aif.ru counter

Мама и семеро ребят. Как сделать счастливыми детей из интерната?

Корреспондент АиФ встретился с Александрой Гольмдорф из села Каликино и узнал, каково это – быть мамой десятерых ребят.

Из личного архива

«Хотите круто изменить свою жизнь? Возьмите  ребёнка из приюта», – говорит Александра Гольмдорф из села Каликино Добровского района. Она одна воспитывает семерых приёмных детей, при этом у неё ещё есть трое родных.

На роду написано

Екатерина Деревяшкина, АиФ: Александра Олеговна, вы вырастили троих сыновей. Почему решили стать мамой ещё для трёх мальчиков и четырёх девочек?

досье
Александра ГОЛЬМДОРФ. Родилась в Ленинградской области в 1960 г. Окончила Петрозаводский госуниверситет по специальности «инженер-строитель». Работала также продавцом, таксистом, занималась бизнесом. Заняла 2-е место в конкурсе на звание лучшей семьи года.
Александра Гольмдорф: Наверное, это у меня в крови. У нас в роду были приёмные дети. А годам к двадцати я и сама стала задумываться, чтобы взять малыша из интерната. Но бывший муж меня не поддержал. Через несколько лет я снова вернулась к этой идее. Мы жили в Боринском, там был детский дом, и я хотела взять к себе его воспитанников на лето. Но в этот раз воспротивился младший сын. А потом случилось несчастье – он трагически погиб. Старшие сыновья к тому времени выросли, разъехались. Я осталась одна. Но жить для себя, не заботясь ни о ком, я не привыкла. Решение пришло само собой: меня вдохновил пример знакомой, которая взяла на воспитание приёмных ребятишек. Тогда и я начала собирать документы.

– Как родные дети отнеслись к тому, что у них появятся братья и сёстры?

– Положительно, а старший сын сказал: «Я знал, что этим кончится». Я ещё документы не собрала, а мне уже звонят из опеки: «Тут у нас есть братик с сестричкой – 4,5 и 3 годика». Я сначала испугалась: детки–то маленькие. А потом подумала: ну и что, ложку держать могут, а одеваться–обуваться я научу. Никогда не забуду нашу встречу: они сидят, смотрят на меня, а взгляд такой серьёзный, недетский, аж мурашки по коже. Тогда у меня мелькнула мысль: надо, чтобы они стали родными, по–другому никак.

– И как же вы подбирали ключики к детским сердцам?

– Только терпением и любовью. Никогда не делила детей на чужих и своих. И им говорю: не важно, что мы разные по крови, мы – одна семья. Помню, Максим только начал ходить в детсад, был маленький, худенький. Как–то к нему подошёл рослый мальчишка и ехидно сказал: «А у тебя мамы нет!». Реакция сына меня потрясла, он с силой толкнул его и прокричал: «Вот моя мама!».

Маловато будет!

– А как у вас оказалось ещё пятеро детей?

– Прошло полгода, чувствую – Вика с Максимом прижились. А сил–то у меня ещё много – на десятерых хватит (смеётся. – Ред.). Вот я и пошла в опеку. Там мне предложили брата и сестру, Настю и Серёжу, 11 и 12 лет. Прошло ещё два года. Я, смеясь, как–то сказала детям: «А вам не кажется, что нас мало?». Так у нас появились трёхлетняя Тася и семилетняя Роза. К этому времени Серёжа заканчивал девятый класс. Стоял вопрос – куда идти дальше. И тут старший сын предложил: «Пусть он живёт у меня». Вот уже два года, как Серёжа у брата, учится в техникуме. За это время посерьёзнел, возмужал. А у нас освободилось место, и я взяла 6–летнего Ваню. Меня многие спрашивают: «Тяжело тебе, наверное?» Да почему тяжело? Стирает машинка, готовит плита, а уборку мы делаем вместе. Стараюсь ненавязчиво приучать детей к труду. А проблемы они те же, что и с родными детьми.

– Но все дети с тяжёлой судьбой. Насколько сложным был процесс вхождения в семью?

– По–разному. Роза, например, сразу стала называть меня мамой. С Тасей пришлось сложнее. Первые три дня она отказывалась есть, не разговаривала. Тут мне помогла старшая дочь Настя. Она взяла опеку над Тасей на себя – одевала её, купала, и постепенно девочка оттаяла. Всем детям, когда они приходили ко мне жить, я говорила: «Это теперь и ваш дом, вы здесь хозяева, но после меня». У нас в семье есть чёткие правила. Например, нельзя материться, курить, обижать других. Все должны соблюдать режим дня – у меня даже взрослые дети ложатся спать в одно время с малышами.

Как экономят?

– Многие люди боятся брать приёмных детей – мало ли какие гены…

– Гены, конечно, играют роль. И я не могу гарантировать, что лет через двадцать они не возьмут своё. Но важно и то, в какой среде ребёнок живёт. А гены есть в каждом из нас. Однако же и у непьющих родителей вырастают дети–алкоголики.

– Ощущаете ли вы поддержку государства?

– Поддержка, конечно, есть. Например, нашу семью приравнивают к многодетным, и мы получаем полный пакет всех льгот. Но когда начинаешь сравнивать, сколько государство денег тратит на детей в детдомах и сколько – на детей в приёмных семьях, понимаешь, как сильно на нас экономят. Поэтому обидно бывает слышать: «Да они детей из–за денег берут!». Знали бы вы, какие это деньги и как быстро они расходятся. Ведь ребятишек нужно не только одеть–накормить, но и вылечить – здоровых детей в детдомах практически нет. Так что в финансовом плане тяжело, но ничего – выкручиваемся. Главное, что помимо материальных вещей я могу показать своим детям мир. Сколько счастья было в их глазах, когда они впервые увидели море – разве бы они увидели его из окон казённого дома?

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество