Другое дело, что русская литература продолжает развиваться. Мне как человеку, преподающему в том числе и поэзию, и прозу нынешнего столетия, хотелось бы, чтобы у студентов–очников на современную литературу было больше времени. Как ни странно, у заочников программа выстроена так, что у них на литературу нынешнего века время есть.  Поскольку я веду занятия по русской литературе двадцатого – двадцать первого веков, то могу судить о вкусах и интересах преимущественно студентов двух последних курсов. Но я не могу сказать, что есть какая–то закономерность в том, какие произведения читаются студентами с удовольствием, а какие – вследствие необходимости. Всё здесь слишком индивидуально, каждый раз по–разному. Разве что Фазиль Искандер из года в год в любой аудитории проходит на «ура».

Курск литературный

– Курск никогда не был даже провинциальной литературной столицей. Тем не менее воспоминания писателей о cоловьином крае разняться: кто–то хвалит, кто–то хулит. Какие самые яркие характеристики о Курске из уст деятелей слова и пера Вам запомнились особенно?

– Я не буду углубляться ни в XIX век, ни в первую половину двадцатого, лучше скажу о ныне живущих авторах, побывавших в нашем городе. Я просто перечислю тех, кто, начиная с 2005 года, посетил Курск по приглашению филологического факультета. Вообще, трудно переоценить тот вклад, который в организацию этих поездок внёс мой друг и коллега Евгений Евглевский. Именно благодаря его усилиям в Курск десять лет назад приехал знаменитый поэт Евгений Рейн. После этого мы поняли, что хорошие писатели – это ещё и люди по преимуществу нежадные и отзывчивые. В результате в последующие годы в Курске побывали прозаики Валерий Попов, Евгений Попов, Николай Климонтович (к огромному сожалению, в этом году ушедший из жизни), Вячеслав Пьецух, поэты Олег Дозморов, Игорь Иртеньев, Владимир Салимон. Это всё мастера, что называется, первой величины. И когда коллеги–орловцы спрашивают: «Как вам это удаётся? Почему к вам все едут? Мы ведь ближе к Москве, но к нам почему–то не едет никто», – я всегда с важным видом отвечаю: «Надо уметь вести переговоры».

Конечно, в этом ответе есть изрядная доля лукавства, поскольку у нас в столице есть свой «агент влияния». Это замечательный поэт, лауреат Солженицынской премии Максим Амелин. Его я не называл среди гостей, приезжавших в Курск, только потому, что язык не поворачивается назвать Амелина гостем. Он знает историю и современность Курска значительно лучше, чем многие из тех, кто здесь живёт постоянно. Мы ведь не обращаем внимания на то, что Константин Воробьёв большую часть жизни прожил в Литве? От этого он не перестал быть нашим земляком.

Так вот, из тех, кто посетил Курск, никто потом об этом не пожалел, у всех о нашем городе и нашем вузе остались самые тёплые воспоминания. Все выражают желание сюда вернуться, а Вячеслав Пьецух даже дал расписку в том, что на открытие отремонтированной усадьбы Афанасия Фета он обязательно приедет. В связи с этим отмечу, что нужно не только уметь договариваться с хорошими писателями – нужно ещё и уметь их принимать.

Когда в 2007 году мы уже договорились о приезде с петербургским писателем Валерием Поповым, ему вдруг на те же сроки поступило приглашение в Женеву. Нам удалось  сделать невозможное: в телефонном разговоре мы объяснили знаменитому писателю, что в Швейцарии тот ещё побывает, а вот появится ли у него ещё возможность съездить в Курск – неизвестно. И Попов вместо Женевы приехал сюда! И вот прошло уже 8 лет, и каждый раз, когда мы с ним созваниваемся, Валерий Георгиевич говорит: «Как хорошо, что я тогда поехал к вам, а не в Швейцарию». Может ли быть какая–то ещё более высокая похвала нашему городу?

Внушает оптимизм   

– Как можете оценить сегодняшнюю литературную и культурную жизнь в регионе?

– Нынешнюю литературную ситуацию в Курске я бы охарактеризовал просто как очень интересную. Во–первых, по–прежнему в силе и в хорошей писательской форме те наши поэты и прозаики, чьи имена уже давно у всех на слуху: Юрий Першин, Михаил Еськов, Николай Шадрин, Николай Гребнев, Борис Агеев, Алексей Шитиков, Вадим Корнеев, Юрий Асмолов. Но очень важно, что буквально за последние 2–3 года сразу несколько наших сравнительно молодых поэтов заявили о себе на всю страну. Я, конечно, говорю сейчас в первую очередь об Андрее Болдыреве и Романе Рубанове.  Андрей  условно назвал себя и своих товарищей «поколением 30–летних поэтов» – ну что же, давайте и мы их будем так называть. Публикации в ведущих отечественных литературно–художественных журналах, участие в поэтических конкурсах и фестивалях привели к тому, что для многих читателей в России именно эти авторы и определяют сейчас лицо современной курской поэзии, как когда–то лицо сборной СССР по хоккею определяли тройки Михайлов – Петров – Харламов или Макаров – Крутов – Ларионов. Если это действительно так,  то нынешнее лицо курской поэзии очень симпатичное и  профессиональное. Так что поэтическая ситуация в нашем городе внушает мне оптимизм, который даже не буду называть сдержанным.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах